Ирина Чазова – главный кардиолог Министерства здравоохранения России

Ирина Чазова – главный кардиолог Министерства здравоохранения России

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Ирина Чазова – главный кардиолог Министерства здравоохранения России

Ирина Чазова – главный кардиолог Министерства здравоохранения России

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Ирина Чазова – главный кардиолог Министерства здравоохранения России

Ирина Чазова – главный кардиолог Министерства здравоохранения России

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Об актуальности темы спорить не приходится. Сегодня заболевания сердца и сосудов в России остаются наиболее «популярными» причинами смертности. Только вдумайтесь: в год умирает 1 миллион 300 тысяч человек. И не случайно 2015-й в стране объявлен Годом борьбы с ССЗ.

Об этом и многом другом мы беседуем с участницей конференции директором Института клинической кардиологии им. А.Л. Мясникова, президентом Российского медицинского общества по артериальной гипертонии, главным внештатным кардиологом Министерства здравоохранения России профессором Ириной Чазовой.

– Ирина Евгеньевна, можно ли говорить, что Год борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями позволил привлечь большое внимание к проблеме?

– Данная инициатива была своевременной и чрезвычайно важной. Отрадно, что руководство нашей страны решило ускорить позитивные процессы, наметившиеся в течение последних лет. Снижение смертности, которое мы наблюдаем в этом году, – подтверждение того, что были сделаны правильные шаги.

В настоящее время в здравоохранении проводится большая работа: осуществляется постоянный мониторинг ситуации во всех территориях, разработана целая программа, связанная с борьбой с ССЗ. Причем большие полномочия и колоссальная ответственность за исполнение инициатив легли на плечи губернаторов.

Я мечтаю, чтобы этот год не превратился в скороспелую кампанию, потому что те меры, которые позволили снизить смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, нужно поддерживать и далее. И, наверное, нужен не год борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями, а целый век…

– Несмотря на позитивные тенденции, можно ли называть ситуацию с ССЗ критичной?

– Россия не уникальна в том, что здесь болезни сердца и сосудов в числе причин смертности населения. Если говорить языком статистики, то среди общей смертности они составляют 57%. Такого высокого показателя нет ни в одной развитой стране мира. Наибольшая доля приходится на ишемическую болезнь сердца и артериальную гипертонию с ее осложнениями – инфарктами миокарда и инсультами.

– Когда у человека возникают проблемы со здоровьем?

– Причинами возникновения сердечно-сосудистых заболеваний могут стать неправильное питание, гиподинамия, повышение артериального давления, увеличение уровня глюкозы и холестерина в крови, излишний вес и ожирение. Это так называемые факторы риска. Поэтому мы постоянно говорим о необходимости ранней диагностики сердечно-сосудистых заболеваний.

– Как часто нужно посещать врачей, чтобы выявить вовремя болезнь и избежать тяжелых последствий?

– Если человек здоров, то как минимум раз в год, особенно после 40 лет, необходимо проходить диспансеризацию. Мы говорим о сердечно-сосудистых заболеваниях и совсем забываем о сахарном диабете, а ведь эта группа населения тоже имеет высокий риск сердечно-сосудистых осложнений. Как и в кардиологии, в эндокринологии пациенты годами могут не знать о своей проблеме. Такие симптомы, как жажда, увеличение или уменьшение веса, повышенное мочеиспускание, должны настораживать.

– Ирина Евгеньевна, какой вы видите кардиологию будущего?

– Я считаю, что кардиологию нужно развивать в трех направлениях – это профилактика первичная, когда принимаются меры по предотвращению заболеваний у здоровых людей. Нужна комплексная программа, чтобы с раннего возраста формировать у человека правильное представление о здоровом образе жизни. Должна быть определенная культура здоровья. Второе – помощь больным: если пациент заболел, необходимо сделать так, чтобы диспансерная помощь, лекарства были ему доступны. Кстати, сегодня в Министерстве здравоохранения РФ разрабатываются программы, которые позволят частично компенсировать затраты на лекарственное обеспечение тяжелых пациентов. Это очень важно, приверженность к терапии лекарственными средствами зависит от возможности пациента купить тот или иной препарат. Третья область кардиологии, которую необходимо развивать, связана с повышением доступности высоких технологий. Конечно, в идеале хочется, чтобы хирургические методы применялись как можно реже, а пациентов можно было вылечивать на более ранних стадиях, без использования кардинальных мер.

– Вы описали идеальную картину… Может ли она стать реальностью?

