Вслед за Годом культуры в России начался Год литературы, который, надо полагать, принесет также немало интересного. Сегодня свой исторический взгляд на словесность Ставрополья предлагает вниманию читателей известный публицист, редактор журнала «Южная звезда» Виктор Кустов.

Виктор Кустов

Виктор Кустов

В литературном процессе канувшего в Лету Союза Советских Социалистических Республик то там, то здесь возникали центры, вызывающие повышенное внимание критиков, литературоведов, читателей. Столица, перенасыщенная литераторами и окололитературным окружением, привыкшая считать себя первой во всем, вдруг с удивлением обнаруживала некий талант или даже созвездие где-то в провинции и, когда этого нельзя было уже не замечать, спешила «онаучить» сие явление и даже одарить термином «школа». К примеру, вологодская или иркутская. На национальных окраинах подобных школ-созвездий не было, но зато были знаковые авторы – вершины, эталоны. В Советской Киргизии Чингиз Айтматов, в Белоруссии Василь Быков, в Грузии Нодар Думбадзе, в Казахстане Олжас Сулейменов и т. д.

Помимо городской и деревенской, а также военной литературы еще было множество литераторов, разрабатывающих на заказ социальные темы или писавших востребуемое государством. В частности, о производственных коллизиях. Кстати, в этом, казалось бы, скучном ответвлении встречались и исключительно качественные вещи, та же «Большая руда» Георгия Вадимова, «Территория» Олега Куваева, морские рассказы Виктора Конецкого.

Сегодня все чаще эпоху превалирования социалистического реализма определяют как время ренессанса русскоязычной и национальных литератур всех народов державы. Насколько это соответствует действительности – задача для будущих исследователей, но одно то, что в ХХ веке лауреатами Нобелевской премии по литературе стали пять русских писателей – Иван Бунин, Михаил Шолохов, Владимир Набоков, Борис Пастернак, Александр Солженицын – свидетельствует об общем высоком уровне русскоязычного словотворчества. И следует подчеркнуть, что на советский период выпадает явление новых ярких литераторов именно в провинции. А еще никто не станет оспаривать, что неграмотная в большинстве своем в начале ХХ века провинциальная крестьянская Россия к закату социализма превратилась в самую читающую страну мира.

Одним из провинциальных центров литературного процесса является Ставрополье. Периодически произведения того или иного автора, родившегося или живущего на Ставрополье, завоевывали широкий читательский интерес, но ни должного внимания критиков и литературоведов, ни попыток более пристально вглядеться в этот жаркий и привлекательный для российской элиты русский Северный Кавказ не предпринималось. Между тем наиболее заметные произведения южан вобрали в себя и унитарные изыски, и деревенскую естественность, и публицистичность, и злободневную социальность.

По-хорошему размышления о ставропольской литературе надо начать бы с Михаила Юрьевича Лермонтова. Все-таки именно здесь, на Кавказе, он впитывал реальный мир, здесь творил, но мировые имена обычно конкретной прописки не имеют. И тем не менее следует отметить, что ареал этого имени, несомненно, распространяется на живших и живущих в этих местах... И воздействие этого гения на литературу Ставрополья несомненно и неизмеримо.

...Первым вестником того, что в степях и на отрогах Предкавказья помимо членов Водяного общества и черкесов с казаками живут и мастера слова, стал Яков Абрамов (1858 -1906 гг.), уроженец Ставрополя, некоторое время живший в Петербурге, где являлся автором издаваемого Салтыковым-Щедриным журнала «Отечественные записки». Он прослыл мастером малого жанра и, будучи по убеждениям народником и демократом, не мог не пропагандировать свои убеждения. Таким образом, к концу XIX века на литературной карте Российской империи был поставлен первый флажок со ставропольским флагштоком. Правда, затем Абрамов был забыт на долгий век, и лишь нынче его произведения стали предметом изучения литературоведов.

Более известен, прежде всего по причине национальности (власть ретиво поднимала на щит национальные таланты, это была одна из составляющих национальной политики и царской России, и СССР), его современник – публицист, поэт и редактор газеты «Северный Кавказ» осетин Коста Хетагуров (1859 -1906). Ставрополь хранит это имя в названии улицы, музея, его бюст стоит в центре города. Сегодня это имя – символ, бренд, а творчество писателя практически неведомо читателю. Но тем не менее это имя – веха опять же не провинциального уровня.

