© Фото: Дмитрий СТЕПАНОВ

Первым большим юбилеем наступающего 2022 года на Ставрополье станет 100-летие заслуженного художника России, почетного гражданина Ставропольского края и города Ставрополя Павла Моисеевича Гречишкина, которое будет отмечаться 16 января.

Имя этого замечательного человека и выдающегося Мастера навсегда вписано в жизнь нашего края. Ведь Ставрополь – единственный город в России, обладающий дарственной коллекцией одного художника – более 500 картин, экспонируемых в персональной картинной галерее пейзажей П.М. Гречишкина. Это наше уникальное культурное наследие, которое по праву называют неповторимым бриллиантом среди богатейшего музейного собрания Ставрополья.

Его судьба, безусловно, типична для его эпохи. Крестьянская семья в селе Татарка. Начало 30-х минувшего века – всюду голод и страх. Деда раскулачили: как же – два его дома, сработанные своими руками, были крыты железом, а не камышом – вызов обществу! Мать, соответственно, – «кулацкая дочь». Отец – деревенский Кулибин, талантливый плотник и вообще мастер на все руки: гармони виртуозно чинил всей округе, а еще (вот чудак?) собирал из журналов репродукции картин… А Павлик по утрам убегал один к любимой речушке Татарке, там, среди деревьев, птиц, журчания ручьев, была настоящая жизнь. За это странное для обычного сельского пацаненка стремление к уединению его считали... не от мира сего. И где им было понять, что он видел в привычных глазу картинах окружавшей природы? Как прекрасен, как прозрачен воздух в лесу, как таинственно шуршат камыши, как звенят стрекозы в траве! А лопухи какие, какие борщевики росли громадные... Спустя десятилетия Павел Моисеевич исходит все родные тропки с видеокамерой и снимет целый фильм, озвучив дивные его кадры птичьими голосами и шелестом листвы.

И детство предвоенное, и военная юность были, как у всего народа нашего, далеко не сладкими. Но судьба хранила Божьего избранника. Сберегла его в мясорубке Сталинградской битвы. Не дала сломиться от тяжкого недуга молодому, только что демобилизованному солдату. Сам Павел Моисеевич говорил: «Природа меня спасла». Брал в котомку кусок сала, хлеб, бутылку молока – и в путь, по 30 километров в день выхаживал: Татарка, Грушевое, Сенгилей... Сколько исходил он тогда, впитывая от родной природы живительную силу и вдохновение, сколько этюдов сделал. А потом дорога увела, конечно, на Кавказские Минеральные Воды, на Кавказ. Все дальше и дальше шел он, не уставая любоваться и писать.

Сегодня география творческих дорог Гречишкина красноречиво отражается в названиях его пейзажных полотен: «Ставропольский лес», «Сенгилеевское озеро», «На Стрижаменте», «Предгорье Кавказа», «Река Кубань», «Поселок Архыз», «Тебердинское ущелье», «На Волге», «Уральские просторы», «Ладога. Остров Валаам», «Священный Байкал» – всю Русь необъятную объяла неутомимая кисть живописца. А потом и по миру пошла – «Венеция», «Рим», «Египет. Пирамиды в пустыне», «Индия. На священном Ганге», «У берегов Японии», «Мексика. Белая гора в тумане»… Всюду его привлекал и вдохновлял многоликий, многокрасочный пейзаж планеты. А после неизменно тянуло на родное подворье, к семейству посаженных им березок, которые он приво-зил из разных уголков России.

В 1987 году случилось в Ставрополе чудо, ранее неслыханное для небольшого провинциального города: открылась личная постоянно действующая галерея художника Гречишкина. Как раз освободилось ранее занятое краевым госархивом здание, известное в народе как мечеть. А у художника к тому времени уже накопился огромный запас работ. Как шутят сотрудники галереи, не все увезли Горбачёв, Брежнев, Косыгин, Зыкина и многие другие знаменитые гости Ставрополья, принимавшие в подарок его великолепные пейзажи. Благодаря чему, впрочем, эти полотна теперь хранятся в десятках семейных коллекций по всему миру. Да и вся жизнь Мастера – от фронтовых окопов до милой сердцу Татарки – один чудесный, бесконечный пейзаж, растянувшийся на километры полотна и путешествий.

