На конкурс выставлено богатейшее в России титаноциркониевое месторождение, называемое Бешпагирским. Что это для Ставрополья: подарок судьбы или "данайский дар"?

Соответствующее постановление – о проведении конкурса на право пользования недрами для геологического изучения и добычи минерального сырья – было подписано под занавес ушедшего года первым зам. министра природных ресурсов РФ В. Каргановым и губернатором Ставрополья А. Черногоровым. Сам конкурс должен состояться 28 марта. По секрету скажем, что единственный его участник – небезызвестная компания "Итера", являющаяся крупнейшим поставщиком газа за рубеж. Кстати, она известна в крае как инвестор Малкинского карьера (предполагалось, что он станет крупнейшим в Европе), который из-за "разборок" между собственниками и по ряду других причин практически не работает.

Строительство в Бешпагире горно-обогатительного комбината, по оценкам некоторых экспертов, может сразу вывести Ставрополье из разряда дотационных регионов. Вот почему власти края с большим энтузиазмом ухватились за идею, пробив в конечном итоге проект освоения месторождения в федеральной программе "Юг России".

Официальная "цена вопроса" – 44,7 млн. на период с 2002 по 2005 год. Бюджетных средств выделяется мизер (3 млн. из краевого бюджета), остальные – кредиты коммерческих организаций и банков. Однако сумма, что и говорить, "впечатляет" своей смехотворностью, если учесть предстоящие масштабы работ.

Удивляет и другое: проект, сулящий колоссальные прибыли, привлек всего одну компанию – пусть с именем, пусть с деньгами – но одну, которая и рассчитывает получить вожделенную лицензию на право пользования недрами. В данном случае очень настораживает и мертвая тишина в СМИ, связанная с проблемами освоения месторождения. Подозрительно также, что в минэкономразвития края очень мало известно об этом проекте, а комитет природных ресурсов по Ставропольскому краю, где занимаются организацией конкурса, обещает комментарии лишь после 28 марта, т. е. когда поезд уже уйдет...

Может быть, есть что скрывать? Попробуем приоткрыть завесу секретности...

Бешпагирские мифы

Вокруг титаноциркониевых россыпей Бешпагира ходит множество слухов – один причудливее другого. Само месторождение было выявлено еще в шестидесятых годах. Возникает вопрос: почему не был построен комбинат?

Самые распространенные версии такие. На Украине и в Казахстане аналогичные россыпи были богаче, и ГОКи решили строить там. Кроме того, в Бешпагирском месторождении есть примесь цинка, и, мол, в то время имеющиеся технологии не позволяли ее выделить. Однако есть и другое объяснение: экспертиза выдала результаты, на основании которых постановлением правительства разработка месторождения была запрещена в категоричной форме – по экологическим соображениям. Якобы имеется значительный радиационный фон, и если недра потревожить, мало никому не покажется.

Однако, где я ни интересовался (вплоть до органов, называемых компетентными), следы постановления обнаружить не удалось, хотя официальное объяснение отказа от разработок все-таки существовать должно. Наверняка. А в отсутствие правды, как известно, и рождаются слухи.

Как бы там ни было, власти запретили использовать песок Бешпагирского карьера с глубины более 10 метров, но, разумеется, никто не считал эти метры при добыче материала, на котором построено пол-Ставрополя. Песок возят в краевой центр и поныне. А жители Бешпагира, когда кто-то умирает от рака, уверены, что во всем виноваты титаноциркониевые россыпи.

Доводилось мне слышать и еще одну байку: якобы месторождение настолько богатое, что его продуктивный слой можно мыть, как золото, чем многие бешпагирцы и промышляют со времен начала реформ. Мол, уже разворована значительная часть "природной кладовой", которая была отправлена на украинский комбинат. Верится в это с большим трудом, однако эксперты не исключают "левую" промывку.

