В предновогодние дни многие кукольные театры показывают русскую народную сказку «Морозко». Уж очень нравится зрителям, независимо от возраста, эта поучительная история. Казалось бы, сюжет прост, да и всем знаком, но именно за этим кроется великий секрет профессионального кукольно-драматического творчества – найти новое в простом, обыденном. И такие мастера, способные завораживать и очаровывать, сами достойны того, чтобы о них рассказали.

Почему весной мы вдруг заговорили о зимней сказке? В этом году Ставропольский краевой театр кукол отметит свое 85-летие. Осенью пройдет череда мероприятий, посвященных юбилею. Не раз будут вспоминать историю этого замечательного места: ее, в афишах, фотографиях, рукописных заметках, долгие годы хранит заведующая литературной частью театра кукол Ирина Михайловна Темниханова. В очередной раз, просматривая накопленный материал, она нашла редкую фотографию 1966 года. На ней запечатлены худенькая куколка Даша и белый Зайчик из сказки «Морозко». С этого исторического снимка и начался наш экскурс.

Театр кукол вообще вещь поэтичная и не выносящая занудства, а его репертуар – это внутренний мир, философия, если хотите, мировоззрение коллектива. За 85 лет здесь менялось многое: подходы к повествованию, форма подачи материала, куклы, но неизменной оставалась любовь к признанным произведениям мировой классики, в том числе русской сказке. Темы, заложенные в ней, не подвластны времени.

Вот и спектакль «Морозко» ставропольским театром был поставлен на сцене три раза (!), причем в абсолютно разные исторические периоды. Как мы уже упомянули, впервые юные зрители увидели его в 1966 году. Он был поставлен по пьесе М. Шуриновой режиссером С. Ураловым. Сейчас уже не узнать, какова была идея, что подтолкнуло выбрать именно это произведение, но, к счастью, нашлись фотографии, по которым можно оценивать труд творческой команды. Черно-белые снимки демонстрируют великолепную работу художника Игоря Вавилина, создавшего для спектакля петрушечных кукол, кукол-перчаток.

Вновь вернуться к сюжету известной сказки решили лишь через два десятилетия! В этот раз автором инсценировки выступила заслуженная актриса РСФСР Людмила Дросман, режиссером спектакля стал Рудольф Свиридов, а художником – Сергей Жуков. Так, их общими усилиями в 1987 году новое поколение театралов увидело другую сказку, обильно сдобренную поговорками. Вся сценография была приближена к русскому фольклору, вспоминает Ирина Михайловна, сыгравшая в спектакле вместе с куклой-петрушкой роль мачехи.

Художник-конструктор Григорий Новиков-Днепров

Художник-конструктор Григорий Новиков-Днепров

Однажды в Ставрополе в качестве эксперта побывал театральный критик, драматург, сценарист, доктор искусствоведения Борис Голдовский. Он посмотрел «Морозко», и дал высокую оценку работе актеров, отметив «органичную игру мачехи». Об этой кукле Ирина Михайловна вспоминала с особым трепетом:

«Мачеха – характерная кукла-петрушка, с особой механикой, которая позволяла ей широко открывать рот. По сцена она двигалась вальяжно, размахивая юбкой. В спектакле ярко была подчеркнута двуличность героини: как все помнят, она безумно любила дочь, но ненавидела падчерицу», – вспоминает Ирина Темниханова.

Новое поколение сегодня смотрит третий вариант сказки, которая с 2008 года традиционно играется в новогодние праздники. Она также называется «Морозко», но теперь режиссер Наталья Ледовских отдала предпочтение пьесе Ирины Токмаковой. Спектакль выполнен в классическом стиле: есть традиционная ширма, поднимающиеся декорации, петрушечные куклы, как всегда наделенные весьма выразительной внешностью. И говорится здесь тоже о Добре.

«Этот спектакль удивительный, красивый, талантливый, волшебный, глубокий. Он рассказывает о том, как слепая родительская любовь может испортить судьбу ребенка», – замечает Ирина Темниханова.

В этом прочтении на первый план выходит не привычный нам персонаж – положительная и работящая падчерица Даша, а ее не слишком симпатичная сестра. И она представлена несколько иначе, несчастной затюканной девицей. По контрасту Даша – яркая, подвижная и вовсе не тот символ смирения, этакая русская версия Золушки, которую мачеха всячески гнобит. Здесь она наделена характером человека, принимающего все невзгоды жизни с улыбкой оптимиста, но не того, которому на все наплевать, а настоящего, здорового духом.

…Русская классика всегда строилась на муках совести, поисках истины, нравственном выборе. То, что составляет суть традиционного театра, не перестает волновать и современников. А значит можно смело сказать, что к спектаклю «Морозко» кукольники будут обращаться ещё не раз. Здорово, что он проживает такую счастливую долгую жизнь...

Лусине ВАРДАНЯН