Его участники рассмотрели ряд наиболее актуальных на сегодня проблем жизнедеятельности вверенных им учреждений культуры. Приветствуя собравшихся, первый заместитель министра культуры СК Валентина Крихун подчеркнула неслучайность дискуссии: в последние годы музеи страны как никогда громко, ярко, неординарно заявляют о себе. Да и государство ставит перед ними принципиально новые задачи, в частности, создание единого федерального музейного фонда, его целенаправленное представление в регионах страны, обеспечение максимальной доступности населения к культурным ценностям России. Конечно, главнейшим направлением остается выставочная деятельность, однако формула успеха включает в себя многие параметры организационной работы: от поисково-собирательской до охранной и научно-исследовательской.

Инициатор круглого стола директор краевого музея-заповедника Николай Охонько идею встречи обосновал глобальной тенденцией времени – стремительно меняющимся обществом. Соответственно, музейщикам следует это учитывать, творчески подстраиваясь под предлагаемые темпы, адекватно предлагая обществу свои возможности и ресурсы. Но в достижении этого остаются неизменно важными сохранность музейных фондов, введение их в общественный оборот, сбор материального и нематериального культурного наследия, поиск современных подходов в сотрудничестве музеев и общества.

Сохранности музейного фонда края посвятила свое выступление руководитель отдела министерства культуры СК Ольга Лагунова. Она, в частности, отметила: чтобы сократить риск утраты или повреждения каких-либо материалов в процессе активной выставочной деятельности (а от музеев ждут именно активности!), музейщикам приходится находить баланс оптимального сочетания этих основных сторон своей работы. В последние годы к эксплуатационным факторам риска добавилось растущее использование технологий, открывающих широкий доступ к информации о содержащихся в музеях ценностях: он привлекает внимание не только специалистов и культурно просвещенных граждан, но и, увы, криминальных кругов. Последние находят в этих сведениях новое поле уголовной «деятельности», что, конечно, вызывает дополнительные опасения по поводу безопасности. И здесь музеям важно оградить себя серьезной правовой базой, обеспечив юридическое подкрепление фондов надлежащим пакетом документов, фиксирующих биографию каждого экспоната с момента его поступления. Уже одно это значительно повышает защищенность, например, от обвинений в халатности и т. п.

О некоторых проблемных аспектах введения музейных коллекций в общественный оборот рассказал коллегам Н. Охонько. Помимо традиционной экспозиционно-выставочной деятельности многократно усилился интерес со стороны средств массовой информации, книгоиздателей, телевидения, кино, других структур, активно использующих музейные материалы в своих целях. Вроде бы ничего плохого тут нет, если бы не некоторые нюансы, свидетельствующие о нарушении интересов и прав музеев. В законе о музеях РФ четко написано, что музейные предметы и коллекции, включенные в состав государственного музейного фонда, открыты для доступа граждан. На практике эта демократичная формулировка порой оборачивается неприятными историями. Существует два вида доступа к фондам: свободный – к выставкам и ограниченный – к хранилищам. К сожалению, законодательство не подкреплено конкретным регламентом, регулирующим эти моменты. Правда, сложившаяся российская и мировая практика подразумевает, например, право музея на первую публикацию его материалов. Однако сегодня использование музейных фотографий и документов в книгоиздательстве нередко происходит, мягко говоря, в одностороннем порядке. Например, несколько лет назад пятигорское издательство «Снег» запустило проект, посвященный архитектуре городов-курортов, материалы для которого поступали в том числе и из музеев. А в итоге издательство сопроводило первый том условием: любое использование опубликованных в нем материалов и иллюстраций возможно только с его разрешения. Затем то же издательство предложило музею-заповеднику поучаствовать в подготовке аналогичного издания по Ставрополю. Музей нужный материал предоставил, но и тут опять его права оказались ущемлены все тем же сопроводительным условием издателя. Несмотря на заключенный ранее договор… Более того, вскоре издательство «Снег» в одностороннем порядке, не информируя музей, выпускает новый альбом – «Ставрополь губернский», называя его переизданием предыдущего. Хотя даже несведущий глаз без труда увидит их абсолютное несходство. При этом в альбоме вновь отсутствуют ссылки на использование материалов музея! А там почти сотня фотографий из фондов. Но согласно имеющимся подписям выходит, что все эти снимки являются собственностью неких двух авторов, к музею никакого отношения не имеющих. Некрасиво, не правда ли?

