Вот уже восьмой год работает в Ставрополе школа литературного мастерства под руководством члена Союза писателей России, главного редактора альманаха «Литературное Ставрополье» Владимира Бутенко. На днях пройдет презентация очередного коллективного сборника произведений подопечных школы. Он называется символично – «Свет Крепостной горы» – и посвящен предстоящему 245-летию города Ставрополя.

Совсем скоро в школе стартует новый учебный год. О достижениях, особенностях работы и творческих планах школы рассказывает ее организатор и бессменный руководитель Владимир Бутенко.

– Владимир Павлович, если я правильно помню, ваша школа создавалась в Год литературы в России и власти города очень неформально подошли к этой теме.

– Совершенно верно, тогда состоялась очень плодотворная встреча с руководством города, на которой и была озвучена идея создания школы литературного мастерства, где люди, серьезно занимающиеся творчеством, могли бы получить профессиональную помощь для развития. Нас сразу поддержали, и вскоре школа открылась при активном участии комитета культуры и молодежной политики администрации города Ставрополя. Она работает на базе Центральной библиотечной системы краевого центра. У нас и занятия проводились в библиотеках, но слушателям стало удобнее заниматься в центре «Лофт» Дворца культуры и спорта.

– Какие люди приходят в школу, кто они по жизни? И чего хотят добиться?

– У нас занимаются люди самых разных возрастов и рода занятий, от 18 до 45 лет. Например, совсем юной девушкой в первый год пришла Лилия Жидкова, сегодня она профессиональный юрист. В том же наборе были и уже достаточно опытный автор Анатолий Шевякин, и Валерия Махинько, преподаватель музыки, до этого занимавшаяся бардовской песней. Ежегодного нового набора как такового мы не ведем, этот поток как-то сам регулируется. Те, кто добивается успехов, издает книги, регулярно публикуется в коллективных сборниках, имеют право заниматься в школе постоянно. А их творческий рост происходит на наших глазах.

– У вас есть и поэты, и прозаики? К каким жанрам они более склонны или здесь тоже разнообразие направлений?

– Да, и поэты, и прозаики, и есть еще эссеисты, а некоторые ребята пробовали писать драму. Уже со второго года начали появляться определенные достижения, и на протяжении всех лет существования школы слушатели добиваются успехов, становясь лауреатами творческих конкурсов, публикуясь в периодике, в альманахе «Литературное Ставрополье», итоговых сборниках форума «Белая акация». Рост виден и не может не приносить удовлетворение от работы.

– Как строится работа школы – проводите теоретические занятия или это практические разборы текстов?

– Мы работаем по учебной программе Литературного института им. Горького. Там преподают мои товарищи, это помогло сориентироваться. Кроме того, у меня был опыт учебы в литературной группе выпускника этого института Александра Мосинцева. Мы конечно, далеки от вуза, но стремимся брать все лучшее в сочетании теории и практики. Конечно, разбираем творчество конкретных авторов, серьезно изучаем теорию литературы: что такое композиция, фабула, диалог, художественный образ… Например, берем тему «Особенности творчества Евгения Баратынского», рассматриваем детально стиль, образы, новаторство. Обязательно изучаем классиков, в том числе оказавшихся незаслуженно забытыми, как величайшее поколение поэтов-фронтовиков. А это замечательные личности от Твардовского до Луконина, от Орлова до Наровчатова… Они создали неповторимую часть отечественной литературы. Это о них сказано удивительно точно – поэт родился на войне! А их сегодня практически не знают, спросите у любого блогера, мнящего себя поэтом. Вообще опусы в интернете в большинстве своем литературой не являются. К сожалению, приходится констатировать спад уровня публикаций и в некогда уважаемых литературных журналах. Все это так называемое новаторство с повальной модой на отсутствие знаков препинания и отсутствие каких бы то ни было признаков поэтической речи удручает.

