© Фото: Максим ВИКТОРОВ

Практически без замен все четыре стартовых матча в весенней части сезона провел новобранец «Динамо» Максим Яковлев. 29-летний центральный полузащитник пополнил ряды ставропольского клуба совсем недавно, но сразу же стал его системообразующим игроком.

– Максим, вы начинали играть в родном Бишкеке в «лихие 1990-е» – не самое простое время в истории стран СНГ. Чувствовалась тогда в Кыргызстане напряженность в обществе?

– Дыхание тревожной эпохи 1990-х в детстве я чувствовал в основном во дворе. Дети были разные, время – судьбоносное, так что многие в итоге оказались за решеткой. Я достаточно плотно общался с ребятами из криминального мира, наверное, если бы не спорт, мог пойти по кривой дорожке и оказаться на их стороне. Но мне повезло – отец, который в молодости увлекался футболом (но из-за травм рано закончил), отвел меня в секцию, так что «подзаборные университеты» прошло мимо меня.

А вообще мне очень нравилось в Бишкеке, все жили как одна большая семья – дружно и счастливо. А вот где-то с 2005 года в Кыргызстане стали наблюдаться серьезные волнения, пошли политические перевороты, начался беспредел. Многие мои знакомые и родственники покинули страну. Да и я к тому времени уже уехал – в 12 лет оказался в знаменитой Академии имени Коноплева, там уже было не до глупостей.

– Тольятти от Бишкека находится достаточно далеко – на расстоянии более двух тысяч километров. Почему выбрали именно Поволжье?

– У моего первого тренера – Вадима Владимировича Александрова, в Академии имени Коноплева работал один из воспитанников. По его инициативе на стажировку пригласили несколько юных футболистов из Кыргызстана, в том числе и меня. Правда, около полутора лет еще пришлось решать вопросы со сменой гражданства, но в итоге все уладилось, и я остался в России.

– Академия имени Коноплева – действительно уникальное заведение?

– Это шикарное место для юного футболиста. Все продумано вплоть до мелочей – только играй в футбол. Там с тобой буквально нянчатся – с первого шага и вплоть до выпуска. Можно сказать, пылинки сдувают. С одной стороны, это очень хорошо, но с другой – мне кажется, многие талантливые ребята так и не вышли на высокий уровень, потому что избаловались и оказались не приспособленными к самостоятельной жизни.

– После Академии вы несколько сезонов провели в Футбольной национальной лиге. Играли за «Салют» из Белгорода, волгоградский «Ротор», «Газовик» из Оренбурга, астраханский «Волгарь», «Химки». В какой команде был самый классный коллектив?

– Да практически везде мне было комфортно, но если мы говорим об атмосфере в коллективе, наверное, особняком стоит мой первый клуб в ФНЛ – «Салют». Там был очень сплоченный коллектив – несмотря на финансовые сложности (задержки по зарплате составляли несколько месяцев), мы все поддерживали друг друга и на поле, и в жизни. Со многими из ребят, с которыми судьба свела меня в Белгороде, я до сих пор общаюсь.

В «Химках» до определенного момента – пока не поменялось руководство, также была прекрасная атмосфера. А если говорить об уровне мастерства, то отмечу «Оренбург». Правда, когда я выступал за эту команду (в сезоне 2013-2014 годов), она еще называлась «Газовик». Костяк того коллектива сохранился до сих пор – ребята вместе играли и в ФНЛ, и в премьер-лиге, а сейчас вновь добывают путевку в класс сильнейших.

– А самый сильный футболист, которого доводилось встречать?

– Я, конечно. А если серьезно, в России нет звезд такого калибра, уровень которых кажется недосягаемым. Все футболисты примерно одного уровня. Просто кому-то чуть больше в жизни повезло, кому-то чуть меньше.

– В нынешнем году вы совершили очередное дальнее путешествие – из Иркутска в Ставрополь. Почему решили покинуть «Звезду» и перебраться в «Динамо»?