Бессменный со дня основания руководитель галереи Таисия Авдеева вспоминает, как, будучи еще достаточно далекой от музея, впервые в жизни оказалась в мастерской художника, куда ее привел известный в крае музейщик Борис Бендик, который вместе с другим коллегой – тогда директором краеведческого музея Вениамином Госданкером, можно сказать, выпестовали архисмелую идею персональной галереи. И помогли Гречишкину ее реализовать! Очень точно обозначил роль творчества своего друга В. Госданкер, слова которого актуальны и сегодня: «Общение с пейзажами Гречишкина – лучшее лекарство для измученной души затюканного цивилизацией человека». И сегодня люди приходят сюда из суетного мира в этот тихий мир, казалось бы, таких простых вещей – небо, трава, горы, воздух звенящий… И понимают, как им становится хорошо.

– Музей был для меня – новый мир, целый храм. С мая по ноябрь, пока готовилась выставка Гречишкина в будущей галерее, я прибегала сюда ежедневно, помогала вплоть до выноса мусора и мытья полов, а сам Павел Моисеевич трудился и столяром, и плотником, иногда бранился со строителями, если видел какие-то недоработки, сам готовил рамы для картин… Что-то перевешивал, переделывал, советовался с Борисом Альбертовичем, галерея стала вторым домом для художника, – вспоминает Т. Авдеева.

Первоначально Мастер подарил городу 167 работ. И внимательно смотрел, как живет галерея, не признавая рекламы, хотел узнать, какому количеству людей он нужен «без понуждения»… Просил наблюдать за людьми, у какой картины больше задерживаются, какая привлекает внимание, откуда приезжали. И народ постепенно пошел сам, без понуждения. Не говоря уже о многочисленных официальных побратимских делегациях из Америки и Европы. И почти с первых дней родилась здесь также традиция музыкальных встреч среди пейзажей Гречишкина. Может, чудесным образом сказалась любовь самого Павла Моисеевича к высокой музыке? По воспоминаниям друзей, он очень любил, работая над новой картиной, поставить диск со своим любимым Моцартом... О Моцарте и его влиянии на творчество Гречишкина можно писать отдельный трактат. Как о Гречишкине и музыке вообще. О Гречишкине и современном русском пейзаже. О Гречишкине и священном Байкале. О Гречишкине и седом благословенном Кавказе... Гречишкин – непаханое поле для научных изысканий. А вообще-то он – обыкновенный классик, с которым нам посчастливилось встретиться в одной эпохе, в одной стране.

В период наплыва всевозможных делегаций из городов-побратимов, вспоминает Таисия Дмитриевна, администрация Ставрополя просила, чтобы для этих гостей экскурсии проводил сам художник. А они в большинстве своем ехали «на родину Горбачева» и каких только не задавали вопросов. Конечно, художнику это отнюдь не доставляло удовольствия. Но как человек обязательный, он приходил в назначенный час и… вынужден был подолгу ждать, поскольку официальные гости постоянно задерживались… И однажды Павел Моисеевич не выдержал, пришел с секундомером! «У вас десять минут»… И на полуслове оборвал экскурсию. Тогда только поняли, что с художником так нельзя.

Стезя пейзажиста терниста в буквальном смысле слова. Нам сложно себе представить, как человек работает на пленэре, не жалея себя. Комары и зной, дождь и ветер, снег и туман, а он один поднимается в горы. Мог и поскользнуться, и в расщелину завалиться, а вокруг ни одной живой души… И нагружен был изрядно: палатка, тренога, рюкзак, котелки, краски… А он еще работал маслом, а как спустить с гор только что сделанный этюд, сохранив нанесенные краски? Он собственноручно смастерил себе такой кофр, в котором аккуратно гвоздиками прибивал этюды, чтобы по дороге они подсыхали… Не случайно Павел Моисеевич с теплотой отзывался о пастухах, на альпийских лугах пасших скот. Однажды, передает его воспоминания Таисия Авдеева, установил палатку в живописном малиннике, но тут пришел пастух и сообщил, что в малинник каждую ночь наведывается медведь. Этот пастух прислал своих собак охранять художника, да еще ночью регулярно постреливал, отпугивал медведя… С этим пастухом Гречишкин потом долго путешествовал.

