В соответствии с законом "О СМИ" наша редакция публикует судебное решение. "Решением Ставропольского краевого суда от 26 июля 2002 года удовлетворена жалоба открытого акционерного общества "Ставропольнефтепродукт" и п. 3 ст. 3; ст. 11; ст. 14; п. 2 и 3 ст. 22 Закона Ставропольского края "О едином налоге на вмененный доход от деятельности по розничной торговле горючесмазочными материалами через автозаправочные станции на территории Ставропольского края" от 23.02.2001 года N 15-кз признаны не действующими и не подлежащими применению со дня вступления решения суда в законную силу. Решение краевого суда вступило в законную силу. Судья краевого суда Н.И. Толстикова".

А вот что за ним стоит...

Говорят, что это было делом принципа. Государственная Дума Ставропольского края 23 февраля 2001 года издала закон N 15-кз "О едином налоге на вмененный доход от деятельности по розничной торговле горючесмазочными материалами через автозаправочные станции на территории Ставропольского края", который обязывал владельцев заправок вместо всех прежних налогов платить всего лишь один – вмененный, который бензиновые короли предпочитают называть "невменяемым". Острая реакция с их стороны не заставила себя ждать: ОАО "Ставропольнефтепродукт" обратилось в краевой суд с жалобой и просило признать ряд пунктов этого закона "не действующими и не подлежащими применению". Что же так не понравилось?

Основной предмет разбирательства заключался в вопросе: с чего платить единый налог – с каждой топливно-раздаточной колонки или со всей деятельности? Здравый смысл подсказывал, что, наверное, удобнее сразу со всего. За это ратовали и предприниматели, у которых своя сермяжная правда – так просто выгоднее. Спор разгорелся из-за неопределенности закона, то так, то эдак толкующего один из ключевых терминов – базовую доходность, повышающие и понижающие коэффициенты.

Вот "Ставропольнефтепродукт" и стал разбираться, посчитав, что "непонятки" с коэффициентами, да и документ в целом увеличили ему налоговое бремя. Юрист С. Харций, представлявший интересы компании, выступая на суде, сказал, что это противоречит российскому налоговому кодексу, согласно которому введение специального налогового режима, каковым, по сути, и является оспариваемый закон, ни в коей мере не должно ухудшать положение налогоплательщика. Краевой Думе неоходимо было доказать обратное – что сей закон не повредил процветанию заявителя.

Ради подтверждения версии об "утяжелении" налогов "Ставропольнефтепродукт" сделал для суда расчеты, где сравнил две цифры – суммы традиционных и единых отчислений. Так, за второй квартал 2001 года по общей системе налогообложения уплате подлежало 22740 тыс. руб., а по новому закону – 28398 тыс. руб. За первый квартал 2002 года – соответственно 28954 и 32439 тыс. рублей. Выходило, что по старинке им жить было куда (на 10-20%) лучше.

Первым в верности этих расчетов усомнился представитель Думы В. Цыма. Затем – Управление по Ставропольскому краю министерства РФ по налогам и сборам. По словам его представителей Д. Запорожцева и Л. Бровко, в прошлом году объем реализации горючесмазочных материалов по "Ставропольнефтепродукту" увеличился на 24% и на 19% вырос розничный товарооборот. Доходы совершили скачок в несколько сот процентов, говорится в справке налоговиков. Таким образом, общее финансовое положение компании не ухудшилось. Больше того, по их мнению, краевой закон играет на руку налогоплательщику, избавляя его от бумажной волокиты.

В свою очередь, в этих доводах усомнился суд, доверившись расчетам заявителя. Это, по сути, стало главным препятствием к победе Думы, но далеко не единственным. Выяснилось, что ряд положений краевого закона N 15-кз противоречит федеральному законодательству. Грубая нестыковка касается ключевой позиции – ставки единого налога, установленной на Ставрополье, согласно статье 14, в размере 20%, в то время как по России давно (с 31 декабря 2001 года) действует ставка в 15%.

Обоснованные нарекания со стороны "Ставропольнефтепродукта" вызвали также пункты 2 и 3 статьи 22, приравнивающие ответственность за непредставление расчета по единому налогу к непредставлению налоговой декларации. Здесь споров не было: даже краевая Дума в лице В. Цымы согласилась, что эти пункты не соответствуют федеральному закону "О едином налоге", что их нужно отменять. Полное единодушие царило на суде и в отношении коэффициента 2,0, установленного абсолютно для всех марок бензина. "Видимо, в законе он ошибочен, – сказал В. Цыма. – Если октановое число ниже 92, то применять надо коэффициент 1,0".

Обширная дискуссия развернулась по другому, но тоже связанному непосредственно с топливом поводу. Дело в том, что в законе (статья 11) говорится об "ассортименте горючесмазочных материалов". Можно сколь угодно долго гадать, что хотел сказать законодатель, поскольку, как пояснил на заседании представитель региональной госнефтеинспекции по Ставропольскому краю В. Кабанов, такого понятия ни в одном ГОСТе не существует. Есть марки бензина – А-76, Аи-92, Аи-95 и другие, которые, видимо, и имел в виду депутатский корпус, принимающий закон. Кроме того, закон, по идее, должен уточнять, каким методом – моторным или исследовательским – определено октановое число. По словам В. Кабанова, "в нем не должно быть размытых понятий типа "больше" и "меньше". Для исчисления налога марка бензина, а также метод определения октанового числа крайне важны. То, что в этом законе они упущены, наводит туман, подтвердила представитель Ставропольского центра стандартизации, метрологии и сертификации Т. Башкова.

В итоге краевой суд в лице председательствующей судьи Н. Толстиковой признал положения статьи 11 неопределенными, а значит, не действующими и не подлежащими применению. Аргументы В. Цымы о том, что одного октанового числа вполне достаточно для определения марки ГСМ, – не соответствующими требованиям закона. Казус, влекущий неясность, был снят.

Равно как и другой, мягко говоря, недочет. Закон края "О едином налоге" не учел, что заправки, помимо частников, могут обслуживать и юридических лиц, приобретающих бензин для предпринимательских целей (АЗС "Ставропольнефтепродукта" – не исключение). В связи с этим легко приравнял к наличным расчетам продажу, где используются безналичные формы – передача ГСМ в обмен на другие товары, услуги-продажа с проведением расчетов по кредитным карточкам, банковским чекам и другие. Все это зафиксировано в пункте 3 статьи 3, который в итоге суд признал противоречащим федеральному законодательству, и, в частности, статье 19 Налогового кодекса РФ.

Как говорится, мораль сей басни такова: закон, с одной стороны, оказался сырым и уязвимым, с другой – все-таки добился главной цели, которую ставили перед собой законодатели. Во всяком случае, в материальном отношении "Ставропольнефтепродукт" ничего не выиграл, а краевой бюджет ничего не проиграл.

Как сообщил нам начальник правового управления Государственной Думы Ставропольского края Г. Василенко, в связи с серьезными изменениями в законодательстве федеральном на "путь истинный" будет направлено и наше краевое. С 1 января 2003 года полностью прекратит действие N 15-кз. Закон края "Об упрощенной системе налогообложения субъектов малого предпринимательства" также будет признан утратившим силу.

Александра БЕЛУЗА

"Ставропольнефтепродукт" выиграл дело у краевой Думы / Газета «Ставропольская правда» / 27 августа 2002 г.