Роман Савичев

Роман Савичев

Вступили в силу поправки к закону «О связи», запрещающие торговлю сим-картами вне салонов связи. Теперь операторы обязаны отключать «серые» сим-карты, купленные с рук у сомнительных продавцов без идентификации абонентов. Кроме того, Госдума РФ приняла закон, регулирующий право Роскомнадзора проверять сведения об абонентах мобильных сетей и упрощающий доступ этого ведомства к персональным данным пользователей. Комментирует эти новации известный в нашем регионе эксперт Роман Савичев, Герой труда Ставрополья, генеральный директор ОАО «Юридическое агентство «СРВ».

– Поправки к закону «О связи», регулирующие оборот сим-карт, были подписаны Президентом Владимиром Путиным в декабре прошлого года, но в силу они вступили 1 июня 2021-го, – отмечает Роман Савичев.- Ограничения связаны с борьбой с террористами и мошенниками, которые пользуются сим-картами на подставное лицо, купив их в какой-нибудь подворотне. Отныне за реализацию сим-карт вне салонов и передвижных пунктов операторов связи будет предусмотрен административный штраф. Впрочем, есть еще одна возможность, правда, широко не востребованная, заполучить сим-карту. Это заключение договора онлайн с помощью Единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИА) или Единой биологической системы. Достаточно будет простой электронной подписи. А что касается «серых» сим-карт, то их с 1 июня уже отключают.

Закон «О связи» недавно подвергся еще двум важным корректировкам (поправки приняты в окончательном чтении). Первая вносит изменения в статью 44.2, разрешающие Роскомнадзору доступ к личным данным абонентов мобильных сетей, которые теперь обязаны предоставить операторы. Роскомнадзор сможет использовать, цитирую: «сведения, полученные из ЕСИА, базы данных перенесенных абонентских номеров, иных определенных Правительством РФ систем». Напомню, именно в ЕСИА операторы связи обязаны внести не позднее 30 ноября 2021 года данные о физлицах, использующих устройства. Цель этой поправки — борьба с «серыми» номерами — это очевидно. Однако некоторых экспертов настораживает тот факт, что Роскомнадзору не потребуется санкция суда, чтобы получить доступ к личным данным абонентов. Что тут скажешь… Пока не ясно, какими в реальности будут полномочия Роскомнадзора, и на каких условиях он будет получать эти сведения: конкретные сроки, порядок и формат в дальнейшем установит Правительство РФ. Но ведь никто не будет спорить с тем, что нужно пресекать деятельность террористов и мошеннических колл-центров, окопавшихся в тюремных зонах? Речь идет и о том, чтобы лишить анонимности пользователей интернета, поскольку аккаунты в социальных сетях, как правило, привязаны к телефону. Но зато после вступления поправки в силу какой-нибудь диванный экстремист сто раз подумает, прежде чем разжигать национальную рознь, строчить оскорбления и призывать к свержению конституционного строя.

Вторая поправка, думаю, вообще не вызовет споров и придется по душе потребителям. Она обязывает операторов интернет-связи обеспечить гражданам-абонентам бесплатный доступ к социально значимым сайтам. Реестр таких сайтов властями пока не разработан, однако уже известно, что он в обязательном порядке будет включать государственные, региональные и муниципальные ресурсы. В пояснительной записке к законопроекту говорится, что «… Предлагаемые изменения необходимы для обеспечения доступности государственных услуг и возможности получения их в дистанционном режиме в условиях сложной санитарно-эпидемиологической обстановки и режима самоизоляции, а также носят ярко выраженный социальный характер и направлены на поддержку социально незащищенных групп населения в условиях сокращения доходов, вызванных эпидемией...».

Еще один важный законопроект, касающийся использования данных операторов сотовой связи, разработан для нужд правоохранительных органов и уже принят депутатами во втором чтении. Речь о внесении изменений в ФЗ «Об оперативно-разыскной деятельности», которые обязывают операторов связи предоставлять полиции сведения о геолокации абонентов — причем, без санкции суда! – для розыска пропавших людей. Авторами инициативы выступила группа влиятельных сенаторов во главе со спикером Совфеда Валентиной Матвиенко, поэтому проволочек с принятием документа, думаю, не будет. А проблема действительно актуальная. По информации МВД, в России ежегодно пропадают 120 тысяч человек (!), из которых 45 тысяч — дети. Понятно, что часть их «находятся» сами, то есть тревога была напрасной. Однако, около 60 тысяч человек все-таки объявляются в розыск, из которых 20 тысяч пропадают в труднодоступных местах. Около тысячи таких «потеряшек» – гибнет. Вот такая печальная статистика. Большая часть пропавших имеет при себе телефон, который часто бесполезен для звонков (нет покрытия станцией), но продолжает оставаться активным 2-3 дня, пока не сядет батарея. И это порой единственная возможность выйти на след человека, попавшего в беду. Однако доступ к геолокации абонента сегодня невозможен без санкции суда, и эту проблему призван решить новый закон. В соответствии с ним сотрудник полиции, осуществляющий розыск, должен иметь на руках мотивированное постановление своего руководства, вынесенное в течение 24 часов с момента поступления сообщения о без вести пропавшем лице. На основании этого постановления оператор связи обязан будет предоставить сыщикам всю информацию о геолокации пропавшего. Впрочем, санкцию суда все равно потребуется получить в течение 48 часов с момента розыска). Замечу, что сегодня в тех же США с помощью геолокации Google успешно ищут не только пропавших людей, но и раскрывают громкие преступления. Впрочем, сама компания Google утверждает, что хранит лишь данные тех людей, которые включили опцию «история мест».

Андрей ВОЛОДЧЕНКО