Результатом такого неравноправного сотрудничества явилось обращение руководства музея-заповедника ко всем музейщикам края с рекомендацией не сотрудничать с издательством, грубо нарушающим права и интересы музеев и архивов. В ответ издательство «Снег» распространило свое письмо, без ложной скромности «разъясняя», что использованные им снимки являются… общественным достоянием и могут быть обнародованы без согласия музея. Между тем издание-то носит явно коммерческий характер: в киосках и книжных магазинах стоимость альбома приближается к тысяче рублей за штуку. На месте музейщиков поневоле задумаешься: не обратиться ли в суд? И вот тут-то они вплотную столкнулись с собственной юридической незащищенностью и даже, увы, некоторой непросвещенностью, а следовательно, уязвимостью перед лицом недобросовестных партнеров. Остается сказать, что добрым примером для издателей Ставрополья могут служить самарские «Огни», не один год успешно сотрудничающие со Ставропольским краевым изомузеем в рамках договора об использовании изображений музейных предметов: за тиражирование репродукций картин в том или ином альбоме музею полагаются определенные суммы. Значит, цивилизованные отношения возможны?

Не меньше проблем возникает и в случаях, когда у музеев запрашивают (а то и просто требуют) информацию всевозможные учреждения и ведомства. Вот еще одна уникальная история. Торгово-промышленная палата Ставропольского края, ссылаясь на принятую правительством СК стратегию развития рекреационно-туристического комплекса края с тремя выделенными туристическими зонами, просит музей «для разработки маркетинговой стратегии продвижения Ставропольского края как региона, благоприятного для туризма» предоставить информацию по этим трем зонам. С подробным указанием природных и этнокультурных ресурсов, культурной мифологии, аналитическим описанием территорий, туристических особенностей географии, археологического наследия. Не говоря о том, что объем запрашиваемого материала музею подготовить просто не по силам (тут работы на целый приличный НИИ, и все это за «спасибо»?), дальнейшее развитие событий показало всю важность регулирования музеем имеющейся у него информации. Вскоре к музею-заповеднику обратилась администрация города Ставрополя с предложением поучаствовать в конкурсе и взять заказ на оказание услуг по организации и проведению для учащихся муниципальных школ аудиторно-экскурсионных программ по культурно-историческим местам краевого центра. Все правильно, музей давно эту нишу осваивает, а посему включился в соответствующий конкурс. Но… В него включается также Торгово-промышленная палата СК, сбивает цену и выигрывает. А потом цинично предлагает музею выполнить эту работу! Ну что прикажете делать музею со всем его уникальным интеллектуальным багажом и историко-культурными ценностями? Покорно идти на поводу у такого вот, извините, дикого «рынка»? Хуже всего то, сетуют профессионалы, что найдутся в таких ситуациях горе-специалисты, которые проведут-таки для школьников те экскурсии по городу и изложат материал в таком искаженном виде, что останется только пожалеть ребятишек.

А сколько вопросов возникает по поводу фотосъемок музейных экспозиций... Сегодня в России есть музеи, где вообще запрещены съемки, есть такие, где установлена отдельная плата за фотографирование, наконец, в-третьих, эта плата входит в стоимость билета. При этом, оказывается, взимание платы за съемку противоречит закону об информации: налицо еще одна нестыковка в отношениях музея и общества.

