Установленный в 2007 году День работника миграционной службы – праздник сугубо профессиональный. Но вот сама деятельность обслуживающих население органов и подразделений службы – неотъемлемая часть обыденной жизни каждого из нас. А кто они – специалисты, без которых не обойтись ни россиянам, ни иностранцам?

Казбек Эдиев

Казбек Эдиев

На этот и другие вопросы отвечает заместитель начальника УФМС России по Ставропольскому краю кандидат экономических наук Казбек ЭДИЕВ.

– Начать, Казбек Барадинович, хотелось бы с того, что с июня 2015 года УФМС России по Ставропольскому краю стало еще и «окружным» управлением с полномочиями по координации деятельности территориальных органов ФМС в Северо-Кавказском федеральном округе. С точки зрения населения нашего края, это хорошо или не очень?

– Ничего из достигнутого по части количества и качества предоставляемых государственных услуг утрачено не будет. Наоборот, позитивную динамику мы обязательно сохраним. В конце концов, неприлично «окружному» управлению выглядеть по каким-то показателям хуже, чем территориальные органы соседних регионов. Другой вопрос, взаимодействие с аппаратом полномочного представителя Президента РФ в СКФО, обобщение правоприменительной практики в сфере миграции, исполнение сводно-аналитических информационных, учебно-информационных и контрольных функций – все это требует от сотрудников УФМС немалых дополнительных усилий.

– Хотя и размер зарплаты не повысился, и штат УФМС остается прежним…

– Но прежним остается и то, что отличает наших сотрудников. Умение мобилизоваться и успешно решать, не жалуясь на объективного порядка трудности, поставленные задачи. Вспомните прошлый год – время массового приезда в край жителей юго-востока Украины. Кстати, этот поток вынужденной миграции и сегодня не иссяк: с января въехали более 3,5 тысячи человек. Только максимальная внутренняя мобилизация сотрудников и аппарата УФМС и территориальных подразделений позволила сделать по нашей линии для переживших беду людей максимум возможного. А ведь это даже физически нелегко. Имею в виду не только постоянное дежурство в каждом пункте временного размещения и оперативное решение всех возникающих проблем. С нас никто и обязанностей по предоставлению государственных услуг жителям края в тот период не снимал.

– С сотрудниками при погонах все понятно: приказано – исполняй. А с гражданскими? Насильно заставить их выкладываться по максимуму едва ли возможно…

– Не стоит делить коллектив управления, в котором сегодня более 700 человек, на аттестованных сотрудников, государственных служащих и работников. В 2008 году, когда я пришел на работу в управление, нюансы имелись. Потому как шла своего рода «притирка» ранее служивших в системе МВД сотрудников паспортно-визовой службы и сотрудников территориального органа по делам миграции. Но когда мы решили главную на тот момент задачу, сформировав команду единомышленников, вопрос о том, кто при погонах, а кто без них, отпал сам по себе. Компетентность, ответственность, верность долгу, преданность профессии – вот сегодня критерии оценки всех и каждого.

– И это при том, что специалистов для ФМС ни один вуз в стране не готовит? Насколько я знаю, и вы до прихода в управление с миграцией дела не имели?!

– Если вдуматься, каждый человек о миграции не понаслышке знает. Мне, например, довелось, после того как Карачаево-Черкесия стала самостоятельным субъектом Федерации, непосредственно заниматься созданием управления ФСБ по КЧР, комплектацией его штатов. Казалось бы, при чем здесь миграция?! Между тем значительная на то время часть личного состава – выходцы из бывших союзных республик, покинувшие их после развала СССР. То есть де-факто – мигранты. Или другой пример личного порядка. В 2003 году меня перевели в УФСБ по Мурманской области. А это, если рассуждать отвлеченно, по сути внутренняя трудовая миграция. Что же касается профессиональной учебы, вузы пока специалистов для ФМС и впрямь не готовят. Надеюсь, пока. Я, скажем, по первому образованию врач, по второму – чекист, по третьему – экономист.

– Хотя те же умения и навыки врача едва ли вам сегодня пригождаются…

– Навыки, может быть. Но взять, скажем, медицинскую деонтологию – совокупность нравственных норм профессионального поведения врача. Мы постоянно работаем с людьми, и не с десятками – с тысячами. Достаточно сказать, что в край в прошлом году прибыли почти 615 тысяч человек, включая 86 с лишним тысяч иностранных граждан и лиц без гражданства. А паспортов гражданина России было оформлено более 123,8 тысячи. При этом работа с людьми, требующая знания их потребностей и проблем, не просто психологически сложна, но по самой ее природе конфликтна. И потому заповеди врача, которые я помню с учебы моей в Ставропольском медицинском институте, востребованы и в нашей повседневной практике. Не впрямую, конечно, но востребованы. Паспортная и регистрационная работа, вопросы гражданства, внешняя трудовая миграция, иммиграционный контроль и т.д. – успешная служебная деятельность на любом ее участке немыслима без уважения к людям, без грамотно выстроенных с ними отношений.