– В Иркутске сложилась непростая финансовая ситуация, команде семь месяцев не платили зарплату. В феврале надо было уже что-то решать, сидеть и ждать у моря погоды смысла я не видел. Созвонились с Мишей Маркосовым, который отыграл в «Динамо» немало лет. Он и предложил вариант – говорит, давай переговорю с руководством «Динамо», в Ставрополе вроде центрального полузащитника искали.

© Фото: Максим ВИКТОРОВ

Чуть позже я пообщался по телефону с Романом Валерьевичем Удодовым, беседа получилась плодотворной. Тренер выказал заинтересованность в моих услугах – и я приехал в Ставрополь. Тем более, южная зона мне хорошо знакома – в свое время я выступал за песчанокопскую «Чайку», которая в тот год как раз завоевала путевку в ФНЛ. Привлекло также то обстоятельство, что на юге начинают играть рано, а не как в других регионах, где пауза длится до конца апреля. Хочется играть, надоело дома сидеть.

– В одном из прежних интервью вы сказали: «Есть люди, которые сразу с ходу вливаются в новый коллектив, но я не такой. Мне в первое время сложновато». Были проблемы с адаптацией в «Динамо»?

– Это у меня сложности возникали, когда я помоложе был, сейчас таких затруднений нет. Дело в том, что у меня своеобразное чувство юмора, и люди, которые меня не знают, могут обидеться на мои шутки. А кто более-менее знаком со мной, понимают, что это юмор не со зла, и постепенно привыкают. Тем не менее, с годами я понял, что в новом коллективе лучше вести себя осторожно, лишнего лучше не говорить.

В то же время я не могу сказать, что в «Динамо» для меня незнакомый коллектив. С Мишей Борисовым мы вместе учились в Академии в Тольятти, с Азаматом Курачиновым играли в «Салюте», с Антоном Кушнируком пересекались в «Олимпе», хорошо знаком и с Игорем Чернышовым.

Во время зимнего перерыва в составе поменялось много народу, нам пока не хватает сыгранности. За день или два команда не строится. Но с каждым матчем взаимодействие все лучше, мы на правильном пути. А в целом атмосфера в коллективе и сама игра в составе «Динамо» доставляют мне удовольствие, я соскучился по футболу.

– Что главное для центрального полузащитника?

– Видеть поле, быстро доставлять мяч в атаку, создавать остроту у чужих ворот. Я играл на всех позициях, кроме вратарской, и комфортнее всего себя чувствую на родном месте – в середине. Причем мне нет особой разницы – действовать ближе к обороне или к атаке, в любом случае стараюсь держать нити в своих руках и контролировать обстановку на поле.

– Семью привезли с собой?

– Нет, жена и дочки остались в Тольятти, который стал для нас родным городом. Думаю, семья приедет ко мне в гости, когда немного потеплеет.

– Дочери занимаются спортом?

– Старшая играет в большой теннис, ездит на турниры, ей нравится. Посмотрим, что будет дальше. А младшую недавно отдали на гандбол, в Тольятти очень сильная гандбольная школа.

– Тольятти и Ставрополь похожи?

– Честно говоря, я в Ставрополе еще никуда не успел выбраться. Но, мне кажется, что различий больше, чем совпадений. В Тольятти всегда холодно, к тому же там находится автомобильное производство, так что экологическая ситуация оставляет желать лучшего. А вот Ставрополь, напротив, очень чистый город. Говорят, еще и очень зеленый. Но в этом у меня будет возможность убедиться чуть позже – когда наконец-то придет весна.

– Еще одна цитата из ваших предыдущих интервью: «Верю в то, что где-то свыше уже предначертано все. Если сегодня суждено выиграть, то мы выиграем, а если нет, то этого и не произойдет. И хоть что ты сделай». Спустя годы философия не поменялась?

– Я так и остался фаталистом. Считаю, все, что происходит вокруг – стечение обстоятельств. А чему быть – того не миновать.

Максим ВИКТОРОВ