Уникальный это организм – библиотека. Особенно та, в которой хранятся редкие книги, рукописи и другие источники информации о далекой для живущих сегодня людей истории. Отдел редкой книги краевой библиотеки имени М.Ю. Лермонтова как раз к таким хранилищам и относится. Тут можно найти мирно стоящие рядом труды тех, кто когда-то не только враждовал, но и уничтожал друг друга. А книги беспристрастно передают нам правду (которая у каждого своя), предлагая установить истину.

Что мы знаем о старообрядцах? Наверное, при этом многие вспомнят статьи и книги советского журналиста В. Пескова с описанием судьбы обнаруженной в тайге семьи Лыковых. Кто-то назовет художественные произведения русских и советских писателей: «Запечатленный ангел» Н. Лескова, «В лесах» и «На горах» П. Мельникова (Андрея Печерского), трилогию «Сказания о людях тайги» ( «Хмель», «Черный тополь», «Конь рыжий») А. Черкасова. И только историки, вооруженные фактами, обратятся к истокам и представят имена реальных участников драмы XVII века под названием «раскол». Среди главных действующих лиц – тогдашний патриарх Никон и протопоп Аввакум (Петров).

В 2020 году исполняется 400 лет со дня рождения протопопа Аввакума (1620 – 1682), священника, писателя, мыслителя. Стоит подчеркнуть: исследования о жизни этой знаковой фигуры многочисленны и разнообразны. Есть несколько переизданий (1900 г., 1998 г.) работы дореволюционного исследователя А.К. Бороздина «Протопоп Аввакум: очерк из истории умственной жизни русского общества в XVII веке». К несомненно ценным можно отнести и издание последней авторской редакции рукописи «Житие протопопа Аввакума» (СПБ, 2016 г.). Первое подобное издание, для своего времени очень полное – в двух томах, было предпринято в 1933 г. издательством «Academia». Один том – факсимильное «Житие протопопа Аввакума, написанное им самим». В другом – научные комментарии, статьи. А также «опыт неадаптированного перевода на современный русский язык» «Жития», что делает его доступным для широкого круга читателей. Литературных достоинств в этом труде множество, ведь это практически первый в русской литературе опыт автобиографии. Аввакум обладал своей авторской манерой: это писал семьянин, чадолюбивый отец, писал живой русской речью. И что возразить ему, написавшему: «Если хочешь быть помилован Господом, сам также милуй; хочешь, чтобы тебя почитали, – почитай других; хочешь есть – корми других; хочешь взять – другому давай: это и есть равенство, а рассудив, как следует, себе желай худшего, а ближнему – лучшего, себе желай меньше, а ближнему – больше».

Как известно, раскол в русской православной церкви произошел по причине реформы патриарха Никона, внесшего исправления в богослужебные книги московской печати в соответствии с тогдашней греческой «книжной справой». При поддержке царя Алексея Михайловича, решениями ряда Московских соборов редакции подверглись тексты Священного Писания, ряда богослужебных книг. Помимо этого, исправлено исполнение некоторых обрядов: заменено двуперстное крестное знамение на трехперстное, ряд поклонов, поворот крестного хода против солнца и другие. Следствием перемен стало неприятие реформы протопопом Аввакумом и его последователями. Судьба раскольников (а именно так их стали называть), по моему мнению, ряд сплошных бед и страданий. Сам Аввакум, потерявший все звания православия, будучи примерным семейным человеком, вместе с верной женой Анастасией Марковной пройдя все круги ада, был заживо сожжен. Соратники его, объявленные еретиками, были гонимы, уничтожались физически. Помимо этого, среди раскольников возникло движение самосожжения, люди предпочитали добровольную смерть всяким реформам. Некоторые послабления к раскольникам предприняты лишь во времена Екатерины II.

Поэтому настоящим даром считается указ Николая II от 17 апреля 1905 года «Об укреплении начал веротерпимости», облегчивший положение старообрядцев. Провозглашена была свобода выбора религии, хотя и сохранялось преимущество православной церкви. Это положение имело силу до 1917 года, начала времен богоборчества, атеизма. И лишь в последние десятилетия церковь, писатели и простые граждане вновь возвращаются к осмыслению явления раскола.

