Оказывается, у слова легенда есть совсем иной смыл: если мы все главным образом видим за ним нечто полуреальное, сказочное, овеянное народной молвой, то вот в профессиональной среде музейщиков легенда носит более прагматичное содержание – это просто рабочее название четкого описания того или иного экспоната, его формальных характеристик.

Жаль, ведь слово-то замечательное! И захотелось даже поспорить с музейщиками по этому поводу. А как это сделать, если они лучше всех знают историю? Да очень просто: пройдемся по легендарным раритетам Ставрополья и убедимся, что история нашего края овеяна самыми настоящими легендами и удивительными сюжетами. Сделать это мне помогла Ольга Нафталиева, заместитель главного хранителя фондов Ставропольского государственного музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве.

В музее-заповеднике не так давно появился филиал – музей истории города Ставрополя, при входе в который первым обращает на себя внимание «Макет Ставропольской крепости, созданный на основе научных исследований состояния крепости с 1777 по 1811 год». Когда-то похожий макет стоял в главном здании, но затем случилось его обновление, и не только потому, что появился новый музей. Дело в том, что долгие годы на страницах истории крепости жила красивая легенда, согласно которой сохранившееся на склоне Горки сооружение из камня-ракушечника – это бывшая крепостная стена. Хотя звучали и голоса в поддержку другой версии: дескать, это остатки стены бывшей казармы. Неясность была преодолена по результатам проведенного несколько лет назад археологического раскопа, после которого все встало на свои места. Таким образом, предыдущий макет, прекрасно выполненный и любимый посетителями, был заменен на новый, максимально правдоподобно изображающий систему земляных оборонительных укреплений, церковь, гаупт-вахту, пороховой погреб, артиллерийский цейхгауз, ворота, слесарную избу, уездное казначейство, оборонительные казармы и еще целый ряд строений с экзотичными для нас названиями.

Правда, реконструкторы несколько нарушили пропорции размеров людей и строений, но только в целях большей выразительности фигур. И мы сегодня, глядя на макет, можем воочию представить жизнь крепости, пройтись по ее дорожкам, с высоты птичьего полета увидеть настоящую картину двухсотлетней давности. А жизнь та была и трудной, и опасной, и героической… Ну и ничего, что одна легенда оказалась ложной, зато мы с таким удовольствием сегодня фотографируемся на фоне старинной крепости!

© Фото Ставропольского государственного музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве.

Свои легенды хранит другой макет – «Ставропольская возвышенность с нанесением археологических памятников». Объект восходит к трудам легендарного (!) основателя музея Григория Прозрителева, составившего в конце XlX века первую карту археологических объектов Ставрополя и ряда прилегающих территорий. Эти с виду такие знакомые всем, но несомненно таинственные окрестности еще ждут своего изучения. По разноцветным значкам макета понимаешь, какую же непознанную глубину веков эти самые окрестности хранят. Между прочим, для обозначения эпох креативные музейщики выбрали весьма образные обозначения: энеолит, эпоха бронзы – голова барана розового цвета, железный век – голова грифона оранжевого цвета, эпоха Средневековья – женская фигурка зеленого цвета, относящаяся к хазарскому периоду. А неизученные памятники – знак вопроса на прозрачном пластике. И вопросов много! В этом году проводились раскопы на Ташлянском городище в районе стадиона «Спартак», где послойно нашли керамику так называемой «майкопской культуры» – три тысячелетия до нашей эры! И это был пока только тренировочный заход археологов. И «сколько нам открытий чудных» еще подарят следующие экспедиции, сколько новых легенд…

Фантазию даже самого неромантичного посетителя способен вдохновить уникальный меч, раскопанный на могильнике «Курган» на северной окраине Ставрополя при слиянии Третьей речки и Ташлы. Он так поразил археологов своими размерами и пропорциями, что его тут же прозвали богатырским. Общая длина составляет 92,4 см, а ширина клинка достигает целых 9,7 см! Меч сей примечателен своей легендой-былью: он никогда не использовался в бою, а был специально изготовлен для захоронения своего, очевидно, знатного, владельца. Однако декоративным его не назовешь, если учесть, что на него не пожалели очень ценного на ту пору железа. Предположительно мечи такой конструкции поступали на территорию Предкавказья как военные трофеи, принесенные с собой сарматами, осуществлявшими набеги в Прикубанье. Ну разве не возникает при этом в воображении приключенческий сюжет из жизни древнего героя, преданного земле со своим оружием?..

© Фото Ставропольского государственного музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве.

