Заповедные места – «Татарское городище». Памятник археологии федерального значения , г. Ставрополь

Заповедные места – «Татарское городище». Памятник археологии федерального значения , г. Ставрополь

© Фото: Лусине ВАРДАНЯН

Татарское городище – незваные гости

Татарское городище – незваные гости

© Фото Ставропольского музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве

Из глубины веков

Из глубины веков

© Фото Ставропольского музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве

Из глубины веков

Из глубины веков

© Фото Ставропольского музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве

Из глубины веков

Из глубины веков

© Фото Ставропольского музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве

Боль заповедной земли

Внешне эти окрестности Ставрополя как будто ничем особенным не примечательны. Разве что чудесными видами первозданной природы. Но почему-то именно здесь встречаешь табличку «Памятник федерального значения»… Двадцать лет назад местность, известная как Татарское городище, была объявлена заповедной и получила статус структурного подразделения музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве. Тогда городище считалось еще отдаленным от Ставрополя, к нему приблизились лишь дачные товарищества.

– Прошли годы, и ситуация в корне изменилась, – говорит директор музея-заповедника Николай Охонько. – Городище начало активно включаться в орбиту развивающегося города. В этой связи сегодня мы имеем пять основных проблем. Самая острая на данный момент: на прилегающих участках два дачных товарищества построили свои очистные сооружения, наобещав, что никакого вреда природе не будет. На самом же деле внешний ров городища, прямо там, где начинается экскурсионный осмотр объекта, сейчас заполнен канализационными отходами – фекалиями с жутким запахом! В сухой сезон эта «страсть» чуть поменьше, а в дожди происходит страшное.

Цивилизация в таком вот весьма непривлекательном виде, по сути, стала главной угрозой для городища. К тому же если раньше оно находилось за пределами Ставрополя, на территории Шпаковского района, то сейчас большая часть, кстати, наиболее ценная, входит в городскую черту, разделяющую его буквально по живому. Это хорошо видно на картах. Когда эту черту проводили, музей направлял письма в разные инстанции, высказывая резонные опасения по поводу искусственного раздела зон ответственности. Ведь случись что, неизвестно, откуда звать полицию – из Ставрополя или Шпаковского района… Помимо «дачной канализации» музейщики многие годы ведут неравный бой с согражданами, регулярно заваливающими чудо природы и истории мусором. Только в этом году провели два субботника, вывезли 80 тонн хлама.

О чем поют алмазные струи?

…А ведь именно там начинается таинственная, словно пронизанная поэзией древняя дорога, протоптанная пращурами. Слева от нее певуче журчит живописный ручей «Алмазные струи», ценный для науки как объект сине-зеленых водорослей. Несколько миллиардов лет назад в плескавшейся здесь морской стихии эти самые водоросли формировали необычные камни, в которых сегодня взгляду открывается целый пласт малоизученной биографии Земли. Эти камни, великолепные дети матери-Природы и отца-Времени, лежат прямо на поверхности, и музейщики рассказывают экскурсантам, что здесь было когда-то, в бездонной глубине столетий… При этом вполне реально в разгар увлекательного исторического погружения лицезреть летящий из-за соседнего забора мусорный мешок…

Однако наиболее «креативные» дачники этим не ограничиваются. Товарищество «Лесок», например, без какого бы то ни было согласования с музеем и министерством культуры края начало прирезать к своей территории участки земли, относящиеся к заповедному городищу.

– В 1992 году наши специалисты выяснили, что у городища не две части, как считалось со времен первых исследователей под руководством Т. Минаевой, существует еще одна, самая крупная по площади, – вспоминает Николай Анатольевич. – Тогда к городищу был присоединен громадный участок земли вместе с уже сложившимся дачным товариществом «Лесок». Но как погонишь людей с обжитого? Решили считать его своего рода резервацией, нанеся границу, сотрудничали с руководством товарищества, которое тогда вело себя цивилизованно: на заповедную территорию не посягало, дорог не прокладывало, лес не рубило, мусор не выбрасывало… А теперь выясняется, что товарищество отхватило новые участки городища, уже отдав их владельцам.