Официально же на обогатительные комбинаты было отправлено около 60 тонн исходных песков. Однако реально существует загрязненная территория пастбищ – около 1 га в районе Соленого озера (это недалеко от Бешпагира, где, видимо, и мыли россыпи), усеянная песком, извлеченным из месторождения. Здесь этой породы около 30 тысяч кубов.

Для справки сообщаем, что цирконий – незаменимый материал в электронной промышленности, а титан широко используется в ракето- и авиастроении. Кстати, корпуса подводных лодок – тоже титановые. Стоимость этого металла в зависимости от степени обогащения и обработки колеблется до 11 тысяч долларов США за тонну. Так что "кусок" – действительно лакомый.

Но и это не все. Говорят, что в рудоносных песках Бешпагирского месторождения... встречаются алмазы! А это уже серьезный повод для размышлений: что в этой истории правда, а что – слухи?

"Де Бирс" будет против

Как говорилось выше, Бешпагирское месторождение является наиболее изученным. Однако титаноциркониевые россыпи отнюдь не ограничиваются территорией этого населенного пункта. Выполненные поисково-оценочные работы позволили выделить самостоятельный Ставропольский россыпной район, в пределах которого обособляются Калаусское, Ташлинское, Бешпагирское и Правобережное россыпные поля. В Бешпагире минеральная жила имеет мощность, равную 1,8 м – 4,5 м. А содержание полезных титаноциркониевых минералов колеблется от 51 до 60 килограммов на кубический метр породы.

И это не предел. На Гофиц-ком участке, являющемся наиболее интересным из выявленных в последнее время, обогащенные пески в разрезе бешпагирской свиты развиты в двух пластах. В нижнем – титаноциркониевые пески залегают всего на глубине 3-10 метров, а содержание полезных минералов изменяется от 22 до 110 килограммов на кубический метр. (Для справки: производство является рентабельным, если из "кубика" породы удается извлечь 4 кг титаноциркониевых минералов).

Общие полезные ресурсы только Бешпагира, по предварительным данным, оцениваются в 63,4 млн. кубических метров рудных песков. Это более чем достаточно, чтобы промышленная разработка была рентабельной.

А что касается алмазов... Один из экспертов, с которым мне довелось разговаривать на эту тему (он просил не называть фамилию), сообщил, что известны случаи находки в рудоносных песках Бешпагирского месторождения единичных кристаллов алмазов, однако оценить их запасы с точки зрения промышленной добычи пока невозможно. А кроме того, сказал собеседник, известная компания "Де Бирс", контролирующая почти всю мировую добычу и продажу алмазов, вряд ли позволит "подорвать" рынок ставропольскими камушками. Кстати, анализ региональных критериев коренной алмазности Северного Кавказа, выполненный в 1998 году В. Остроумовым, свидетельствует о возможности нахождения на территории края коренных источников алмазов. (Скажем больше, намечены даже перспективные площади и выделены предполагаемые трубчатые объекты алмазоносных пород на Ставрополье, но "карта сокровищ" – потенциальных, конечно, строго засекречена).

Работа – хорошо, пустыня – плохо

Однако самый главный вопрос – это радиация: есть или нет? Титаноциркониевым залежам, как правило, всегда сопутствует минерал моноцит, создающий фоновую радиоактивность. Этот фон может быть в пределах допустимого, а может быть выше, как, например, на Лукояновском месторождении Нижегородской области, где порода "зашкаливает" за опасную грань.

Бешпагирское месторождение, как уверяют геологи, проводившие исследования в 2000 году (работы финансировались из федерального бюджета, поскольку России стало накладно покупать титан на Украине и в Казахстане), в плане радиоактивности благополучно. Радиационный фон в селе, по словам главы администрации Г. Чернова, нормальный, а смертность от рака не превышает средних по краю показателей. Впрочем, убедить бешпагирцев в "безвредности" месторождения удалось не сразу. Народ испугался, лишь увидев на улицах спецмашину с эмблемой радиационного контроля. Специалисты в течение трех месяцев доказывали, что ничего страшного нет, привезли наглядную агитацию, ходили по дворам, убеждали. И, наконец, второй сход граждан дал "добро" на разработку. Решающее значение сыграло обещание трудоустроить на будущем комбинате, что для бешпагирцев важно: раньше на местном сельхозпредприятии работали 1300, теперь лишь 400 человек.