– Многие свою безграмотность выдают за новаторство…

– Да, замахиваются на уровень и манеру Пруста, Камю, а по сути несут бред, сотканный из абстрактных ассоциаций. Но настоящая поэзия остается поэзией. Солнечный свет Пушкина никогда не померкнет. При наступившем засилье клипового мышления этот свет нужен как никогда. Поэтому мы изучаем разных авторов: и символистов, и поэтов Серебряного века. Берем лучшее у Игоря Северянина или у Василия Фёдорова, признанного великим лириком. И при этом на каждом занятии мы стараемся обсудить произведение одного из слушателей школы. Каждый высказывает свою точку зрения.

– Честно, без обид?

– Абсолютно. Потому что мы разбираем не самого Ивана Иванова, а его произведения. А сам автор пусть послушает мнение читателя. Атмосфера доброжелательности – за этим я слежу строго. У нас не митинги, а товарищеское обсуждение. Да, бывали у нас те, кто считал себя умнее и талантливее всех, их уже давно в школе нет. Они сами ушли, мы ведь никого не отчисляем. Видимо, им проще назвать себя непонятым гением и далее вариться в собственном соку…

– С проблемой графоманства не сталкиваетесь?

– Бывает. Это вообще одна из самых сложных проблем. Сегодня мы видим уже даже оформившиеся союзы графоманов, как я их называю. Определяющего значения в литературном процессе они, разумеется, не имеют, но при этом проявляют поразительную настырность и даже агрессивность, неустанно надоедают чиновникам, надоедают всем, от кого зависит возможность публикации… Это явление давнее, оно было всегда. А сегодня ситуацию осложняет отсутствие авторитетов. Вот пишет человек стихи для себя и своих друзей, пусть. Но совершенно другое, когда такой «поэт» с напором, достойным лучшего применения, буквально осаждает издательства. Этим нужно ставить заслон.

– Сегодня, к сожалению, авторы за свои деньги могут издавать всякую чушь…

– О, сколько таких! Одному «автору семи книг» я честно сказал, что его стихи очень слабые, на что он мне заявил: да что вы вообще понимаете?! Как с таким разговаривать? У нас в школе действует негласный закон, основанный на известном стихотворении Пастернака «Быть знаменитым некрасиво» и его словах «Цель творчества – самоотдача». Наши ребята это стихотворение знают наизусть.

– Сколько уже народу прошло через школу?

– Статистики мы не ведем, но из тех, кто регулярно занимается, насчитывается несколько десятков. А тех, кто приходил и потом уходил, гораздо больше. Мы же всегда радуемся за ребят, растущих в творчестве, видя их интересные публикации. Но немало и таких, кто в силу непростых жизненных обстоятельств вынужден отойти от творчества, жаль талантливых людей, но такова жизнь. Стараемся их не забывать, держать связь. Много текстов они присылают мне на электронку.

Каждый учебный год школа завершает выпуском итогового коллективного сборника, таких вышло уже семь при поддержке администрации города. Приглашаем в него к участию и наших художников для красочного оформления. Среди них у нас много добрых талантливых друзей, они украшают нашу книгу.

Результаты работы школы мы ощущаем. Так, Валерия Махинько в этом году прошла отбор в министерстве культуры края на издание книги. Ее поэзия отличается высокой культурой стиха. Наш слушатель военнослужащий Сергей Лобанов принят в члены Союза писателей России. Лилия Жидкова за публицистику стала лауреатом премии «Справедливая Россия – За правду». А в прозе на этом конкурсе диплом вручен Сергею Усольцеву. В последнем выпуске «Белой акации» опубликованы четверо наших. Радует Анастасия Беспалова, студентка филфака СКФУ, победитель краевого конкурса фантастов.

– Владимир Павлович, школа для вас лично – это большая ответственность и большая нагрузка, сколько времени и сил нужно...

