Коллектив Ставропольского государственного музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве в эти дни работает над совместным проектом с администрацией краевого центра «Историческая колыбель Ставрополя»

О концепции проекта и его перспективах рассказывает директор музея Николай Охонько.

– Николай Анатольевич, само название проекта говорит о многом, и все же как возникла идея и чего всем нам можно от нее ожидать? Собственно, об историческом начале Ставрополя – крепости на горе – и так немало известно...

– Тема не нова, но сейчас она находится на новом этапе освоения. Вообще-то, этот проект музей еще в прошлом году подавал на конкурс известного благотворительного фонда Потанина, уже не раз поддерживавшего наши идеи… И хотя до гранта немного недотянули, труд наш не пропал: нынче уже городу самому потребовались наши наработки. Толчком послужили нашумевшие в июне археологические раскопки на территории Крепостной горы, где мы с археологами предприятия «Наследие» обнаружили отлично сохранившийся фундамент бывшего шефского дома – командного пункта крепости Ставропольской. Раскопки понадобились в период начала благоустройства этой части горы. Так что была полностью соблюдена необходимая по закону процедура археологического сопровождения. Помимо обнаружения фундамента были сделаны еще интересные находки – от старинных монет до солдатского медальона периода Великой Отечественной войны. И вот тогда наш проект обрел новое звучание, не только музейщики и историки, но и просто горожане, пораженные открывшейся картиной раскопа, заговорили о необходимости сохранения этого подарка земных глубин. И тут надо по достоинству оценить позицию ответственных руководителей всех уровней, проявивших настоящую дальновидность и откликнувшихся на глас народа.

– А ведь поначалу и у народа, и у властей были иные настроения. Народ испугался непонятного вторжения в историческую часть, а для руководителей и хозяйственных служб эти руины стали помехой на пути запланированных работ…

– И понять их можно, решались серьезные задачи по облагораживанию территории, были конкретные сроки работ – и вдруг… Однако спустя недолгое время произошло психологическое оздоровление восприятия: из обузы объект преобразовался в предмет и престижа, и нового качества благоустройства, и общественного значения. Прошел и ажиотаж среди радетелей старины, поначалу не понимавших, что там происходит, раз копают – значит, плохо… Решение о сохранности этого объекта станет примером того, как надо правильно вести себя в историческом месте. По сути, сегодня на Крепостной горе задается отличный тренд на обозримое будущее. Пользуясь тем, что такое понимание пришло, мы внесли предложение администрации города: на территории горы, насколько позволяет сложившаяся градостроительная планировочная ситуация, обозначить объекты, которые там имелись в бытность Ставропольской крепости. Например, если бывший пороховой погреб мы уже никогда не восстановим, то хотя бы поставим знак, информирующий об этом объекте. Другой знак сообщит о нахождении артиллерийского парка. Третий – о первой полковой церкви. Следующий покажет, где располагались Южные ворота… Полный список объектов насчитывает более 30 пунктов, но мы пока предлагаем к Дню города установить первые 17 знаков. Часть из них сохранилась: бывшее Александровское училище в здании на Советской, 1, первая в городе электростанция, восстановленный Казанский собор, перестроенная пожарная часть. Сегодня посетители могут услышать о них только из уст экскурсовода. Мы же предлагаем разработать вместе с архитекторами специальный проект, чтобы человек, подойдя к символической палатке с ключом города (а когда-то это был главный въезд в крепость), увидел вводный интерактивный макет и смог сориетироваться в самостоятельном погружении в прошлое. Практически представить, что происходило на этом пятачке земли площадью десять гектаров с 1777 года. Далее человек будет сам путешествовать от пункта к пункту, пользуясь современной системой навигации. Каждый знак будет снабжен QR-кодом, через который можно выходить на соответствующий сайт с более подробной информацией об объекте. Первый такой опыт у нас опробован на Татарском городище: на средства выигранного гранта там мы установили десять таких информблоков.

– Сегодня многие передовые музеи довольно активно эти элементы используют. Например, довелось увидеть такие знаки-путеводители в музее-усадьбе «Дача Ярошенко» в Кисловодске…

– Но там территория небольшая, ограниченная, все компактно, здесь же речь о более сложном пространстве. Сейчас к этой работе подключилась мастерская архитектора Сергея Ивановича Жердева, с которым мы еще в 90-е годы работали по перспективному развитию Крепостной горы. И он со своей командой, в отличие от других его коллег, думавших лишь о том, что там можно построить или снести, задался вопросом историческим. И уже тогда была попытка сложить исторические объекты крепости в единый организм. Так что для нас сегодня очень ценно то, что администрация города, вдохновившись темой, поставила задачу, чтобы первые результаты этого проекта можно было увидеть уже в предстоящий День города – 22 сентября.

– Насколько совпадают здесь интересы города и края, ведь не секрет, что порой сложно бывает разделить ответственность, к тому же музей-заповедник – учреждение краевое, а речь идет о городской территории.

– Все работы ведутся городом по согласованию с правительством края, которое поставило соответствующие задачи и перед краевыми учреждениями. Нам дано официальное поручение заместителя председателя правительства края Ирины Кувалдиной и министра культуры СК Татьяны Лихачёвой оказывать всяческое содействие – от организации археологического сопровождения до обеспечения историческими, фотографическими, документальными материалами о Крепостной горе. Эти материалы музей собирает не одно десятилетие, благодаря чему археологи работали не вслепую, а вполне четко. Жаль, что ничего не осталось от другого важного объекта – интендантских складов, солидного двухэтажного здания, уничтоженного фашистами при отступлении из Ставрополя. Зато фундамент шефского дома великолепен...

