© Фото предоставлено СШ №21 г. Ставрополя

На Ставрополье в средних школах успешно работают проекты инклюзивного образования: детей с ограниченными возможностями теперь стараются обучать вместе со здоровыми сверстниками. Главная задача такой системы – помощь детям в преодолении психологических барьеров на пути к знаниям. Но есть и еще одна не менее важная – трудности самостоятельного передвижения.

Проблемы мобильности школьника с ОВЗ решают родители. Они объединяются в волонтерские группы, кружки. Таким образом мамы и папы создают школьникам наилучшие условия для учебы. В создание более гармоничной образовательной атмосферы для ребят входит их сопровождение на переменах из класса в класс, в столовую и спортзал, помощь в пользовании лифтом. Увы, не все родители располагают свободным временем и не у всех есть бабушки и дедушки, которые могут помочь. Именно эти обстоятельства и послужили рождению различных вариантовсамоорганизации.

В школе №21 Ставрополя, к слову, в признанном региональном лидере инклюзивного обучения открыт клуб родителей-волонтеров. У них есть свой устав, график дежурств, проводятсярегулярные заседания, где обсуждаются вопросы обслуживания ребят с инвалидностью. Директоршколы Александр Кизима, идя мне навстречу, собрал наиболее активных членов клуба. В утренний час, сразу после начала первого урока, в его кабинет пришли люди самых разных возрастов и профессий. Они рассказали, что в школе около сотни ребятишек с ограниченными возможностями здоровья и никто из них не чувствует себя ущемленным. С ними дружат одноклассники, помогают в учебе. Члены клуба организовали так называемые “тьюторские дежурства”, проще говоря, группы сопровождения тех, кто не может передвигаться самостоятельно. Такая взаимозаменяемость, бесспорно, лучший выход и для волонтеров, и для детей, которые привыкли к родителям-тьютерам. Их в принципе немного, тех, кто может сопровождать школьников во время занятий, но этого вполне достаточно. Кроме того, функционирует и волонтерский отряд старшеклассников, который сопровождает своих же ровесников или младших ребят. Оттого, никто из них не чувствует себя изгоем. Во всяком случае, в школе. А вот за ее пределами…

Из разговора с родителями-волонтерами выяснилось, что пока слабо развита информационная поддержка семей, воспитывающих детей с ограниченными возможностями, многие не знают, куда обращаться с теми или иными проблемами – у школьного образования, даже инклюзивного, тоже ограниченные возможности. Поэтому Краевой психологический центр открыл службу ранней помощи.

Разумеется, все, что касается самоорганизации родителей в школьных учреждениях с инклюзивным образованием – наглядный пример создания одного из видов надежного и полезного сообщества. Увы, это понимают далеко не все. И хотя социум стараются убедить, что дети с ограниченными возможностями, такие же как все, и что инвалид – не приговор, действительность более сурова. Например, слепоглухих мальчиков и девочек не принимают в обычные школы, а только в коррекционные. В итоге коррекционное обучение приводит к замкнутому миру специфичного школьного коллектива. Правда, и там образуются колонии родителей – добровольцев, чтобы ребята не чувствовали себя ущербными хотя бы на стадии сопровождения, но этого мало. Нужна система образования, при которой ребенок не исключается из общества сверстников, вместе с ними посещает кружки, участвует в школьных акциях.

Еще одна проблема – отсутствие в штатных расписаниях общеобразовательных учреждений должности тьютора. Да, родители соорганизуются и становятся сопровождающими, но почему они, говоря по большому счету, берут на себя эту миссию? Разве у них мало своих забот? Ссылка на недостаточное бюджетное финансирование школьного образования малоубедительна: каждый должен заниматься своим делом. Пришло время тьюторов-профессионалов, которым родители могли бы доверить своих детей. Школа в них очень нуждается.

Елена АЛЕКСЕЕВА