В 2014 году в Законе «Об образовании в РФ» появилось понятие «инклюзия». Это форма обучения, при которой дети с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) посещают обычные общеобразовательные школы совместно со здоровыми (специалисты говорят, «нейротипичными») сверстниками.

Занятия в специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате № 25 в селе Красногвардейском

Занятия в специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате № 25 в селе Красногвардейском

© Фото Сергея КСЕНЗЮКА.

В специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате № 25 в селе Красногвардейском

В специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате № 25 в селе Красногвардейском

© Фото Сергея КСЕНЗЮКА.

Занятия в специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате № 25 в селе Красногвардейском

Занятия в специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате № 25 в селе Красногвардейском

© Фото Сергея КСЕНЗЮКА.

В специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате № 25 в селе Красногвардейском

В специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате № 25 в селе Красногвардейском

© Фото Сергея КСЕНЗЮКА.

Красногвардейская специальная (коррекционная) школа-интернат № 25

Красногвардейская специальная (коррекционная) школа-интернат № 25

© Фото Сергея КСЕНЗЮКА.

В специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате № 25 в селе Красногвардейском

В специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате № 25 в селе Красногвардейском

© Фото Сергея КСЕНЗЮКА.

В специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате № 25 в селе Красногвардейском

В специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате № 25 в селе Красногвардейском

© Фото Сергея КСЕНЗЮКА.

Красногвардейская специальная (коррекционная) школа-интернат № 25

Красногвардейская специальная (коррекционная) школа-интернат № 25

© Фото Сергея КСЕНЗЮКА.

Красногвардейская специальная (коррекционная) школа-интернат № 25

Красногвардейская специальная (коррекционная) школа-интернат № 25

© Фото Сергея КСЕНЗЮКА.

В специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате № 25 в селе Красногвардейском

В специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате № 25 в селе Красногвардейском

© Фото Сергея КСЕНЗЮКА.

Права такого ждали многие семьи, и ребенок-инвалид в классе общеобразовательного учреждения теперь не редкость.

Тем не менее заболевание заболеванию рознь, и нередко ребенок с ОВЗ должен на протяжении долгих лет проходить соответствующее лечение. В стране в последние годы открываются реабилитационные центры для таких ребятишек. Но получать там медицинскую помощь, проходить реабилитацию они могут лишь дважды в год, срок путевки – 21 день. Во многих случаях этого недостаточно. Да и не везде пока такие центры существуют.

Поэтому у семьи есть еще один вариант, также предусмотренный в российском законе об образовании: учить ребенка в специальной (коррекционной) школе, где наряду с обучением он регулярно получает необходимое лечение. Как правило, это школы-интернаты. Кроме каникул и выходных, дети там живут постоянно. Все услуги – образовательные, медицинские, питание, проживание – бесплатные.

Одно из таких образовательных учреждений находится на Ставрополье в селе Красногвардейском. Это специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат № 25 IV вида. Кодировка (IV вид) означает, что интернат предназначен для детей с заболеваниями опорно-двигательного аппарата, среди которых сколиозы разной степени, ДЦП, последствия полиомиелита и другие поражения двигательных функций. В интернате ребятам дают образование и стараются помочь встать на ноги. Многим – в прямом смысле этого слова.

У школы давняя, еще советских времен, история. Когда-то она принимала ребятишек со всего Союза. В 1990-е чудом уцелела. (А многие такие же закрылись, в Волгограде, например.)

Но возрождаться по-настоящему она начала в десятые годы уже XXI века. Здесь совпало два фактора. Наступило время, когда судьбой людей (в частности детей) с инвалидностью стали по-настоящему интересоваться власти – и федеральные, и региональные. Появились государственные программы поддержки разного уровня, пошло финансирование, возникли благотворительные фонды.

А во-вторых, шесть лет назад в школу был назначен новый директор Андрей Жваков.

На мой вопрос, чем ему пришлось заниматься в первую очередь – ремонтом здания, набором детей, переобучением персонала или обновлением оборудования, – он ответил, что всем сразу.

Помещения требовали капитального ремонта. Бассейн и актовый зал вообще были заколочены. Детей в школе было мало, современного медицинского оборудования тоже.

Сейчас в это трудно поверить. Двухэтажное здание школы-интерната снаружи и внутри выглядит ухоженным и комфортным. В бассейне прозрачной голубизной светится вода, плещутся ребятишки. Детей-колясочников в лечебные кабинеты второго этажа доставляет новенький пассажирско-грузовой лифт, пущенный в декабре прошлого года. В учебных классах компьютеры и интерактивные доски. Везде пандусы, во дворе недавно полученный, тоже с пандусом, микроавтобус.

Особая гордость школы – медицинский блок. Здесь два кабинета физиолечения с ультразвуковой, магнитолазерной и прочей мудреной аппаратурой. Два массажных кабинета, залы для лечебной физкультуры с так называемыми вертикализаторами и тренажерами для ходьбы. Кабинет гидротерапии, кабинет парафинолечения, сенсорная комната и т. д. Работают педиатр, невролог, ортопед, психотерапевт, стоматолог, целый штат медицинских сестер – всего медиков 23. На все направления медицинской деятельности получены лицензии в краевом минздраве.