Пока эта проблема ждет разбирательства, к ней присоединилась еще одна: новым законодательством о лесах их разрешено сдавать в аренду частным лицам. И появились такие «лица», которым очень нравится лес на городище! Казалось бы, пусть любуются на него со стороны… Нет, им хочется быть внутри! Взять в аренду с обязательством содержать. А что такое «содержать»? Постоянно очищать от сухостоя, следить, чтоб ничего не копалось и не распахивалось, не вырубались деревья. Все это весьма затратно: музею требуется ежегодно более двух миллионов рублей на выполнение правил содержания лесных угодий. Будет ли это делать частный арендатор – большой вопрос.

Татарский лес – явление для природы очень молодое: за последние несколько десятков лет стихийно выросли деревья, которые на поверхности главного вала никто не сажал. Так захотела и распорядилась природа. В заботах о сохранности археологически ценных слоев музейщики не забывали и о сохранении леса: при раскопках аккуратно обходили деревья, не пилили, старались и объект изучить, и деревья сохранить.

Незваные пришельцы

Наконец, новая напасть: несколько лет назад городище, самое его, можно сказать, сердце – около цитадели, облюбовали неоязычники, именующие себя родноверами, возведя свое «святилище», использовав при этом камень из древних стен! Таким образом не просто вторгшись на территорию заповедника, но грубо нарушив ценнейший культурный слой.

Поначалу музейщики отнеслись к этому нейтрально, и, как оказалось, зря. Новые обитатели почувствовали себя здесь едва ли не хозяевами, дошло даже до того, что однажды последователи родноверов повели себя агрессивно по отношению к экскурсии. Заведующая отделом «Татарское городище» Валерия Галаева вела ее для школьников, которые чем-то вдруг не понравились язычникам, проводившим здесь время. Возник конфликт с родителями, сопровождавшими детей. После этого музей инициировал создание комиссии из специалистов по охране памятников, которая нашла в действиях язычников нарушения законодательства. К примеру, в заповедной зоне они выкопали землю, чтобы поставить в яме своего идола. Кто-то может сказать: подумаешь, ямка… А что если как раз в этом месте находился артефакт, способный стать удивительным открытием? На основе выводов комиссии министерство культуры края обратилось в правоохранительные органы. Шпаковский РОВД провел свое расследование и (вспомним раздел ответственности!) порекомендовал обращаться в прокуратуру. Сейчас вопрос в стадии дальнейшего рассмотрения.

– Мы просим демонтировать идола, вернуть территории первозданный облик, – уточняет Н. Охонько. – Мы никогда не ставили вопрос об идеологии пришельцев-язычников, будь они хоть инопланетяне, для нас главное – появление инородного объекта в заповедной территории.

Многие из перечисленных проблем осложняло то, что за время существования городища трижды менялись правила установления границ объекта – такие времена. А установить границы на местности гораздо труднее, чем на бумаге. Наконец, в этом году при финансовой поддержке минкульта СК проведены геодезические работы с помощью современной аппаратуры, с помощью спутниковой системы нанесены все нужные точки, и на каждой поворотной точке в землю забит реальный деревянный либо железный кол, все обозначено. Теперь задача – получить еще один важный документ, который стоит больших денег – свыше двух миллионов: проект охранных зон, регулирующий всю охранную деятельность на территории конкретного памятника.

– Минкульт РФ сейчас уделяет серьезное внимание памятникам федерального значения, в нашем крае всего пять памятников археологии такого уровня, – поясняет Н. Охонько. – Самое крупное и значимое из них, безусловно, Татарское городище. Эти объекты необходимо включить в Госреестр РФ, для чего нужно подготовить пакет документов, а этот процесс – своего рода ревизия по уточнению соответствия объектов их статусу. После этого этапа городище будет защищено от любого поползновения.

Пока шумит Татарский лес...

Радужные перспективы, однако, пока омрачает наличие на территории городища, как ни парадоксально, его прекрасного леса. Площадь городища составляет 210 га, около 28 га, не покрытых лесом, находится в оперативном управлении музея, который на этой земле может пресекать любое незаконное действие, равно как и проводить раскопки. Остальные 180 га относились к государственному лесному фонду, были под контролем лесного хозяйства, то есть государства. Но когда леса начали сдавать в аренду частникам, музейщики поняли, что лес на городище нуждается в особой охране, его необходимо закреплять за музеем-заповедником. Потому что памятник этот комплексный: основанный как археологический, после работ специалистов по естественной истории, выяснивших его великолепную природную составляющую, он обрел более точный статус археологического и природно-ландшафтного. А можно ли сохранять раздельно одно от другого? Городище как собственно оборонительное сооружение прекратило свое существование примерно в XI веке. Более тысячи лет назад это был самый настоящий город. На его культурном ландшафте – на могильниках, башнях, руинах валов и рвов, дворце правителя, остатках древнего храма – вырос лес, который сегодня своими корнями, увы, разрушает эти культурные слои, одновременно осложняя проведение раскопок, консервацию, реставрацию, а по большому счету музеефикацию объекта.