– Иными словами, требуется некая предрасположенность к профессии?

– Не буду долго философствовать, лучше приведу пример. Стаж работы у специалиста отдела адресно-справочной работы управления Любови Волоховой 39 лет. Немногим меньше он у таких ее коллег, как Татьяна Затолока, Наталья Кудактина, Елена Ячменева, Светлана Реутова. А ведь работа с обращениями граждан и запросами так называемых полномочных органов, на взгляд со стороны, рутинная и к тому же невысоко оплачиваемая. Но женщины не просто преданны своей профессии, они живут работой. К слову, значительная часть нашего коллектива управления – женщины. И я, проработав и прослужив немалую часть жизни в мужских по преимуществу коллективах, был на первых порах поражен, сколь высок уровень ответственности наших сотрудниц.

– Но одной ответственности мало, нужны и знания, и опыт…

– Разумеется. Тем более что если говорить об опыте, то он на Ставрополье уникален. Имею в виду в том числе и опыт работы в 1990-х по приему и обустройству вынужденных переселенцев из Чечни, который очень пригодился в пиковые периоды миграции из Южной Осетии в

2008-м и с Украины в прошлом году. Причем, когда речь о таком важном факторе обеспечения эффективности работы, как преемственность поколений, в ключевой для всех подразделений момент – наличие в УФМС опытных руководителей и специалистов. Татьяна Квиткова, Андрей Федоров, Юрий Ващенко, Зинаида Дорохова, Светлана Шереметьева, Анна Маклакова – я могу очень долго перечислять фамилии тех, кого вполне можно назвать еще и наставниками молодежи. Кстати, средний возраст сотрудников управления составляет 35 лет. К тому же опыт важен и сам по себе, но вдвойне, если учесть, что изменения в миграционное законодательство вносятся очень часто.

– Замена, к примеру, квот для трудовых мигрантов из безвизовых стран на систему разрешительных патентов на работу у «частников» и юридических лиц?

– Не только, хотя либерализация в сфере миграции – устойчивая, если говорить о последнем времени, тенденция. Возьмите, например, вступившие в прошлом году в силу статьи 322.2 и 322.3 Уголовного кодекса РФ. Появление нового юридического понятия «фиктивная регистрация» – не просто возможность привлечь к уголовной ответственности хозяев «резиновых квартир», которые ранее безнаказанно извлекали доход из торговли штампиками в домовой книге. Это еще необходимость наработки правоприменительной практики, которой ранее просто не было. Есть и другие примеры работы почти с чистого – по части правоприменительной практики – листа. Когда в 2014 году регистрационные функции были переданы администрациями сел в территориальные подразделения УФМС, нам пришлось приложить немало усилий, чтобы обеспечить доступность услуг. В том числе через создание в 27 районах края 42 удаленных «точек», куда люди сейчас обращаются, не отправляясь в дальнюю дорогу, насчет регистрации по месту жительства или пребывания.

– Но сегодня все-таки и электронные технологии на помощь приходят!

– Так-то оно так, и недавно внедренное в ФМС прикладное программное обеспечение «Территория», скажем, обеспечило качественно более высокий уровень обслуживания населения. Но никакой компьютер человека не заменит. Скажу больше. В силу специфики нашей работы, которая так или иначе затрагивает буквально все сферы повседневной жизни человека, невозможно обойтись и без межведомственного сотрудничества, по всем направлениям и в разных форматах. И без помощи населения тоже. Мигрантофобия рождается не на пустом месте – далеко не все приезжие ведут себя должным образом. Но верно и то, что культурно-языковая адаптация мигрантов, их социализация – дорога со встречным движением. Вспоминая мою службу в Мурманске, я вспоминаю и удивительную способность северян проявлять предельную толерантность, с одной стороны, и не допускать нарушений традиционного уклада жизни – с другой. Никто никого ни в чем не убеждает, но есть вещи, которые недопустимы, если ты хочешь быть «рукопожатным».

– И здесь все зависит, в конечном счете, от человека?!

– А иначе и быть не может, сфера миграции – это сфера прежде всего человеческих отношений, что проявляется и в большом, и в малом. Это хорошо видно на примере реализуемой сегодня на Ставрополье программы по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом, и вошедшей с 2012-го в практику жизни акции «Рука помощи», в рамках которой немощные старики и инвалиды обслуживаются с выездом к ним на дом. Из того же ряда услуга «Паспорт за один час». Предоставлявшаяся с марта в порядке эксперимента в шести муниципальных образованиях Ставрополья, она скоро станет доступной повсеместно. Понятно, любое новшество –дополнительная служебная нагрузка на сотрудников УФМС, но я уверен: справимся! И в преддверии 14 июня хочу поздравить сотрудников территориальных подразделений и аппарата управления с Днем работника миграционной службы.