Творчество, а следовательно, и имя Ильи Сургучева (1881-1956), уроженца Ставрополя, в советские времена были преданы забвению. Нельзя было издавать произведения автора, писать научные труды о нем, проводить Сургучевские чтения, как это делается сейчас. Читатель Страны Советов так и не прочел в свое время его повесть «Губернатор», которую отметил Горький, не посмотрел широко прошедшую в царской России и за рубежом пьесу «Осенние скрипки». Его литературная карьера началась в 1912 году, когда Горький помог ему выпустить в издательстве «Знание» два тома произведений. Между ними с той поры установилась долгая переписка. Будучи в Италии, Сургучев гостил на Капри у Горького, который ставил его в один ряд с Алексеем Толстым, Иваном Шмелевым.

В 1918 году имущество купцов Сургучевых было экспроприировано, в 1921-м Сургучев уезжает из России. Его очерк «Большевики в Ставрополе» ставропольцы смогли прочесть только в девяностых годах прошлого века, в пору гласности и перемен. Этот очерк в свое время закрыл для русского писателя дорогу в Советскую Россию. Из Константинополя, первой его остановки, он переехал в Прагу, а затем поселился в Париже, где и скончался. По одной из его пьес снят фильм в Голливуде.

Русским Фенимором Купером называли в свое время Павла Белецкого (1871-1934), который провел в Ставрополе детство и юность. Он участвовал в экспедициях в Восточную Сибирь. Всероссийскую известность и сравнение со всемирно знаменитым американским писателем принесли ему книги «В горах Даурии» и «Король тайги», вышедшие до революции 1917 года.

Несмотря на эти имена, Ставрополь не считался достаточно культурным центром, чтобы иметь своих литераторов. Когда осенью 1922 года после установления советской власти в городе при редакции одной из газет был организован кружок пролетарского творчества, в статье об этом П. Белецкий не скрыл самоиронии: «Литераторы? В Ставрополе? Да разве они тут водятся...». А спустя четыре года кружок этот перерос в Ставропольское отделение ассоциаций пролетарских писателей. И в эти же неспокойные годы выходил общественно-политический журнал «Ставрополье». А много ли журналов было в те времена в России? И не подтверждение ли это наличия достаточного количества литераторов, чтобы обратить внимание и на этот период?..

Эти имена и факты свидетельствуют о том, что для литераторов Ставрополья изначально критерием мастерства было не мелкое местническое, а полномасштабное, не отвлеченное, а социально обостренное, отвечающее на запросы времени отображение действительности. На стыке идейных противоречий, национальных укладов, верований формировался центр художественного осмысления жизни через весь спектр ее реалий.

Советский период отмечен новыми именами опять же не провинциального масштаба. В тридцатые годы прошлого века литературные связи ставропольских и столичных литераторов крепнут. Драматург Алексей Славянский (1900 -1936), автор пьесы «Пять ночей» ( «Огненные ветры»), шедшей в свое время в театрах Москвы, Ленинграда, Краснодара, Таганрога, возглавлявший Терскую окружную ассоциацию пролетарских писателей, дружил с Есениным. Русскоязычный писатель Эффенди Капиев (1909 -1944), переехавший сначала из Дагестана в Ставрополь, а затем в Пятигорск, стал хрестоматийным автором. Георгий Шилин (1896 -1938) родился в Георгиевске. Здесь же начал работать, позже осел в Ленинграде, где в 1930 году увидела свет его книга «Прокаженные» – о жизни лепрозория, расположенного на Ставрополье. Книга разошлась по всей стране и была настоящим бестселлером. Детство и юность Аркадия Первенцева (1905 – 1981) прошли на Ставрополье. Главное произведение писателя, роман «Кочубей», – дань памяти юности. Благодаря этому автору имя и дела свободолюбивого и отчаянного самородка южных степей остались в истории России. Немало переизданий, в том числе и за рубежом, выпало на долю «Юнармии» Григория Мирошниченко (1904 – 1985 гг.), чья комсомольская юность прошла в Невинномысске. Горький послал эту книгу Ромену Роллану, тот написал автору, что книга его очень тронула.

В приключенческом жанре написана книга еще одного уроженца Ставрополья Георгия Брянцева (1904 -1960) «По тонкому льду». Она получила читательское признание и также стала основой для кинофильма. Правда, в свет эта повесть вышла в год смерти автора. В очередной раз внимание к ставропольской литературе, и уже не только читателей, проявилось после выхода в свет романа Семена Бабаевского (1909  - 2000 ) «Кавалер «Золотой звезды». Он получает Сталинскую премию 1-й степени. Газета «Правда», орган ЦК КПСС и самая массовая в те годы, из номера в номер публикует главы романа, что было только дважды: с «Поднятой целиной» Шолохова и «Василием Теркиным» Твардовского. Это был прорыв провинциальным литератором столичного литературного редута. Зато позднее, после смерти Сталина, в 1954 году, на писательском съезде Бабаевского сделали, как отмечают литературоведы, «мальчиком для битья». Хотя в 1961 году он переезжает в Москву, скоро становится своим среди столичных или ставших столичными, как он, писателей, членом редколлегии журнала «Октябрь». Его новые книги регулярно выходят в столичных издательствах, но уже не имеют такого успеха, как знаменитый роман.