Разумеется, все это оснащение, аппаратура, лифт и микроавтобус, пандусы, пластиковые окна, новая мебель, современное оборудование учебных кабинетов не появились в школе сами по себе.

Финансирование шло через краевые программы, утвержденные правительством Ставрополья, как то: «Реабилитация инвалидов в СК», «Право ребенка на семью», «Право быть равным», а также из федерального центра (программы модернизации систем общего образования и внедрения федеральных государственных образовательных стандартов в коррекционных учреждениях, программа «Доступная среда»).

Дело, однако, и в том, что, как охарактеризовали А. Жвакова в министерстве образования и молодежной политике края, он – успешный менеджер. Выделенные средства расходует эффективно, в срок, знает, что нужно для школы и детей.

* * *

При школе-интернате работает реабилитационный центр «Благо» для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата, не являющихся учениками школы. Это современное реабилитационное учреждение, куда родители с детьми приезжают на три недели. Дети проходят лечение и реабилитацию, живут все в социальной гостинице при интернате. Очередь расписана уже до конца года.

Но первоначальная задумка создать центр реабилитации на базе школы возникла еще и потому, что в то время она стояла полупустая, ее нужно было наполнить детьми. Идею Андрею Юрьевичу подсказали (и помогли реализовать) в министерстве образования СК: пролечив детей и увидев возможности коррекционной школы-интерната, многие родители, скорее всего, решатся определить в нее детей. Так и произошло.

Но вообще-то, вопрос этот непростой. В Красногвардейской школе есть и приходящие ребятишки. Они либо здесь родились, либо их семьи специально переехали в село из другого места, чтобы ребенок все же постоянно жил дома, а не в интернате. Не все, однако, могут сменить с этой целью место жительства.

Между тем лечение и реабилитацию нужно начинать как можно раньше. В школе вспоминают случай, когда родители привезли четырнадцатилетнюю девочку в инвалидной коляске. Поставить на ноги ее уже было нельзя, время упущено, хотя врачи уверены: начнись лечение лет в шесть-семь, прогноз был бы благоприятным...

Как у десятилетней Вики, которую мы застали на занятии в зале ЛФК. Когда она поступила в школу, то передвигалась с помощью ходунков (последствия ДЦП). Потом встала на костыли. А теперь отбросила всякие подпорки.

– Кросс бегать она, наверное, не сможет, – говорит Андрей Юрьевич, – но ходить будет самостоятельно.

В зале лечебной физкультуры, кроме Вики, в тот момент занималась еще и шестилетняя Настя, которую отец привез из Пятигорска в вышеупомянутый реабилитационный центр «Благо». У девочки серьезные проблемы, на сегодняшний день ей нужно прежде всего научиться самостоятельно стоять. Для выработки навыков «удержания позы» применяются так называемые вертикализаторы – аппаратура современная и дорогая. Вика и Настя как раз занимались на этих тренажерах. Один из них – тренажер Гросса – школа заказывала в Москве, привез и установил его сам автор аппарата, результаты использования обнадеживающие. Тем же целям восстановления или компенсации нарушенных двигательных функций, их закрепления служит реабилитационный комбинезон, в просторечии именуемый «костюмом космонавта». Тренажер на самом деле имеет отношение к космическим разработкам.

* * *

Красногвардейская специальная (коррекционная) школа-интернат № 25 принимает детей с 6 лет. Они могут получить здесь основное и полное среднее образование. (В случае нарушений интеллектуального развития – специальное коррекционное.)

Учебное расписание выстраивается вокруг графика медицинских процедур. До десяти утра дети проходят лечение, затем начинаются уроки. Если ребенку нужен перерыв в учебе и отдых, он может это сделать.

Рядом постоянно младшие воспитатели, которые помогут дойти до кабинетов медблока, после лечения – в классы; колясочников сопроводят в лифт и обратно.

Для детей с заболеваниями опорно-двигательного аппарата это жизненно важно. Отсутствие такой помощи тормозит для них инклюзию. Рядом с ребенком с ДЦП в обычной школе часто вынуждена сидеть мама, у которой ни на что другое уже не остается времени...

А так они дети как дети: дружат, веселятся на интернатских праздниках, мечтают о будущем.

В Красногвардейской школе гордятся выпускниками, которые получают высшее образование в Санкт-Петербурге, Волгограде, учатся в колледжах Ставрополя, Ессентуков.

Каждый год педагоги вместе с учащимися выпускных классов и их родителями обсуждают, куда ребята смогут поступить после школы. К счастью, отделений, принимающих детей-инвалидов, в учебных заведениях профобразования становится больше.

Весной в школе проводится день открытых дверей. Педагогический коллектив, родители, представители органов образования говорят о дне сегодняшнем и планах на будущее. Оно у коррекционного образования в нашем крае есть.

А. ФРОЛОВ

Встать на ноги / Газета «Ставропольская правда» / 22 апреля 2016 г.