Обо всех его этапах читатели могут узнать из книг фонда Лермонтовки. Так, имеется дореформенное издание «Евангелия учительного» (1639/40), причем не подвергавшееся правке: на книге имеется запись о том, что книга «отобрана у раскольников в самочинно выстроенной часовне в отселке Развильном, что Ставропольского округа»… в 1859 году благочинным священником. То есть ее прятали и хранили тайно. Переизданный старообрядцами львовский «Соборник» (1793 г., с издания 1647 г.), как указано в книге, также с первоисточником «ни в чем не розньствует». А вот греческий перевод книги «Толкование святой литургии и прочих церковных таинств» (1656 г.) указывает на «Увещевательное слово к читателю патриарха Никона», то есть исправлению подвергся.

О том, что из раскольников люди постепенно переходили в каноническое православие, свидетельствует книга «Пращица духовная» (1752 г.) нижегородского епископа Питирима, который сам вначале был раскольником. Путь этой книги в библиотеку длинен и непрост: есть запись о том, что она куплена в 1885 году и принадлежала «запасному старшему фейерверкеру Терентию Ивановичу Касилову», служившему в Майкопе.

Гордость фонда – рукописные книги старообрядцев. Например, «Осмогласник», с написанными крюковым письмом знаками-знаменами, отчего пение и называлось «знаменным». Есть различные сборники молитв, с красиво прорисованными заставками и рисунками, еще ждущие своих исследователей.

Особую тему составляют книги, в которых рассказывается о попытках борьбы со старообрядцами. Так, Никифор Феотокий (Феотаки), бывший епископом Астраханским и Ставропольским, в своих трудах не однажды отличался непримиримостью в отношении последователей Аввакума. В 1813 году повторно напечатана книга «Ответы Преосвященного Никифора на вопросы старообрядцев». Даже «Русский биографический словарь» (СПб, 1914) отмечал, что ответы «…написаны с резкими обличениями раскольников».

Для нас интересно узнать, какую работу со старообрядцами в Ставропольской епархии вел противосектантский миссионер Симеон Никольский. В своих дневниках о. Симеон подробно описывал поездки, встречи в епархии, примеры обращения старообрядцев в православие. Некоторые издания – «с историей». В 1899 году тогда еще иерей Симеон Никольский получил в подарок от иерея с. Круглолесского И. Соколовского книгу его отца «Беседа со старообрядцами» (Казань, 1891 г.). В предисловии А. Соколовский цитирует слова Казанского архиепископа, благословившего провести эти беседы «с терпением и кротостию», относиться к собеседникам «с вниманием и любовию», а главное, раскрывать перед собеседниками «положительное учение нашей св. православной церкви».

Но, пожалуй, самое удивительное явление в отношении старообрядцев на Кавказе произошло в Ессентуках. Здесь был открыт… санаторий, построенный на средства старообрядцев, купцов Н. Бугрова и братьев Мальцевых (сегодня в этом здании находится санаторий «Исток»). При санатории была библиотека. Книги в нее поступили частично из собственного собрания Паисия и Анисима Мальцевых. Невероятным образом более двух десятков книг с экслибрисами «Библиотека при санатории в Ессентуках, учрежденном в память 17 апреля 1905 г. старообрядцами Н.А. Бугровым, А.М. Мальцевым и П.М. Мальцевым» оказались в фонде Ставропольской краевой библиотеки. На корешках почти всех изданий – суперэкслибрис «Собственная библиотека братьев Мальцевых». Она была огромной, поскольку в ее инвентарных номерах встречаются трехзначные и четырехзначные цифры. В добротных переплетах, с красочными форзацными листами, это книги известных философов, писателей. К примеру, публицистика Е. Маркова, известного читателям «Очерками Кавказа» и «Очерками Крыма». Есть и жизнеописания. Одно из них посвящено известному исследователю КМВ доктору Ф. Гаазу. Сейчас мы ведем поиски каталога этой библиотеки. Надеемся найти и другие фонды, в которых сохранились издания из этого уникального собрания.

Антонина АШИХМИНА

Из истории «умственной жизни» России / Газета «Ставропольская правда» / 16 января 2021 г.