А потом началось новое восхождение Ставрополья на всесоюзную орбиту, и положила ему начало детская поэзия Александра Екимцева (1929 -1992). На этой стезе особого соперничества не было, детская литература имела зеленую улицу, издательства к ней благоволили. В 1954 году в Черкесске, тогда входящем в состав Ставропольского края, вышла первая книга Владимира Максимова (1930 -1995) «Поколение на часах», куда вошли стихи и переводы корреспондента областной газеты. Она не стала литературным событием, но является началом творческой биографии известного писателя-диссидента, основателя и редактора журнала «Континент».

И вновь ставропольская литература заявила о себе не-ожиданной книгой Андрея Губина (1927 – 1992). Его роман «Молоко волчицы» стал очередным сигналом критикам и литературоведам всесоюзного уровня обратить более пристальное внимание на то, что варится в литературном котле этого южного региона... В 1968 году роман «Молоко волчицы» опубликован в журнале «Октябрь». Губина приняли в Союз писателей СССР. Роман многократно переиздавался, переведен на многие языки, но дальнейшее творчество этого автора так и не получило должной оценки.

Всесоюзная известность Губина, признание читателей несколько затмили стремительно взошедшего следом за ним на всесоюзный литературный олимп ставропольца Вадима Чернова (1934 – 2011). Его первая книга «Сто пятая жизнь Акбара» стала входным билетом в Союз писателей СССР, а созданные потом произведения «Королевский краб», «Оранжевый день» явно вышли за рамки региональной прозы даже по географии. В свое время Чернов входил в объединение писателей-маринистов СССР.

Оттепель шестидесятых в провинции ознаменовалась созданием книг публицистической направленности. Заметным, и не только в крае, событием стало документальное повествование Андрея Попутько (1920 -2004) и Владимира Гнеушева (1927 – 2011) «Тайна Марухского ледника». Книга приоткрыла неизвестные прежде страницы битвы за Кавказ и дала толчок многолетней поисковой работе, способствовала патриотическому и интернациональному воспитанию молодежи. Она несколько раз переиздавалась в Ставрополе и Москве. А книга-версия «Неизбежимый жребий» Сергея Белоконя (1952 – 2000 гг.) заняла особое место в лермонтоведении, опять же выйдя за рамки региона.

В эти годы ставропольцы, можно сказать, прописываются в Литературном институте имени Горького или становятся столичными жителями. Валерий Гейдеко (1940 – 1979 гг.) защитил кандидатскую диссертацию, был заместителем главного редактора журнала «Дружба народов». По его роману «Личная жизнь директора» снят фильм. Георгий Пряхин, родившийся на Ставрополье, работает в столице журналистом, редактором и пишет прозу, в новой России он становится главным редактором издательства «Художественная литература». И наконец, к важнейшим литературным событиям можно отнести возвращение на родину из США родившегося в Кисловодске Александра Солженицына (1918 – 2008), становление которого как писателя пусть и произошло в иных местах, но его связь с этой землей еще раз напомнила о заметной роли ставропольских литераторов в общероссийском литературном процессе.

Сегодня рано еще говорить об авторах, начавших свой литературный путь в конце ХХ века и продолжающих работать сейчас. Тем не менее уже очевидно, что в ряду книг, рассказывающих об истории казачества, останется трилогия Владимира Бутенко «Казачий алтарь». Очевиден вклад ставропольских авторов и в жанре фантастики. В конце прошлого века увидел свет роман Василия Звягинцева «Одиссей покидает Итаку», положивший начало новому направлению, художественному конструированию альтернативной истории.

Даже краткий обзор имен показывает, что есть все основания говорить не только о серьезном влиянии выходцев со Ставрополья на политические процессы в стране, но и о важной роли литераторов этого региона в литературном процессе России и СССР. Уверен, произведения ставропольцев займут свое достойное место в общероссийской литературе, а их вклад в формирование мировоззрения современников и потомков должным образом будет оценен. И имена политиков не затмят имен знатоков человеческих душ.

Виктор КУСТОВ, член Союза писателей России