Роман Савичев

Роман Савичев

В первый день весны 2020 года вступили в силу основные поправки в ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», гарантирующие носителям статуса право на «гонорар успеха», размер которого будет зависеть от результата юридической помощи, например, в судах. Закон содержит и другие значимые новеллы, принятия которых давно добивалось адвокатское сообщество. Комментирует изменения в закон наш постоянный эксперт Роман Савичев, генеральный директор ОАО «Юридическое агентство «СРВ», неоднократно побеждавшее в ряде номинаций авторитетного портала Право.ру.

– Мы уже обращались к этой теме в начале прошлого года, когда поправки в закон об адвокатской деятельности были приняты Госдумой в первом чтении,- говорит Роман Савичев. – К моменту подписания Президентом РФ законопроект был в значительной мере скорректирован. Например, из документа, как я и предсказывал, исключили статью, ограничивающую для адвокатов переход в адвокатскую палату другого субъекта РФ. Разработчики законопроекта обратили внимание на тот факт, что сотни специалистов сдавали квалификационные экзамены в адвокатских палатах, где как поговаривают, можно легко «договориться», а затем сразу меняли членство, переезжая в другой регион. Ну, во-первых, не пойман – не вор, а, во-вторых, все наши граждане имеют конституционное право на выбор места жительства, и причины переезда могут быть разными. В итоге поправка не прошла.

Жаркие споры вызвало изменение, легализующее «гонорар успеха». Эту поправку в законодательство юристы пробивали уже лет десять. И правда состоит в том, что де-факто многие специалисты давно практикуют формулу «гонорара успеха», заключая соответствующие договоры с клиентами, оговаривая условия, что в случае выигрыша дела в суде определенная сумма (или процент от иска) будет им выплачена сверх фиксированного вознаграждения. Однако существовал риск нарваться на недобросовестного клиента, отказывающегося платить «гонорар успеха», поскольку судебная практика в данном случае была не на стороне адвоката. Фемида руководствовалась постановлением Конституционного суда №1- п от 23.01.2007 года, указавшего, что работа госорганов «не может быть предметом частно-правового регулирования». В результате юристы были вынуждены пользоваться различными вариантами для легализации «гонорара успеха», например, маскируя вознаграждение с помощью договора инкассо-цессия (уступка прав требований). И вот наконец свершилось – адвокаты дождались законодательного закрепления права на «гонорар успеха». Между тем отмечу, что практика Верховного суда по вопросу правомерности включения условий о «гонораре успеха» в договоры на оказание юридических услуг – как адвокатскими образованиями, так и коммерческими юридическими компаниями – поменялась еще более года назад, и Верховный суд в подавляющем большинстве случаев решения выносил в пользу юридического сообщества. Правда, есть один существенный нюанс: хотя изменения в закон об адвокатской деятельности вступили в силу с 1 марта, но правила регулирования «гонорара успеха» отданы на откуп Федеральной палате адвокатов (ФПА), которая обещает доработать их и конкретизировать в течение двух месяцев. В законе особо отмечается, что новая норма не будет распространяться на дела об административных правонарушениях и уголовные дела. К сожалению, «за кадром» остался значимый вопрос: смогут ли на «гонорар успеха» расcчитывать в соответствии с поправкой не только адвокаты, но и юристы – практики? Единого мнения на этот счет нет.

Изменения в закон об адвокатской деятельности существенно повышают статус ФПА – совет палаты будет определять правила работы назначенных судом или следователем защитников и распределять среди них поручения с помощью автоматизированной системы. Кстати, такая система уже работает во многих регионах, позволяя бороться с так называемыми «карманными» адвокатами, которые тесно «дружат» со следователями.

Адвокат теперь сможет на 10 лет приостановить свой статус, ссылаясь на личные обстоятельства ( не конкретизируя причин ). Соответствующее решение принимает совет палаты. Ранее перечень уважительных причин был весьма ограничен: например, статус адвоката мог быть приостановлен, если он занял государственную, муниципальную должность или «не способен более шести месяцев исполнять свои обязанности».

Принята поправка, запрещающая представительство в судах бывшим адвокатам, лишенным статуса за разглашение конфиденциальной информации, неисполнение обязанностей перед клиентом, нарушение норм профессиональной этики, совершение преступления. Против этой поправки голосовала фракция «Справедливой России», и логика в ее доводах есть. Сегодня в административном и гражданском судопроизводстве представлять интересы своего клиента может любой гражданин, имеющий юридическое образование. А адвокат-юрист, лишенный статуса, получается, будет поражен в правах даже без судебного решения. Между тем, все мы наслышаны о скандалах внутри адвокатских палат, когда неугодного лишают статуса за инакомыслие. В соответствии с новым законом у адвоката-лишенца появится возможность обжаловать решение о прекращении статуса непосредственно в ФПА, то есть вне суда.

К числу важных относится поправка, призванная помешать практике «вечного президентства» в палатах. Ранее действовавшая норма ограничивала президента региональной адвокатской палаты двумя сроками правления подряд (по четыре года). Но многие из них находили способы продлить свои полномочия, становясь фактически несменяемыми. В новом законе ограничение в два срока подряд – снимается. Но если президент выдвигается на третий срок, то его избирает уже не совет адвокатской палаты ( как ранее ), а собрание или конференция адвокатов. При этом собрание получает право выдвигать на должность главы палаты любого члена совета. То есть процедура становится более демократичной.

Конечно, обновленный закон об адвокатской деятельности в процессе обкатки выявит какие-то уязвимые места, которые будут корректироваться, но он в целом положительно воспринят юристами.

Андрей ВОЛОДЧЕНКО