Значит, надо ставить вопрос о частичной, сегментированной вырубке. Прежде всего это касается древних руинированных стен и цитадели. Но проводить все с соблюдением законодательства: срубив 20 деревьев, рядом, на прилегающей к городищу территории, посадить столько же, сохраняя баланс. Музейщики не варвары, понимают, что лес – это составляющее природы. Они твердо намерены вслед за включением городища в Госреестр и подготовкой проекта охранных зон сделать следующий шаг: обратиться с ходатайством к правительству края о включении Татарского леса в состав музея-заповедника. Тогда даже участки, переданные в аренду, оставаясь государственной собственностью (в ведении минприроды и минимущества), будут находиться в оперативном управлении музея, наделенного полномочиями контролировать действия арендаторов. В последние десятилетия так много и так верно говорится об экологии, о том, что в урбанистическом мире любой зеленый массив, даже пятачок, большая ценность – то, что в мире является неотъемлемой частью качества жизни. Музей-заповедник предлагает реальные пути повышения этого качества.

Имя, спрятанное в веках

Не забудем, городище – это уникальный древний город, укрытый позднейшими наслоениями от несведущего, не всегда доброго глаза. Получается, что современный Ставрополь фактически является продолжателем предшествующих цивилизаций. Чем не машина времени?

Мы говорим больше: городище – это наследие не только Ставрополя, но и всего Предкавказья, самый ценный археологический памятник этого региона. Вообще их сотни и тысячи, многие сегодня разрушаются под натиском техногенных нагрузок. Давайте же постараемся заповедать самое-самое.

Не исключаю, что современный обыватель (у которого своих проблем хоть отбавляй) скажет: ну и что? Жизнь-то продолжается, зачем нам это старье? А музейщики не устают утверждать: Татарское городище ждет великое будущее! Когда новые исследователи доберутся до летописных первоисточников Византии и Древнего Рима, они изучат досконально все девять климатов (регионов) Хазарии, в каждом из которых был свой крупный, хорошо укрепленный центр с хазарским гарнизоном и правителем. На городище явно просматривается цитадель невероятных размеров, а в ней – очень крупное строение и христианский храм.

– Есть арабский источник, называющий десять городов Хазарии – Итиль, Семендер, Хамлидж, Байда, Беленджер, Савгар, Хтлг, Лкн, Сур, Масмада. Считаю, что среди них скрыто имя нашего городища! Пусть меня называют фантазером, – улыбается Николай Анатольевич, – но ведь некоторые из них уже идентифицированы, например, Итиль был на Волге, Семендер – на территории современного Дагестана... Сегодня можно только догадываться о мощи городища по ряду признаков. Со временем это докажут новыми находками. Мы же пока лишь обозначили границы и структуру объекта, а чтобы докопаться, что у него внутри, нужны сложные дорогостоящие работы, особая археологическая экспедиция, проект консервации и реставрации… Сейчас мы не можем эти этапы обеспечить. Законсервировали и храним. А еще стараемся показать в наших экскурсиях «живую археологию».

В программе комплексного развития музеев края нашлось место и для городища. Правда, в какой форме оно будет развиваться в дальнейшем, каким будет его завтрашний день, пока не знает никто. То ли он станет историческим парком, то ли музеем под открытым небом… Городище фигурирует и в программе Минкульта РФ «Сохранение историко-культурного наследия Северного Кавказа и введение его в социальный оборот в соответствии с программой развития СКФО». С развитием туризма сюда можно будет возить экскурсионные группы даже с КМВ. Пока же городище – далекий стратегический резерв.

*****

– Нам бы хоть с нашими «пятью пунктами» разобраться, – сетует Н. Охонько. – Ясно осознаем: Ставрополь начал наезд на городище в прямом смысле слова. Пока что у всех мозги повернуты в одну сторону: кусок земли любой ценой, и не важно, что будет дальше… Даже садоводы готовы мириться с фекалиями и нас ими загружать. А в городских кварталах люди уже сейчас задыхаются от натиска машин.

Наталья БЫКОВА

Испытание цивилизацией / Газета «Ставропольская правда» / 1 ноября 2013 г.