Константин Скворцов

Константин Скворцов

Он много лет, с момента основания, является членом жюри литературного форума «Золотой Витязь». В этом году К. Скворцов стал лауреатом премии «Золотой Дельвиг» за книгу стихотворений «Челн для двоих» и за верность традициям корневого русского поэтического слова. В драматургическом багаже Скворцова 20 пьес в стихах, успешно ставившихся на сценах театров Москвы, других городов России. Между прочим, это его слова начертаны на композиции «Щит и меч Победы» на Поклонной горе в Москве: «Россияне! Не уроним чести и плечом к плечу сомкнемся впредь. Выстоять дано нам только вместе, порознь – только умереть...».

Необычной назвал встречу в молодежной библиотеке сам Константин Скворцов, ведь библиотека носит имя другого российского поэта – Валентины Слядневой, с которой они были не просто знакомы, но и дружили более сорока лет. Естественно, для гостя это стало особым волнующим моментом: вспомнились годы молодости, первые шаги в литературе, общение в шумном кругу молодых поэтов на Урале, где вырос и окончил школу Константин Скворцов и где «служила» вместе с мужем-офицером Валентина Сляднева.

– Я прожил большую жизнь в литературе, – рассказал К. Скворцов. – Можете представить, выступал еще с Анной Андреевной Ахматовой! В поэзию пришел рано, мальчиком, и писательскую организацию Челябинской области возглавил, еще не достигши тридцати лет. Валентина Ивановна жила с семьей в маленьком военном городке Озерске и приезжала к нам в литобъединение. А тогда как-то не было принято жить в гостинице, и все дружной ватагой собирались у меня в просторной четырехкомнатной квартире, на ночь укладывались штабелями на полу, хотя на сон времени было мало, хотелось общаться. Валентина Ивановна, Валя, была по натуре своей удивительно добрым человеком и на каждую такую встречу всегда приезжала обязательно с какими-то подарками, тем более что в то не очень сытое время в их закрытом городе было то, чего не было у нас, и она всех щедро угощала. Ну и мне тоже хотелось чего-то придумать для ребят, а поскольку с юности был охотником, частенько кормил всю братию добытыми на охоте чирками. Однажды поймал двух раненых уток, посадил их в ванну – вот гости удивлялись! В общем, весело мы жили..

Давно уже стал москвичом Константин Скворцов, а Валентина Сляднева, проехав с мужем еще не один военный городок, наконец вернулась на родное Ставрополье, о котором никогда не забывала, воспевая в своих стихах. Но сквозь все беспокойные десятилетия сберегли поэты свою дружбу, часто созванивались, обменивались своими новыми книжками, а когда Валентина Ивановна приезжала по литературным делам в столицу, непременно бывала у Скворцова в Переделкино. И тогда вновь было чтение стихов чуть не до утра, долгие беседы – не только о литературе, а чаще о судьбе Родины. Эта тема значительно роднит поэзию обоих, таких разных поэтов. Недаром В. Сляднева посвятила К. Скворцову одно из своих самых пронзительных стихотворений «Родина моя нежная», о чем, кстати, он узнал именно на встрече в библиотеке! И был тронут до глубины души этой весточкой из прошлого, весточкой от Вали!

В творчестве К. Скворцова и читатели, и критики единодушно отмечают главное – необычайную внешнюю простоту и легкость стиха. Как сказала одна читательница, читаешь – как будто воду пьешь... И это очень правильное ощущение, потому что это и есть признак незаурядного таланта. Когда поэзия органична, когда она не «сделана» в результате каких-то филологических упражнений, а идет от сердца. Говорят, сейчас в Москве в моде платные курсы «по обучению созданию высококачественных художественных текстов»... То есть стихосложение сводится до уровня ремесленничества. Да, конечно, существуют определенные приемы обращения со словом, техника рифмотворчества... Но истинная поэзия не может быть умственной, искусственно созданной. Иначе убивается сама идея таланта, божественной природы творчества. К счастью, у Константина Скворцова этого умничанья нет, нет неудобоваримой зауми. В его стихах есть такая правда жизни, после которой хочется жить. Как и в самом характере поэта нет манерного важничанья, он – нормальный, много повидавший на своем веку человек, который любит природу, любит красоту, он способен независимо от возраста жить с ощущением счастья и даже восторга от того, что жизнь есть. Что в ней много всякого – и грустного, и хорошего. Такое слово окрыляет, помогает жить. Потому что если и нужно современному человеку искусство, то оно и должно быть таким – помогающим жить, радоваться. А искреннюю радость придумать невозможно, только пережить. И дар поэта в том, что он переживает те же чувства, что и мы все, и поэтому его стихи нас трогают, поэт увековечивает живое чувство, делает его бессмертным с помощью Слова. Только поэт способен в таком простом, незатейливом «села бабочка вдруг на ладонь на мою» распознать нечто особое – «это, видно, Господь посылает мне знак». Только поэт не устает напоминать: «Пусть нелегок наш век, но бессмертна душа!». И только поэт, рисуя еще одну незамысловатую картинку бытия: «сидели на завалинке старухи и тихо пели, глядя на закат», умеет привести сие немудреное повествование к какому-то очень важному «знаменателю»: «и медленно вращался шар земной...».

А вживую слышать такого поэта – истинное удовольствие. Константин Скворцов читает стихи так же, как и пишет: просто, без излишнего пафоса, порой с грустинкой, чаще с юмором, но не шутейным, а очень тонким и мудрым. И потому такой теплой была эта встреча в библиотеке, куда пришли самые разные люди – от совсем юных ясноглазых девушек и задумчивых ребят до слегка замороченных бытом солидных людей. Всем им было хорошо, светло, радостно. Константин Васильевич настолько обаял публику, что гости не хотели расходиться... Многие унесли с собой томик стихов Скворцова с его автографом, тот самый «Челн для двоих», принесший нынче автору «Золотого Дельвига». Счастлив был и сам поэт, сделавший для себя важное наблюдение: Ставрополье, взрастившее Валентину Слядневу, – край поистине поэтический, умеющий ценить хорошее русское слово.

Наталья БЫКОВА

Ставрополье – край поэтический! / Газета «Ставропольская правда» / 28 октября 2016 г.