– Он один из немногих художников, знавших природу не понаслышке. Не из тех, кто быстренько заскакивал на красивую лужайку рисовать с коммерческим прицелом. Гречишкину это было не нужно. Его картины всегда продавались. Но он природу не просто знал досконально, а любил всей душой, – улыбается Таисия Дмитриевна.

О работоспособности и трудолюбии Гречишкина до сих пор ходят легенды. Когда с возрастом возникли проблемы со зрением, писал на улице, во дворе… После операции радовался как ребенок возможности вернуться к работе. Но здоровье все чаще не позволяло вставать к мольберту…

Любопытный факт: в запасниках галереи Гречишкина сегодня есть его картины, которые сам художник выкупал на аукционах, куда они попадали разными путями, в том числе от наследников тех людей, которым он когда-то эти картины дарил! Таков, например, «Стрижамент», выставленный в экспозиции.

В юбилейный год Мастера логично поговорить о месте расположения его галереи. Ведь специально построенного здания в городе нет и сегодня. Галерея, как и почти все крупные музеи, находится в переданном ей памятнике архитектуры. Здание бывшей мечети прекрасно по своему облику, великолепно своим камерным уютом, но… Тесно здесь и людям, и пейзажам, особенно если учесть масштабность полотен Гречишкина. Не пора ли подумать над созданием музея современного формата? К тому же существует прекрасно сохранившаяся мастерская Павла Моисеевича, на базе которой можно сделать замечательный мемориально-художественный усадебный комплекс. И туда с удовольствием поедут новые туристы.

Сейчас в галерее выставлено около 300 произведений Мастера. Больше не позволяют площади. Сменные выставки проходят только на первом этаже. Главная экспозиция на втором этаже сохранена в том виде, как ее смонтировал сам автор.

– Хотим насколько можно сохранить подлинность участия автора в экспозиции, – поясняет Т. Авдеева. – Наверное, со временем придется что-то поменять, в том числе и рамы, пока сохраняем даже стенды, сделанные руками Павла Моисеевича. Они, конечно, не отвечают современным требованиям выставочных залов, но это бесценная подлинность!

И все же нужен иной простор. Более подходящие условия для фондов, больше комфорта необходимо и для зрителей. Здание, хранящее в законсервированном виде художественное наследие, по сути не перешло в новое арт-пространство, отвечающее новому времени, новым запросам, новым техническим возможностям. Притом что галерея Гречишкина весьма активно работает с молодежью, особенно творческой. Молодежь, к счастью, не отшатнулась от «старины», приходит сюда посмотреть, послушать музыку, почитать стихи, поучаствовать в пленэрах «Гречишкинской весны». Конечно, как нынче принято, не обходится без эффектных селфи на фоне пейзажей. Сотрудники галереи не возражают, хотя и приглядывают за особо активными. И радуются каждому входящему. Стоит увидеть, насколько вытерт паркет в этих залах, чтобы убедиться: они не пустуют. Когда-то Павел Моисеевич поистине пророчески говорил: «У меня всегда будет мой зритель».

Ставропольцам повезло: здесь на уровне вытянутой руки живут подлинные шедевры. Здесь сохраняются не только картины, но и дух художника, его мощное авторское присутствие ощущается повсюду. Сейчас уже невозможно представить, что всего 35 лет назад (такой юбилей отметит осенью наступающего года галерея Гречишкина) город обходился без этой уникальной культурной площадки, которую вместе с картинами оставил нам Мастер.

…К юбилею еще должен появиться на одной из улиц Ставрополя памятник Павлу Моисеевичу, сейчас идет обсуждение – выбор достойного места. Мне кажется, и искать не нужно – ведь есть галерея, которую он взлелеял своим руками. И разве не здесь ему быть, рядом со своими пейзажами?

Наталья БЫКОВА

Неповторимый Гречишкин / Газета «Ставропольская правда» / 29 декабря 2021 г.