Раскопки на Крепостной горе Ставрополя

Раскопки на Крепостной горе Ставрополя

– Обывательский вопрос: что может рассказать фундамент? Ну разве что дать представление о планировке некоего сооружения…

– О, очень многое говорит сама открывшаяся глазу картина! Кто бы ни приходил к раскопу, неизменно остается под сильным впечатлением. Наверное, каждый при слове «руины» сразу рисует в воображении древние Помпеи…

– Ну до Помпеев нам далеко.

– А это наши Помпеи! Кстати, для их удобного осмотра будут сооружены специальные площадки. Еще раз подчеркну: глава города, несмотря на новые непредвиденные затраты, пошел на то, чтобы все переделать в связи с открывшимися историческими обстоятельствами. Ну а мы нашли в своих архивах даже оригинал проекта этого здания, плюс к этому его сохранившиеся фотографии, выяснили, когда оно было построено и когда разобрано, выявили группу известных в России лиц, которые там бывали, – генерал Алексей Ермолов, герой 1812 года Денис Давыдов, композитор Алябьев и многие другие… Пока в 1827 году не появился Дом командующего (на этом месте сейчас так называемый Дом книги), все приезжающие заходили в шефский дом. Название его идет от того, что командиры полков тогда назывались шефами, в Ставропольской крепости располагался сначала Владимирский драгунский, потом Таганрогский драгунский полк. В шефском доме было девять комнат разного назначения, от жилья шефа полка до служебных кабинетов и помещений для приезжих, был также каминный зал, три туалета, шесть печей. Словом, уровень благоустройства очень высокий для того времени. Даже на проекте, высочайше утвержденном в 1807 году, здание смотрится эффектно. А вот фотографии делались гораздо позже, когда дом уже был заброшенным, имел обветшалый вид.

– Николай Анатольевич, раньше эти секреты глубин веков хранила надежно сама земля. А как теперь, когда они оказались под открытым небом, что будет в случае непогоды, например?

– Мы проконсультировались в Российском НИИ реставрации, где подтвердили, что использованный здесь камень-ракушечник и вообще само качество работ позволяют все демонстрировать в открытом виде. Мы больше думаем о деталях нашего нового проекта, ведь, чтобы реализовать его полностью, потребуется больше времени и средств. Рассчитываем завершить его уже в следующем году, когда временные знаки нужно будет заменить на более полные информационные блоки. И на горе появится иной алгоритм ее использования. Может, удастся и еще что-то раскопать, как в 90-е годы мы нашли часть стены оборонительной казармы. Ее, кстати, можно реконструировать полностью и создать более впечатляющую экспозицию.

– При словах о новых возможных раскопах на память приходит давняя народная молва о каких-то фантастических подземных ходах… У этой молвы есть основания?

– Недавно специалисты-геофизики СКФУ по нашей просьбе своим оборудованием просканировали зону около памятника красноармейцу на предмет подземных пустот и подтвердили наличие таковых.

– Ого, а народ не кинется копать?..

– Нет, туда подобраться с лопатой невозможно. А происхождение пустот весьма прозаично: первые строители крепости брали со склона горы песок, глину, камень, вот откуда эти катакомбы. Ничего фантастического. Но знаки с информацией о находившихся там печах для обжига извести и самих подземных пустотах мы предлагаем установить.

– Концепция «Исторической колыбели» благодаря даже этим простым табличкам способна помочь воображению заработать. Сейчас мы не задумываемся, какие там были печи, склады, казармы и зачем все это было…

– Действительно, надо дать людям самим домыслить историю, отталкиваясь от чертежей и текстов. Конечно, можно было все довести до виртуальных реконструкций, все «разжевать»… Зато насколько интереснее человеку самому узнать, что, например, пороховые погреба ставились в такой части крепости, чтобы при их возможном повреждении не пострадала крепость. Что были еще артиллерийский парк, восточные ворота, кардегардия, конюшни. Большое военное хозяйство – место обитания около тысячи солдат и офицеров. А среди нынешних деревьев есть участок, который свободно можно расчистить, и люди увидят подлинный ров, окружавший крепость… Это в дальнейшем поможет нам прибавить к нынешним знакам и некие визуальные объекты.

– И тогда будет более наглядная картина…

– Работа началась, и дай бог проекту развиться далее. Думаю, люди это поймут, оценят. Конечно, старина – нередко обуза в современном городе, но если с ней как следует повозиться, то она может стать частью комфортной среды, той самой, о которой похвально пекутся наши отцы города. Мы считаем историко-культурную познавательную часть этой среды весьма важной составляющей. Вот на проспекте Октябрьской Революции всего лишь привели в порядок фасады, и невзрачнейшие домишки сразу «заговорили» по-другому.

– А какова в дальнейшем роль музея-заповедника? Может ли вестись речь о новом филиале?

– Сегодня мы просто отдаем наш интеллектуальный и организационный вклад в дар родному городу. Когда-то в 90-е годы заходил разговор о создании музея истории города, и он до сих пор остается актуальным.

– Заповедные зоны в городе – полезная вещь. Как в Пятигорске Лермонтовский квартал…

– Не случайно главой Ставрополя поставлен вопрос о наделении города статусом исторического поселения. Конечно, это потребует серьезной законодательной базы по сохранности исторического ядра города. А хорошие шаги в этом направлении уже сделаны: в свое время восстановили Тифлисские ворота, восстановили Казанский собор, на очереди казармы крепости…

На данном этапе наши сотрудники под каждый объект готовят максимум электронной информации. Музей также готов создать на своем ресурсе специальный сайт, и любой человек, пришедший на Горку, через выбранный им QR-код сможет войти в предложенный нами банк данных и получить исчерпывающее представление об объекте. Думаю, особенно заинтересуется молодежь, легко владеющая современными гаджетами.

Наталья БЫКОВА