А уж какую поистине детективную легенду скрывает внушительный клад из пятикопеечных монет эпохи Екатерины Великой! Ну что такое сегодня пять копеек? Невеликий капитал. А в свое время такое количество этих монет представляло собой настоящее богатство. За 5 копеек можно было купить 1 пуд (16,38 кг) ржи, 5 буханок черного хлеба, 1 курицу, 4 кг солонины, строителям Ставропольской крепости за работу от зари дотемна платили по 5 копеек в день. А вот корова или лошадь на юге стоили 1 рубль, значит нужно было иметь 20 пятаков для такой покупки… Клад найден в далеком 1969 году в районе Георгиевска, то есть географически – на важном военном и торговом пути. Он насчитывал 795 монет – все одного размера и веса – 51 г каждая. При изучении клада стало понятно, что монеты хоть и были одного 5-копечного номинала, но относились к разным годам выпуска и охватывали почти полувековой период в истории России, начиная с правления Елизаветы Петровны и заканчивая последним годом правления Екатерины II. Перед нами внушительная казна, куда-то явно не доехавшая и кем-то почему-то (?) зарытая. История тех пятаков гласит: данная разменная монета была весьма неудобна в обращении по своей величине. Недаром Екатерина Вторая приняла решение выпустить в оборот первые бумажные деньги. А все-таки, кто припрятал эти сокровища, доставшиеся музею?

Поскольку Ставрополь изначально располагался на главном почтовом тракте – мимо не проехать, огромную роль играли постоялые дворы, трактиры и все сопутствующие заведения. А с этим была прямо беда, особенно в начале XlX века. Катастрофически не хватало таких мест, где можно было бы остановиться. По-нынешнему говоря, инфраструктура отсутствовала. Известный ставропольский статистик того времени И.В. Бентковский в 1834 году отмечал, что «в городе не было ни одной гостиницы, несмотря на то, что в ней была крайняя необходимость для офицеров и чиновников, приезжающих по делам службы», которым «отводились квартиры, нередко по нужде вместе с хозяевами».

© Фото Ставропольского государственного музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве.

И вот наконец начали строиться гостиницы. В одной из них и находился без сомнения еще один легендарный предмет. С виду – обычный подсвечник. Интересен он как внушительным размером, так и материалом, из которого изготовлен, – почти 8 кг свинца! Это чтобы постояльцы не утащили?! В музей его передали прямые потомки хозяев постоялого двора на улице Поспеловской, современной Горького, в районе Нижнего рынка. Где и доныне существуют небольшие гостинички. Оттуда же и весы красоты необычайной. Гостиница предполагала определенный материальный уровень жильцов. Ну а на постоялых дворах останавливался простой крестьянский люд, привозивший на продажу в город свою продукцию. Так что и подсвечник, и весы отражают некую претензию на культуру. Хотя материал свинец в подсвечнике все-таки очень смущает. Наводит на размышления о новых фантастических (или вполне реальных) легендах? В кругу музейщиков кто-то даже пошутил: а не применялся ли сей тяжеловесный предмет в не совсем законных целях? А что, шмякнул жильца по головке, кошелек забрал, подсвечник стоит себе как ни в чем не бывало, и свечка тлеет…

А люди-то на Кавказ приезжали самые разные, часто далеко не бедные. На проблему постоялых дворов жаловался, например, и венгерский ученый Жан-Шарль де Бесс, занимавшийся этногенезом и древней историей мадьяр. Он посещал Северный Кавказ в 1829 году, впрочем, также отмечал и хорошие стороны: «Я посетил базар, где можно найти все европейские товары и задешево; видно, что каждый день прибывает множество повозок, груженых дынями , арбузами и всякого рода зеленью». Протягивая ниточку в современность, так и хочется добавить: Ставрополье и сегодня остается на перекрестке многих торговых путей. Дальнобойщики караванами все идут и идут по нашим дорогам, развозя товары по Северному Кавказу и дальше.

Не иначе как легендарной может считаться история газификации Ставрополья. Тому красноречивый свидетель – срез одной из металлических труб газопровода «Ставрополь-Москва» диаметром 120 см. В 1974 году он был подарен музею трестом «Союзмонтажгаз» и стал неотъемлемой частью экспозиции, посвященной экономической истории Ставрополья. Строительство газопровода завершилось в 1956 году. На тот момент он являлся крупнейшим многониточным газопроводом в Европе протяженностью 1300 км. Ну а «газовая лихорадка» на Ставрополье стартовала еще в начале прошлого столетия, когда было создано «Ставропольское товарищество для исследования и эксплуатации недр земли». Впервые горючий газ был обнаружен в Ставрополе в 1910 году на территории пивоваренного завода «Салис» – в самом центре города на Театральной улице (ныне проспект Октябрьской Революции)! Здесь была пробурена одна из первых газовых скважин. За четыре года в губернском центре было пробурено, рассказывают музейщики, 19 скважин, 13 из которых дали газ, но крупных запасов так и не было обнаружено.

