© Фото: Л. ОГАНЕСИ

© Фото: Л. ОГАНЕСИ

Нагиме Сафаевна Юнусова, долгожительница из Кара-Тюбе Нефтекумского округа, на днях готовится отметить своё девяностолетие. Собственно говоря, готовятся её дети – сыновья, снохи, производя в доме некую суету. Бабуля спокойно сидит у телевизора, со стороны наблюдая за происходящим, и довольно улыбается. Вот уже и дочь из Москвы приехала. А к концу недели соберётся почти вся её дружная семья, за исключением тех, кто не сможет попасть на юбилей.

А семья у «тёти Нади», как её многие называли в то время, когда она работала заведующей сельпо, довольно большая. Она вырастила шестерых детей, и теперь у неё – семнадцать внуков, тридцать один правнук и две праправнучки. Все поимённо записаны в особой её тетрадке – скорее для порядка, чем для памяти.

«Вы думаете, если человеку девяносто, то он уже ничего и не помнит? – Спросила она у меня, пристально посмотрев в глаза. – Память у человека бывает ясной и на старости лет!»

Родные в ответ только улыбнулись. Дело в том, что Нагиме Сафаевна не только о многом может рассказать из своего далёкого прошлого, она в курсе всех событий, что происходят сейчас – как в семье, так и в мире. Интересуется политикой, с удовольствием смотрит футбол, а во время минувшей Олимпиады и вовсе от телевизора не отходила.

Не пропускает новостные программы, и, кстати, до сих пор без очков вяжет, читает и пишет! А уж что касается внуков-правнуков, то может рассказать о каждом – кто и где живёт, чем занимается. Знает, в каких соревнованиях или конкурсах участвуют самые юные, какие места занимают – и все эти достижения родных для неё, как для любой бабушки, – предмет особой гордости.

Пока мы общались, пришла ещё одна новость – внучку, что после окончания медколледжа работала в Москве в «красной зоне», повысили в должности. Как она обрадовалась, что дела у той пошли в гору!

А добрых вестей в такой большой семье для Нагиме Сафаевны бывает немало. Все её родные – люди достойные, интересные и глубоко порядочные. Из поколения в поколение именно она им передавала и продолжает передавать самое главное – доброе отношение к людям, умение ладить, любить жизнь. И, конечно, трудиться не покладая рук, как это делала сама. Вот потому и все её шестеро детей пошли по жизни ровно, уверенно: в школе четыре сына и две дочери учились на «отлично». И образование в своё время получили высшее – с прицелом на хорошие перспективы. Так же «ровно» теперь идут по жизни внуки-правнуки.

И если уж к девяностолетию подводить какие-то итоги, то можно сказать, что у Нагиме Сафаевны сбылась главная мечта многих родителей – на старости лет жить рядом с детьми, имея дом, который сплачивал бы всю семью. Строила она его когда-то вместе с мужем. И по-прежнему здесь живёт с младшим сыном и невесткой, в тепле и радости. И за советом к ней все родные идут именно сюда – от мала до велика…

Да, этой бодрой и улыбчивой бабушке исполняется девяносто! И её жизнь была совсем не сладкой: в годы войны семья её, как и многие другие, бедствовала, много было потерь и нужды. Родилась Нагиме в Камыш-Буруне. И до сих пор считает этот бывший посёлок единственной своей родиной, куда, призналась, с годами тянет всё больше и больше. Там прошло её довоенное и военное детство, о чём рассказывает эпизодами, отрывочно. Внуки иногда донимают: «Абика, расскажи про войну…». И она вспоминает.

«Осенью 1942 года, когда немецкие танки ворвались в Камыш-Бурун, наши части и госпиталь успели отступить. Посёлок в то время был небольшим, в центре деревянная школа. Накануне пришли казаки, и директора Хусейна Ризвановича предупредили: быстрее закрывайте – немцы уже в Будённовске. Я ходила в пятый класс, – вспоминает Нагиме Сафаевна. – Вскоре такое началось… Мы знали, что будут сильные бои, и в ночь все бежали из домов, прихватив, что могли. С беременной мамой, как и многие, подались в сторону Владимировки. А потом увидели огромное зарево и поняли, что горит Камыш-Бурун. Коровы надрывно мычали: кто-то успел выпустить скотину, кто-то нет, и она погибала в огне. Посёлок был полностью уничтожен и сожжён».

Те, кто мог работать, отправились копать окопы – там людям хоть по кусочку чёрного хлеба давали, а мы с мамой скитались во Владимировке по дворам – просили, чтобы кто-то что-то поесть нам дал, вспоминает долгожительница.

