Роман Савичев. Генеральный директор ОАО «Юридическое агентство «СРВ»

Роман Савичев. Генеральный директор ОАО «Юридическое агентство «СРВ»

Правительство РФ внесло в Госдуму законопроект о реформе банкротства юридических лиц. Некоторые положения его столь радикальны, что в ходе рассмотрения следует ожидать серьезных баталий. В частности, предлагается отказаться — как от неэффективных — процедур наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления. И вместо этого сосредоточиться на единой реабилитационной процедуре – реструктуризации долгов банкротов. Комментирует новации известный в нашем регионе эксперт Роман Савичев, Герой труда Ставрополья, генеральный директор ОАО «Юридическое агентство «СРВ».

– Поправки вносятся в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», – отмечает Роман Савичев. – Законопроект направлен на сокращение сроков и издержек, связанных с процедурами, применяемыми в делах о банкротстве. Предполагается, что в итоге будет увеличен размер погашения требований кредиторов и одновременно защищены интересы должников. Основной акцент делается на то, чтобы сохранить предприятия, попавшие в долговой капкан, и рабочие места.

Сразу скажу, что доработанный законопроект Правительство РФ внесло в Госдуму в третий раз, но все-таки консенсус между всеми заинтересованными структурами не достигнут. И особенно больно власти решили наступить на больные «мозоли» сообщества арбитражных управляющих. Однако все по порядку.

Начнем с того, что ныне существующий порядок банкротства юридических лиц многие эксперты считают своеобразной инструкцией по ликвидации предприятий или как способ затягивания выплаты долгов, или как возможность вообще «кинуть» кредиторов. Не открою Америки, если скажу, что сегодня компании прибегают к банкротству, когда активы уже выведены в пользу подставных фирм и физических лиц. Вслед за этим почти всегда вводится конкурсное производство, и как финиш — распродажа остатков имущества, причем, как правило, по заниженной цене. В итоге 60 процентов кредиторов не получают ни рубля, и лишь пяти процентам удается полностью взыскать свои средства. Это официальная статистика Единого федерального реестра сведений о банкротстве за 2019-2020 годы. Что касается реабилитации компаний-банкротов, то в России эта процедура, по понятным причинам, задействована лишь в двух процентах случаев, а например, в США эта доля значительно выше — 35 процентов.

Скажу больше, у нас возможна ситуация, когда предприятие-банкрот долгие годы продолжает работать, копить долги и не платить налоги. На такой порочной практике предлагается поставить крест. По мнению авторов законопроекта, нужно совсем отказаться от таких процедур банкротства, как наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление, поскольку они не решают проблем и лишь затягивают агонию должников. В нашей стране конкурсное производство занимает около 2,5 года, а в тех же США — менее года. Чтобы разрешить негативную ситуацию, предлагается, цитирую пояснительную записку к законопроекту : «...создать новую реабилитационную процедуру, направленную на восстановление платежеспособности должника и сохранение бизнеса, а также сократить сроки проведения конкурсного производства, в том числе оперативного прекращения заведомо убыточной деятельности. ...Законопроектом предусматривается возможность подачи должником или кредитором в арбитражный суд не только заявления о признании должника банкротом, как это предусмотрено действующим Федеральным законом «О несостоятельности ( банкротстве)», но и заявление о введении процедуры реструктуризации долгов».

Таким образом, авторы документа хотят ограничиться двумя процедурами банкротства: реабилитационной — реструктуризацией долгов, а также конкурсным производством — то есть ликвидацией бизнеса, который спасти невозможно. Для банкротов введут обязанность прекратить хозяйственную деятельность через 9 месяцев после открытия конкурсного производства, чтобы покончить с «вечными» банкротствами, которые практикуются сегодня. Решение о прекращении работы компании будет приниматься собранием кредиторов. Однако, если они захотят продолжить деятельность банкрота, то такая «благотворительность» будет оплачиваться за счет проголосовавших «за» – в случае возникновения новых долгов. Думаю, это справедливо — хочешь дать шанс должнику, будь готов расплатиться за неудачу.

Наибольшее неудовольствие арбитражных управляющих вызвала новелла об их государственной регистрации (создании соответствующего регистра) и балльной системе назначения управляющих. Если закон примут, то на практике это будет означать, что лицо, контролирующее должника, не сможет назначать своего «карманного» управляющего. Его выбор будет случайным — на основе балльной оценки, зависящей от квалификации и успешности ведения дел. А чтобы повысить мотивацию управляющих, предлагается внести изменения в порядок оплаты их работы. Фиксированная сумма будет зависеть от сложности процедуры банкротства, а также ежемесячного либо единовременного порядка ее выплаты. Сюда же войдут проценты по вознаграждению.

Законопроект будет регулировать очередность удовлетворения требований кредиторов с учетом их приоритетности. А вот требования по обязательным платежам (в бюджет по налогам) предлагается обеспечивать залогом — в целях защиты интересов государства. К числу принципиально новых изменений относится коррекция модели торгов имуществом банкротов. Ныне существующие торги «завязаны» на повышение цены. Их заменят так называемые англо-голландские качели — когда когда в рамках одной сессии происходят торги на повышение, а затем — при отсутствии заявок — цена будет снижаться до поступления первого предложения, после чего торги снова будут идти на повышение.

После принятия закона будет введен двухлетний переходный период, в течение которого суды смогут назначать процедуры банкротства как по новым, так и по старым правилам.

Андрей ВОЛОДЧЕНКО