– Одно только меня тревожит, – говорит Г. Чернов, – с геологами договаривались, что глубина разработки не превысит 25-27 метров, а в постановлении о проведении конкурса нижняя часть горного отвода – 50 метров от поверхности. Это будет катастрофа для села!

Еще какая катастрофа: село превратится в пустыню. Бешпагир стоит на пяти родниках, которые и являются основным "поставщиком" пресной воды для жителей. Ниже 27 метров от поверхности залегает "подошва" глиняных грунтов, которые служат своеобразным водозаборником для формирования родников. Стоит нарушить эту "подошву", и родники иссякнут. Кроме того, неподалеку от села находится склад ядохимикатов, правда, уже не действующий, почва вокруг пропитана заразой, и, если начнут рыть глубоко, она попадет в родниковую воду.

Впрочем, выяснилось, что постановление хромает не только с точки зрения экологической безопасности...

Пойди туда, не знаю куда...

– Мы проанализировали этот документ – постановление о проведении конкурса – на предмет соблюдения антимонопольного законодательства, – говорит руководитель Ставропольского теруправления Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства В. Рохмистров. – В нем много "удивительных" вещей. Начнем с того, что вообще не ясно, где проводится конкурс – то ли в Ставрополе, то ли в Москве, то ли на Чукотке. Куда и кому сдавать заявки? Между тем определение места, срока и времени – это обязательное требование к любому конкурсу. Ведь юридически неграмотный документ может в дальнейшем стать причиной расторжения любой сделки.

В условиях этого конкурса отсутствует раздел "Отказ в приемке заявки на участие в конкурсе", что нарушает Закон РФ "О недрах". Необходимо определить исчерпывающий перечень случаев, по которым может последовать отказ.

Кроме того, в критерии для определения победителя конкурса необоснованно – в нарушение антимонопольного законодательства – включены три пункта, создающие неравные условия для хозяйствующих субъектов. Например, в соответствии с пунктом 8.1. б. учитывается такой критерий, как "устойчивость финансового состояния участника конкурса за последние пять лет, в т. ч. отсутствие задолженности по налогам". То есть фирма, существующая, допустим, четыре года, будет признана проигравшей...

Между тем желающих поучаствовать в конкурсе было немало, но они быстро "отсеялись" – и не только по причине отсутствия пятилетнего "трудового стажа". "Итера" оказалась единственной компанией, подавшей заявку, что, учитывая привлекательность месторождения, конечно, вызывает определенные подозрения. Тревожит и такой факт, что победителю конкурса разрешается на этапе геологического изучения – до середины 2006 года – вести опытно-промышленную добычу титаноциркониевых песков. (Промышленная добыча невозможна без положительного заключения государственной экологической экспертизы и других инстанций, а "опытно-промышленная", как показывает практика, ведется при весьма поверхностном госконтроле).

Реакция антимонопольного управления оказалась жесткой: оно обратилось с заявлением в арбитражный суд с просьбой запретить 28 марта проведение конкурса на право пользования недрами для геологического изучения и добычи минерального сырья на Бешпагирском титаноциркониевом месторождении и обязать Министерство природных ресурсов РФ исправить названные выше замечания. Кроме того, В. Рохмистров направил в краевую Думу письмо с предложением провести слушания по вопросу разработки Бешпагирского месторождения. Ведь проблема серьезная: и речь не только о медико-биологических и экологических аспектах, но и возможном "перепрофилировании" края из аграрного в промышленный.

Стоит задуматься: надо ли это Ставрополью – с его уникальной природой и земельным богатством?

Андрей ВОЛОДЧЕНКО

Золотой туман / Газета «Ставропольская правда» / 23 марта 2002 г.