«Топить было нечем, топор возьму и иду к Куме, где сухие поросли были. Голодные и холодные… мы едва были живы. Мать вскоре умерла от тифа, ей было 33 года, – горестно продолжает Нагиме Сафаевна. – Когда брата матери комиссовали с фронта без обеих кистей, он вернулся домой в Новкус-Артезиан, где жила бабушка – мамина мама. Сделал себе пропуск, взял двух лошадей, положил побольше соломы в повозку и отправился за нами во Владимировку. Смог оттуда вывезти три семьи».

Приехали в Новкус-Артезиан, а у бабушки восемь своих детей нечем кормить. Двоих – брата и сестру – она отдала в Грозном в детдом, бабушка к тому времени была уже старая и доглядывать нас не могла. Одну сестру она оставила у себя, а меня отправила в интернат в пятый класс в Ачикулаке. Мне очень хотелось учиться – особенно любила историю и математику!

В шестой класс девочка пошла уже в Ямангое, так как школа к дому была поближе. А потом бабушка и говорит внучке: «Детка, с тебя уже министра не будет, иди в колхоз!». Так Нагиме пришлось бросить учёбу и идти работать. В колхозе её, худенькую девчушку, приняли первым помощником кухарки. Приходилось заготавливать дрова, собирать сушняк и топить печку. Потом назначили водовозом – по 100 ведер воды за один раз в бочку она сама наливала! А потом на быках везла в поле людям, работающим за 12 километров от села.

«Однажды быки вместе с бочкой меня утащили на пахоту, там и застряли! Хорошо бабушкин брат увидел, куда меня занесло, и пришёл на помощь», – вспоминает она.

Потом её поставили проводником: нужно было сопровождать машины с зерном в Будённовск на элеватор.

«Однажды привезли, а там не принимают – зерно оказалось повышенной влажности. Что делать? Выгрузили гору золотой пшеницы на площадке и вдвоём с подругой – Верой Харченко – два дня его перелопачивали! Подсушили и вручную обратно засыпали в машину. Вот такая жизнь была!», – продолжает рассказывать Нагиме Сафаевна.

Замуж её, как и в колхоз, отдали рано – ещё и шестнадцати не было. Пришла как-то с работы из степи, а бабушка командует: «Давай быстренько чайник ставь на печку, гости у нас…». Оказывается, для будущей свекрови смотрины устроили: девушка надела фартук и начала хлопотать.

«Этим я её особенно поразила, я и до сих пор без фартука ничего в доме не делаю и дочерей, невесток своих так приучила.

Алимхан работал кузнецом с 12 лет, был красивым статным парнем, и родные (когда ему исполнилось 19 лет) решили, что пора жениться. Так через несколько дней после смотрин сноха, жена дяди, говорит девушке:

«Пошли, за хатой линейка стоит, тебя жених забирает!».

А сама завязывает узелок с вещами – несколько платьев, которые дядька привёз из Кизляра. Тут бабушка заходит и тоже уговаривает: «Иди, доченька, твоё счастье там». Сноха, видя сомнения ошеломлённой девчонки, добавляет: «Вон вещи твои, не захочешь замужем остаться, утром привезём, всем скажем, что нечестная была. А это – позор, и никто тебя больше не возьмёт».

«Слава Всевышнему! – говорит бабушка. – Муж оказался хорошим человеком – относился с уважением».

Красивый, ладный парень после того, как молодая жена родила первого ребёнка, ушёл на три года в армию. Потом дети пошли один за другим. Как Нагиме Сафаевна всё успевала – трудно представить: каждый день вставала до рассвета, чтобы тесто поставить, пирожков и хлеба испечь. А рядом всегда был любимый муж, самый родной человек – Алимхан Муслимович. И друг, и помощник, и настоящий хозяин в доме.

Восемь лет она проработала в местном колхозе завскладом:

«В то время мало было грамотных людей, а я умела хорошо считать», – заметила она.

Потом более сорока лет женщина была заведующей сельпо, по работе в торговле её многие в селе и знают, отзываясь уважительно: всегда была внимательна и доброжелательна к людям.

«Наша мама, бабушка – удивительный человек, она умеет ладить со всеми, её любят и ценят все, кто знает, а для родных она – источник добра и света. Для каждого из нас у неё есть доброе слово, дельный совет», – говорят домочадцы.

И после пенсии она ещё долго работала, воспитывала внуков, правнуков, помогала детям. Её поколение много трудилось, выстояло в войну, преодолело тяжелые послевоенные годы, но люди никогда не жаловались. Они умели радоваться тому хорошему, что выпадало на их долю. Н. Юнусова имеет статус «дети войны», у неё заслуженная медаль Материнства и медаль «За трудовую доблесть».

Нельзя просто так сидеть, говорит долгожительница. Надо двигаться, работать, тогда и здоровье будет. И по привычке надевает фартук, обращаясь к невестке:

«Давай тесто ставить, скоро все приедут. Неужто мы будем гостей магазинным хлебом кормить?».