«Голубая мечта» ставропольцев осуществилась лишь в 1946 году, когда в окрестностях города Ставрополя (опять эти таинственные окрестности!) было открыто первое промышленное газовое месторождение, это стало важным событием для всей страны.

А вот странного вида громоздкое черное «чудище» тоже оказалось легендарным! Потому что это ее величество каротажная станция – автоматическая передвижная установка для проведения полного комплекса геофизических и эксплуатационных исследований буровых скважин. Сия труженица использовалась при освоении буровых скважин в Нефтекумском районе, недалеко от аула Озек-Суат и поселка Затеречного. Ранним утром 23 июля 1953 года из скважины № 1 ударил первый нефтяной фонтан. Это событие положило начало нефтедобывающей промышленности на Ставрополье. Сегодня легендарная станция молча стоит у стены музейного зала, загадочно сверкая своими многочисленными кнопками и рычагами… Многое она повидала, однако.

Легендой постарше можно назвать экспонируемый в этом же зале трактор СТЗ 1933 года выпуска. Приобретен музеем в 1959 году у сельхозартели «Путь Ленина» Изобильненского района. Трактор СХТЗ-15/30 стал настоящей знаменитостью в конце 1950-х годов после небольшой заметки в газете «Ставропольская правда». Журналист писал, что машина была в числе первых, выпущенных с конвейера Сталинградского тракторного завода в 1930-е годы, и продолжала трудиться более 20 лет в одном из колхозов Изобильненского района. По следам статьи музейщиками был найден тот самый колхоз, а в нем искомый трактор. И вскоре, гласит музейная летопись, этот «стахановец» пополнил основную экспозицию музея. Сейчас громоздкий железный трактор – чудо техники 1930-х годов – украшает зал истории. Он прекрасно вписался в экспозицию «Ставрополье из века в век», охватывающую события новейшей истории края.

Легендами иного рода овеяно имя известного музыкального педагога и композитора Василия Беневского, автора песни-гимна «Варяг» («Плещут холодные волны»), написанной на стихи Я. Репнинского и посвященной подвигу русских моряков крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец». В том же 1904 году песня «Варяг» была издана в Москве. В. Беневскому был вручен диплом Императорского Русского музыкального общества и Золотая дирижерская палочка. Искренность, глубина и мелодичность сделали песню поистине народной. А одна из легенд вокруг имени Беневского несомненно связана с удивительным музыкальным инструментом, принадлежавшим ему. Это старинная, слегка поблекшая от времени, но все еще прекрасная цитра – щипковый инструмент, родственный арфе. Название у нее греческое, а происхождение немецко-австрийское. В России появилась во второй половине XIX века, существовали целые общества и академии цитристов (исполнителей на цитре), в России с 1883 по 1904 год издавался специализированный журнал «Русский цитрист». Значит, это Василий Дмитриевич ввел цитру в музыкальную жизнь провинции! Вот бы услышать сегодня голос забытого уже в мире инструмента, но пока он тихонько лежит в музейной витрине. Его передала в дар всем нам Елена Розинова, правнучка композитора-педагога, проживавшая в Ленинграде.

… Огромное количество поистине прекрасных, а порой противоречивых легенд можно найти в славной истории Ставрополья. Как, например, красно-белые шахматы Александра Пономарева, бывшего в 20-е годы ХХ века председателем Совнаркома Ставропольской губернии: цвета фигур явно напоминают горячую эпоху Гражданской войны, противостояния красных и белых. Совсем другая легенда – у образцов старинной керамики, найденной во время работ по восстановлению Казанского кафедрального собора. Эти плитки указывают специалистам, что пол собора в то время был обогреваемым – полтора века назад!

В наши дни всенародными любимцами стали прославившие Ставрополье древние южные слоны Архип и Нюся. Вся Россия теперь знает, что Ставрополье – родина слонов! Не случайно в праздник Дня края в музее-заповеднике пройдет День рождения слонихи Нюси. Будет выставка «Город на семи слонах», состоится кинопоказ фильма об экспедиции по спасению скелета Нюси (вот вам еще целая серия легенд!) и многое другое. Так что живем мы с вами на легендарной земле…

Наталья БЫКОВА

Легенды и быль истории Ставрополья / Газета «Ставропольская правда» / 17 сентября 2022 г.