При всех вышеназванных заботах музейщикам важнее всего их основная – собирание и хранение историко-культурного наследия. Об этой их роли говорил директор Пятигорского краеведческого музея Сергей Савенко, заметив, что сегодня о культурном наследии многие любят порассуждать, но мало кто задумывается о глубине этого понятия. Россия ратифицировала Международную конвенцию о сохранении историко-культурного наследия лишь в 1998 году, так что мы в этом деле почти новички. Хотя на самом деле наши музеи, конечно же, занимались этой работой и раньше. Однако само содержание термина «историко-культурное наследие» заметно расширилось, в него входят все виды археологических объектов, сооружения, предметы, связанные с историческим прошлым народа, историко-культурные ландшафты, уникальные объекты природы. Вот как много ждет общество от музеев. А они и не отказываются, просят лишь помочь и защитить. Начиная с заработной платы сотрудников и заканчивая правовым, законодательным «забором».

Немало делают сегодня музейщики и для сохранении так называемого нематериального историко-культурного наследия региона, о чем говорила на круглом столе директор Ставропольского краевого музея изобразительных искусств Зоя Белая. С понятием нематериального наследия музею довелось столкнуться, когда в его структуру вошел Новокумский филиал – музей истории казаков-некрасовцев и молокан. Десять лет назад конференция Генеральной Ассамблеи ЮНЕСКО приняла Конвенцию по охране нематериального культурного наследия. В соответствии с ней в нашей стране создана специальная программа по сохранению историко-культурного наследия народов России. Музеи разных уровней в той или иной степени занимаются изучением народных традиций в их празднично-обрядовых формах, народных ремесел, декоративно-прикладного, устного народного творчества. Но пока что все эти попытки, уверена З. Белая, не столь глубоки и всесторонни, зато случаев наездов залетных «знатоков», включающих в свой репертуар номера «а-ля некрасовцы», сколько угодно. Словом, с традиционной частью культуры обращаются, по сути, так же, как и с живой природой: она якобы ничего не стоит, и ее можно как угодно присваивать в целях собственного обогащения. В нашем крае все это тоже, увы, имеет место быть. Между тем живых носителей нематериальной традиционной культуры остается все меньше, одна надежда – успеть занести то, что еще осталось, на аудио- и видеоносители. Это уже потом можно будет хотя бы воспроизвести в музейно-театрализованном виде, в будущих музейных акциях.

Поразительно то, что при всей очевидной финансовой бедности наших музеев они умудряются работать активно и очень интересно! В том числе в направлении, переживающем не лучшие времена. Речь о туризме. Если в целом он находится сегодня в эпизодическом, чахлом состоянии, то вот в отдельно взятой территории чувствует себя не так плохо. Примером может служить работа Благодарненского музея, по-своему и весьма успешно осваивающего собственные ресурсы для развития местного культурно-познавательного туризма, о чем поведала его директор Татьяна Бочарова. Казалось бы, какие такие особенные достопримечательности можно отыскать в районе? А музейщики сумели. Разработали свои экскурсионные маршруты, пешие и автобусные, объединив в единый туристический паспорт района. В нем нашли отражение, например, любопытные особенности местоположения района на карте края, важные вехи его истории, известные люди, старинные храмы, уголки природы. Не забыли про то, что здесь родина матери ставропольского писателя Ильи Сургучева, а также известный заказник «Сотниковское» и знаменитые благодарненские песчаники. В «паспорте» нашлось место как для фольклорных особенностей отдельных сел, так и для экскурсий на… английском языке! С учетом интересов подрастающего поколения. Это в дополнение к обычным, повсеместным мемориалам воинской славы, улицам имени героев-земляков и т. п. Так что благодарненской детворе, в первую очередь, есть куда пойти и что интересного узнать о земле, на которой живут. В чем были согласны участники дискуссии: в любом музее обязательно есть своя изюминка, которую только надо найти и как следует подать.

Вместо послесловия. При том что туризм в России пока не развит на европейском уровне, наши граждане, оказывается, отличаются чрезвычайной любознательностью: по статистике, российский турист сегодня конкурирует по численности с китайским! Есть с кем работать музейщикам.

Наталья БЫКОВА

Достояние народное, защита – государственная / Газета «Ставропольская правда» / 12 ноября 2013 г.