– Я в ответе за своих учеников. У нас занимаются взрослые люди, каждый со своим характером, своей судьбой. Каждому пытаешься помочь, направить в нужное русло. Хвалю очень редко, не потому что чересчур строг, просто это бывает опасно. Если идет очередное обсуждение чьей-то новой работы, стараюсь быть в стороне, даю возможность им самим во всем разобраться. А в приеме не отказываем никому, если видим зерно таланта. Ведь не секрет, самая сегодня большая проблема краевой писательской организации – старение. Нужна молодая поросль! И мы постоянно ищем таланты. Наши слушатели готовят свои первые книжки, при этом стали очень критически относиться сами к себе.

– Какие темы больше волнуют ваших «школьников», наверное, лирика?

– В поэзии да, конечно, больше любовная лирика, а в прозе – темы духовно-нравственного направления. Например, Сергей Усольцев последователен в работе над темой патриотизма, уроков Великой Отечественной войны. В наш нынешний сборник я с удовольствием включил его интересный рассказ «Сердце русского мальчишки» – о мальчике, чей отец не вернулся с фронта, а он пленным немцам приносит груши. Рассказ несет в себе глубокую гуманистическую основу. Причем не придуманную!

– Литераторам, особенно поэтам, важна связь с читателем, вы с вашими ребятами в народ выходите?

– Обязательно! Прежде всего принимаем участие во всех мероприятиях ЦБС. На дни Пушкина и Лермонтова читаем стихи у памятников поэтам. Выступаем и на ТВ, и на радио.

– Пишущему человеку надо выходить живьем к читателю. Как это было в 60-е годы ХХ века, когда поэты собирали большие залы. Кажется, сегодня такое именно время. Все устали от телевизора, интернета.

– Недаром в наши библиотеки на такие встречи приходит немало людей – школьники, студенты колледжей и вузов, творческая интеллигенция. Через такие встречи идет и приток новых сил. Хотя скажу сразу: прием в школу достаточно строг. Бывает, напишет человек два стихотворения – и уже поэт!.. От таких мы отказываемся. В школе задерживаются серьезные, думающие люди. Так, нередко от юношеского увлечения фантастикой постепенно переходят к реалистической прозе. Хотя мы и против фантастики ничего не имеем, это жанр интересный, но как и остальные жанры требующий глубины слова. В нашей программе нашлось место и психологии творчества: говорим о том, как писал тот или иной классик, чем он мучился…

– Да ведь и классики не сразу стали великими. Так что у вас тоже скоро могут свои шедевры появиться.

– Не ради шедевров работаем. Я понимаю, что далеко не все мои ученики станут писателями и поэтами, важно, что мы приобщаем творчески мыслящих людей к настоящей культуре, у нас занятия не только литературные, но и по искусствоведению, ведь для пишущего человека широта кругозора имеет огромное значение. Эти занятия ребята воспринимают с большим интересом.

– В городе существуют всевозможные поэтические клубы, они вам кадры не поставляют?

– Пока нет. Да у нас и задачи с ними разные, хотя сотрудничать можно по ряду направлений. Вообще пусть таких объединений будет много. А в нашей школе занимаются те, кто прошел творческий отбор. Зато работаю с каждым индивидуально. Так что за количеством не гонимся. Как и за сроками обучения, чаще всего бывает человеку достаточно позаниматься года три.

– Владимир Павлович, не могу не спросить о ваших личных творческих планах. Ждать ли читателю чего-то нового?

– Второй год работаю над романом о Микеланджело. Необыкновенно тяжелый материал, тут надо самому «переселиться» в пятнадцатый век, в совершенно иную среду. Нужно узнать как можно больше об эпохе Возрождения. Фигура Микеланджело меня давно интересует. Дважды довелось побывать в Италии, много дней провел в замечательной Флоренции, походил по тем улицам города, что помнят великого скульптора. Видел Давида подлинного и копию, Сикстинскую капеллу… Потрясение осталось в душе. Микеланджело – это особенная энергетика, а материал собирается трудно. Но отступать не буду! Найдены первые важные слова, кое-что написано, но вся главная работа – впереди.

Наталья БЫКОВА

Мы всегда ищем таланты / Газета «Ставропольская правда» / 7 сентября 2022 г.