В последнее время в моду все активнее входят экстремальные виды спорта. Привлекают они еще и необычными названиями. К примеру, хайдайвинг. Оказывается, это прыжки в воду со скалы высотой с 9-10-этажный дом. И хотя на Ставрополье трудно сыскать подобные экзотические места – высокие скалистые берега, все же поклонники этого диковинного и опасного вида спорта есть и у нас в крае. Один из самых ярких его представителей – Сергей Зотин, житель краевого центра. На недавнем чемпионате мира по прыжкам в воду со скалы, который прошел на Гавайских островах, он занял второе место. Рассказать подробнее об этом необычном виде спорта Сергея попросила наш корреспондент.

– Сергей, этот вид спорта зародился еще несколько веков назад на островах Тихого океана. Как гласит поверье, вождь племени, населявшего некогда остров Ланаи, спасаясь от неприятеля, спрыгнул со скалы небывалой высоты и остался жив. С тех пор все мужское население племени подвергалось такому же испытанию, своего рода крещению. И тот, кто успешно его выдерживал, заслуживал большого уважения и почета. Для степного Ставрополья эта история что-то вроде мифа. И тем не менее как же ты пристрастился к этому виду спорта, как все начиналось?

– Все началось еще с первого класса. В школу пришел тренер и пригласил в бассейн на тренировку, для занятий прыжками в воду. Вначале желающих было много, но со временем это желание заметно поостыло, и в результате из всех своих одноклассников остался один я. Моим первым тренером стала Татьяна Яковлевна Сорокина. Она до сих пор работает в бассейне, учит прыгать с трамплина и вышки мальчишек и девчонок. Мы много тренировались, часто выезжали на соревнования. В 1989 году я стал чемпионом мира по прыжкам в воду среди юниоров.

Надо сказать, что прыжками я занимался в свободное от учебы и работы время. За эти годы я успел окончить мединститут, ординатуру и интернатуру, стать детским хирургом. В течение трех лет оперировал в детской краевой больнице, всерьез подумывал о врачебной практике. Но постоянно тянуло в бассейн. Старался по возможности выезжать на соревнования и быть в форме. В 1999 году меня пригласили в Швейцарию для участия в показательных выступлениях. Я поехал попробовать свои силы. В бассейне увидел платформу высотой 25 метров, с которой мне еще ни разу не приходилось прыгать. И только через две недели я сделал с нее свой первый прыжок. Потом стал активно тренироваться и вскоре получил приглашение принять участие в соревнованиях. Тогда я взял второе место.

– В чем отличие хайдайвинга (или как его еще называют кливдайвинга) от обычных прыжков в воду?

– Кливдайвинг в переводе с английского – прыжок со скалы. Как правило, соревнования проводятся в естественных условиях: на побережье, в портах. В Швейцарии, например, мы прыгали на горном озере. Высота скалы может быть разная – от 20 до 30 метров. Правда, в Китае, где тоже культивируют этот вид спорта, и в крытых бассейнах специально ставят платформу. Программа прыжков примерно такая же с тем лишь отличием, что в основном в воду входят ногами.

– А кто фавориты этого вида спорта?

– Это трехкратный чемпион мира колумбиец Орландо Дукки, который живет на Гавайях, но выступает за родную страну, австралиец Джойзбер, который работает в Японии, Слава Полищук, который родом из Киева, но сейчас является гражданином Италии, а также американец Дастин Вебстер – пятикратный чемпион мира и мой большой друг.

– Участвуют ли в этих опасных соревнованиях женщины?

– Да, но их немного в мире. Это жена Дастина Вебстера – Реббека. В прошлом она занималась гимнастикой, тоже спортсменка. Очень запоминающаяся у них была свадьба. Дастин в черном смокинге и Реббека в белом подвенечном платье поднялись на 25-метровую платформу и синхронно прыгнули в воду. Так началась их совместная жизнь. Сейчас у них двое детей: одному сыну восемь лет, другому – пять.

– Кто спонсирует твои поездки на соревнования, ведь это недешево?

– Меня никто не финансирует. Я сам зарабатываю деньги и оплачиваю все расходы. На соревнованиях есть призовой фонд. Он, правда, небольшой. Например, за второе место я получил 2300 долларов, а потратил в ходе тренировок, на дорогу 2000.

– А где ты тренируешься, ведь в крае такой возможности, вернее подходящих условий нет?

– Прошлый год я тренировался на о. Тайвань. Десять месяцев отработал там. В феврале планирую поехать в Мексику, в Акапулько.

– Этот вид спорта относится к экстремальным.

– Да, действительно, этот вид спорта опасен. Травмы бывают достаточно часто. В прошлом году у меня было две, но все, к счастью, обошлось.

Средняя скорость полета в воду – около ста километров в час. Кроме того, в океане или море большая плотность воды из-за соли. А в Швейцарии в горном пресном озере вода – всего лишь 12 градусов, когда прыгаешь, тебя обжигает холодом. Условия самые жесткие, я бы сказал жесточайшие.

– Что же заставляет прыгать, ведь одни опасности вокруг и неожиданности?

– Когда я первый раз залез на вышку, было страшно по-настоящему. Действительно, рискуешь многим, но я в себе этот страх поборол. Я никогда не прыгал с парашютом. Если можно так сказать, я прыгаю без него. Полностью доверяю себе и во время полета ощущаю себя настоящей птицей, свободной и счастливой. Это трудно объяснить словами. Но без этого я уже сам себя не мыслю.

– Недавно ты вернулся с Гавайских островов – чемпионата мира по кливдайвингу, где занял второе место. Впереди – новые старты, новые планы?

– Сейчас с моим тренером Павлом Муякиным будем организовывать свою федерацию, цель которой – развитие этого вида спорта.

– Не было идеи организовать шоу, подобные тем, в которых ты участвовал за границей, у нас?

– Можно собрать команду. Это не трудно, но очень дорого. У наших людей нет таких денег, чтобы заплатить за билет, у организаторов – спортсменам за страховку и за участие, чтобы покрыть все расходы. А проводить соревнования, в том числе и у нас в Ставрополе, я уверен, можно. Будем стараться, чтобы к следующему лету получилось.

Наталья ДУНАЕВА

Вниз птицей... воспарив / Газета «Ставропольская правда» / 30 октября 2002 г.