Роман Савичев

Роман Савичев

В скором времени за повторное вождение в нетрезвом виде водителям будет «светить» до трех лет тюрьмы. Соответствующий законопроект, ужесточающий наказание за езду «под мухой», Правительство РФ недавно внесло в Госдуму. А если пьяное ДТП повлекло тяжкие последствия, предложено конфисковать автомобиль. Комментирует эти новации известный в нашем регионе эксперт Роман Савичев, Герой труда Ставрополья, генеральный директор ОАО «Юридическое агентство «СРВ».

– Поправки затронут статью 264.1 Уголовного кодекса РФ (нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию). То есть речь идет о тех пьяных водителях, которых не убедил штраф в соответствии с КоАП, и они повторно сели за руль нетрезвыми и попались полиции, за что уже наступает уголовная ответственность, – отмечает Роман Савичев. – Статистика фиксирует ежегодный рост числа происшествий с участием нетрезвых водителей, и при этом отмечен существенный рост преступлений среди тех, кто уже привлекался к уголовной ответственности за аналогичные деяния.

Как следует из пояснительной записки к законопроекту, в 2020 году доля рецидивистов среди любителей пьяной езды составила 20% (в 2029 году — 15%, в 2018-ом — 10%). А в некоторых субъектах РФ этот показатель вообще зашкаливает, например, в Удмуртии — 49%, в Мурманской области — 30%. Между тем судебно-следственная практика говорит о том, что совершение повторных преступлений по статье 264.1 УК не влечет для виновных более строгой ответственности. Антирекорд поставил один калининградец, который за год совершил 14 преступлений по этой статье, а в качестве наказания получил лишь обязательные работы. Как правило, и по другим аналогичным фактам суды назначают такое же мягкое наказание. К сожалению, в миру часто подобные преступления воспринимаются как незначительные правонарушения, и граждане, не боясь ответственности, опять садятся за руль пьяными.

Вот почему наказание решено ужесточить. Правительство РФ предлагает увеличить штрафы до 300 000 — 500 000 рублей (сегодня 200 000 — 300 000) или в размере заработной платы от двух до трех лет. Срок лишения свободы будет увеличен с двух до трех лет, а обязательные работы вообще исключат как чересчур мягкую меру воздействия. Кроме того, за пьяное вождение предусматривается запрет занимать определенные должности до шести лет, а также исправительные работы до двух лет.

Среди тех, кто горячо поддерживает идею сурово наказывать водителей, повторно садящихся за руль «под мухой», есть и предлагающие конфискацию автомобиля (или другого транспортного средства), с помощью которого совершено преступление. Соответствующий законопроект также недавно поступил в Госдуму. Предлагается внести поправки в статью 104.1 УК (конфискация имущества), предусматривающие конфискацию автомобиля у пьяного водителя, по вине которого наступили тяжкие последствия или смерть человека. Конфискация транспорта именно в рамках Уголовного кодекса предлагается только в отношении пьянчуг, ранее уже подвергнутых административному наказанию. А доля таковых при совершении пьяных ДТП очень высока. В Пояснительной записке к законопроекту отмечается, что в 2019 году в дорожно-транспортных происшествиях погибли 16 981 человек, из которых 4400 — по вине нетрезвых водителей (в 2020 году в каждом десятом смертельном ДТП был виновен пьяный лихач).

Авторы документа отмечают, что идея конфискации автомобиля у нетрезвых владельцев уже реализована в некоторых странах, например, во Франции, Литве и Швейцарии. А в Белоруссии только слухи о принятии такого закона (вступил в действие в 2013 году) снизили число пьяных ДТП на 42%, а число погибших — на 60%.

Следует признать, что проекты законов, предусматривающие конфискацию автомобилей или их залог до уплаты штрафа, неоднократно ранее вносились в Госдуму, но они либо сразу отклонялись, либо начинали «буксовать» по разным причинам. Хотя МВД двумя руками «за». В качестве аргумента приводится низкая собираемость штрафов по нетрезвому вождению. Почему так происходит? Большинство из тех, кто впервые попался в сети ГИБДД пьяными, просто не имеют 30 тысяч для уплаты штрафа. А стоимость их автомобилей, как правило, небольшая — 50-100 тысяч. Если ввести даже не конфискацию, а залог — такие горе-водители не смогут выкупить авто. А нет машины — нет и преступления.

Отрицательно относится к конфискации Верховный суд РФ и обосновывает свою позицию тем, что даже при пьяном ДТП виновный водитель не преследовал цель причинения вреда жизни или здоровью человека, и поэтому нет оснований рассматривать автомобиль как орудие преступления. Есть еще один аргумент «против»: за рулем авто, на котором совершено ДТП с тяжкими последствиями, мог сидеть не его владелец, а посторонний человек, вписанный в страховой полис. Мол, за что отнимать машину у невиновного… Знаете, я как и очень многие — сторонник применения самых жестких мер, лишь бы не допустить за руль нетрезвых лихачей, отнимающих чужие жизни. И если владелец автомобиля вписывает кого-то в страховой полис, то должен быть уверен, что тот, во-первых,не любитель «заложить за воротник», а во- вторых, ранее не привлекался к ответственности за пьяную езду. Здесь можно привести аналогию с небрежным хранением огнестрельного оружия (статья 224 УК). Уголовная ответственность для владельца возникает, если в результате его небрежности оружием воспользовался кто-то другой, ранив или убив человека. Наказание предусмотрено и в случае, если владелец дал оружие другому лицу — поохотиться, а тот совершил преступление.

Надеюсь, что в этот раз законопроект о конфискации автомобиля за пьяную езду все-таки будет принят депутатами и получит путевку в жизнь. Гражданское общество, уверен, такую меру поддержит.

И в заключение, раз уж зашел разговор о вождении «под мухой», обращаю внимание читателей на еще один любопытный законопроект. Документ предлагает дать судьям полномочия обязывать водителей, пойманных за рулем в состоянии опьянения, пройти лечение от алкоголизма. Но этот законопроект, как мне кажется, имеет мало шансов для принятия. Во-первых, пьяное ДТП не всегда свидетельствует, что человек алкоголик, которого надо лечить без его согласия. А во-вторых, реализация этой инициативы потребует дополнительной нагрузки на врачей и полицейских. А увеличение их штатов вряд ли входит в планы Правительства РФ.

Андрей ВОЛОДЧЕНКО