– Трудно сказать. Но все составляющие у нас есть, нужно только очень захотеть. Если говорить о кардиологии, то она давно основывается на рекомендациях не только национальных, но и международных. Сегодня в России врачи могут делать практически все кардиохирургические операции не хуже, чем наши зарубежные коллеги, они быстро подхватывают передовой зарубежный опыт и внедряют в свою практику.

Очень важна в работе кардио-логической да и вообще любой службы поддержка властных структур. Я бываю во многих регионах России, там, где власть неравнодушна, заботится о здоровье граждан, там все получается. Всегда можно найти возможность и дополнительного финансирования, перераспределить денежные потоки именно с учетом потребностей здравоохранения.

– Сложно ли регионам достигать положительных показателей в лечении сердечно-сосудистых заболеваний? Отдаленность от столицы сказывается на уровне лечения пациентов?

– Все больницы очень разные, но многие могут похвастаться хорошей материально-технической базой. Уже нет тех ужасных учреждений, которые мы видели десять лет назад. Если же говорить о качестве лечения пациентов, о возможностях врачей, то отдаленность от столицы не имеет никакого значения. Сегодня, в век высоких технологий, информация доступна всем. И, кстати, по показателям Москва отстает от многих регионов – там смертность от ССЗ снижается умеренно.

– Не так давно в России прошла модернизация здравоохранения. Как вы считаете, насколько она улучшила «самочувствие» отрасли?

– Модернизация была необходима, благодаря дополнительному финансированию удалось обеспечить лечебные учреждения по стране современным оборудованием, внедрить новые технологии по диагностике и лечению пациентов. К сожалению, мы по-прежнему отстаем от развитых стран Европы по оказанию высокотехнологичной медицинской помощи. И хотя за последние годы число малоинвазивных операций увеличилось, говорить о том, что их достаточно, рано. Но я верю, что постепенно, даже несмотря на экономический кризис, мы будем наращивать объемы.

– В российском здравоохранении много нерешенных задач. Одна из них – кадровая. Постоянно от чиновников мы слышим: в лечебных учреждениях не хватает тех или иных специалистов, и есть мнение, что необходимо возрождать целевое направление…

– К сожалению, в кардиологии тоже ощутима нехватка специалистов. Конечно, эту проблему необходимо решать, но не переводить в бездумный процесс – нельзя забывать о качестве подготовки врачей, об условиях, которые заслуживает специалист. Врачи должны быть мотивированы, получать достойную плату и не работать за двоих. Если бы была моя воля, я бы вообще запретила совместительство в медицине. Работа врача требует больших эмоциональных и физических нагрузок, страдает дело, и в конечном итоге жизнь и здоровье пациентов находятся под угрозой.

Несколько лет назад в Министерстве здравоохранения РФ я тоже предлагала обратить внимание на «целевиков». Все-таки бесплатное образование – это наше завоевание, и такой привилегией нужно правильно пользоваться, к тому же начинающему специалисту будет полезно поработать в самой гуще событий. Я тоже начинала врачевать в районной больнице Тульской области.

– Большую дискуссию вызывают и стандарты оказания медицинской помощи. Я знаю, что не все медицинские работники довольны введенными правилами. А как вы относитесь к такой инициативе?

– Надо сказать, что стандарты – идея хорошая. Они позволяют пациенту с полисом ОМС получить гарантированный перечень диагностических и лечебных процедур. Но, с другой стороны, если для среднего звена здравоохранения эти стандарты хороши, то для серьезных клиник бедноваты. Очень хотелось бы, чтобы стандарты для лечебных учреждений разного уровня отличались. Например, в Институт клинической кардиологии, который я возглавляю, стекаются сложные больные, и стандарты ограничивают врачей в оказании помощи.

– Ирина Евгеньевна, сейчас по телевизору транслируют много программ о здоровье. Насколько они полезны зрителям и могут ли такие советы помочь?

– Единственная передача, которая вызывала у меня ужас, – это «Малахов плюс». Когда я случайно включила телевизор и увидела, как ведущий советует навсегда вылечиться от артериальной гипертонии, смешав определенный набор трав, стало страшно. Я представила, что многие доверчивые домохозяйки, пожилые люди сейчас бросят принимать те препараты, которые им подобрали врачи. В итоге получат осложнения в виде инфарктов и инсультов. Передачи о здоровье должны вести профессионалы. А еще расстраивает, что не транслируют социальную рекламу, которую можно было бы пускать между рекламными блоками о чипсах, шоколаде, пиве и других вредных продуктах.

Лусине ВАРДАНЯН

Государство должно поддерживать здравоохранение / Газета «Ставропольская правда» / 13 ноября 2015 г.