Ставрополье – регион аграрный. Маркой края в свое время было тонкорунное племенное овцеводство, виноградарство и виноделие. В настоящее время край известен, главным образом, как крупнейший производитель зерна, житница России. Для переработки произведенной на полях и фермах продукции на Ставрополье строили и строят соответствующие предприятия, вкладывая огромные средства. О том, как используется этот капитал, какую отдачу дает в бюджет края, города, села, беседа с заместителем председателя комитета Думы Ставропольского края по аграрным вопросам, продовольствию, земельным отношениям и землеустройству Василием Машкиным.

Василий Машкин

Василий Машкин

© Фото пресс-службы ДСК

– Василий Иванович, и как же, на ваш взгляд, учитывая потраченные средства, обстоят дела в пищевой и перерабатывающей отраслях?

– Плохо! Мне сегодня как заместителю председателя «аграрного» комитета постоянно задают вопросы руководители сельскохозяйственных организаций: куда сдать выращенный кабачок, произведенную шерсть, некондиционные яблоки, где забить скот? И этот перечень можно продолжить. Беда только, что ответить нечего, кроме одного: ищите сами рынки сбыта в Краснодарском крае, Ростовской области или ином соседнем регионе.

В свое время предприятия по переработке сельскохозяйственной продукции строились всем миром, в том числе за счет средств колхозов и совхозов, пайщиков потребительской кооперации. Даже приватизация этих предприятий прошла по схеме: 51 процент акций был отдан поставщикам сырья, т.е. колхозам и совхозам, а 49 – рабочим этих предприятий. Сейчас акции в основном в частных руках и на интересы народа не работают. А власть ведет себя как сторонний наблюдатель: либо не может справиться с проблемой, либо не знает, как изменить ситуацию. А ведь в соседних субъектах картина иная.

– На прошедшем заседании Думы края очень остро стоял вопрос о наполнении казны налогами. Если можно, назовите болевые точки и конкретные примеры потерь бюджета в перерабатывающей отрасли края.

– Начнем с хлеба. Ведь не зря же говорят: «Хлеб всему голова». Вот вы верите в то, что жители края в два раза сократили потребление хлеба? Нет? И я не верю. Так вот, в доперестроечный период в крае производилось 240 тысяч тонн хлеба. Сейчас производим 160 тысяч тонн, или 58 кг на душу населения, при медицинской норме 105 кг. Как видим, потери ощутимые – 80 тысяч тонн. А теперь давайте посчитаем потери бюджета. Произведя одну тонну хлеба, хлебозаводы уплачивают в бюджеты всех уровней налогов и неналоговых сборов до 5,5 тысячи рублей. Следовательно, мы недосчитались 440 млн рублей, не говоря уже о потере рабочих мест. И положение дел не улучшается. Сегодня производственные мощности крупных хлебозаводов загружены на 40 процентов. Начиная с 1995 года в крае разорилось 11 крупных хлебозаводов, в том числе в Ставрополе, Буденновске, Изобильном, Благодарном. С 1 июля текущего года прекратилось производство хлеба в городе Железноводске.

– Напрашивается вопрос: «Куда же смотрит власть?» Ведь, насколько известно, три года тому назад министерство сельского хозяйства края в отдельную структуру выделило комитет по пищевой и перерабатывающей промышленности. Выходит, ожидаемого результата от реорганизации так и не дождались?

– Скажу прямо, эксперимент по разделению функций производства и переработки сельскохозяйственной продукции, по моему мнению, не удался. Надо возвращать отрасли в одни руки – под общее руководство. Вот посмотрите, в прошедшем году мощности по производству спирта были задействованы на 25 процентов, по производству ликероводочной продукции на 11, пива – на 55, молока – на 40 и переработки семян подсолнечника – на 45. Примерно 300 тысяч тонн подсолнечника, выращенного на Ставрополье, вывозится на переработку в Краснодарский край и Ростовскую область. Наш край, по сути, стал сырьевым придатком, теряя в год только на подсолнечнике почти 1 млрд рублей бюджетных поступлений во все уровни. Производство мясных консервов сократилось более чем в 6 раз, плодоовощных – в 1,4. По существу не работают Нефтекумская и Апанасенковская хладобойни, Ставропольский мясоконсервный завод, Нагутский завод по розливу минеральной воды. Свернул свою деятельность на территории края и передислоцировался в Оренбургскую область Минераловодский ликеро-водочный завод. В результате чего налоговый потенциал края только по акцизам сократился на 1,3 млрд рублей. И этот перечень можно продолжить.

О каких инвестиционных проектах можно сегодня вести речь, если не работает то, что уже имеется? Куда власть смотрит? Отвечу. На мой взгляд, власть утонула в многочисленных заседаниях и преуспела в приукрашивании реальной действительности. Нет глубокого экономического анализа. Не поднимаются «горячие» темы, не принимаются необходимые меры, чтобы ситуацию исправить, в том числе и законодательного порядка. Без анализа, без контроля, без критики власть слепа и неэффективна.

К сожалению, но так же работают и средства массовой информации, в том числе и сотрудники вашей газеты. Уж простите меня за резкость! Боимся сказать друг другу правду.

Да, так, наверное, легче и удобней. Пришел, например, корреспондент на брифинг или пресс-конференцию высокопоставленного чиновника, принял на веру что сказано и изложил в статье.

А вы поезжайте в Невинномысск на маслоэкстракционный завод, где уже уволено 240 и еще готовится к увольнению 210 работников. Послушайте, что они вам расскажут, вскройте причины, почему и от чего это происходит и кто виноват. Там же повстречайтесь с бывшими работниками молокозавода, превращенного в торговый центр, сотрудниками шерстомойной фабрики, также прекратившей свою деятельность.

У одного успешного политика из Японии журналисты спросили, есть ли у него друг. Знаете, что он ответил? «А как же! Кто же мне скажет правду!» А я бы к этому добавил: «Опасен не тот, кто критикует и говорит правду, а тот, кто лжет и лицемерит».

– Василий Иванович, а депутаты краевой Думы какие меры принимают, чтобы спасти переработку?

– Имея такую ситуацию с хлебом, не дождавшись от правительства проекта закона, депутаты в прошлом году самостоятельно разработали закон о хлебе. И, к нашему горькому удивлению, со стороны руководства комитета по пищевой и перерабатывающей промышленности, министерства финансов края встретили такое противодействие и волокиту!.. В общем, нахлебались вдоволь. Девять месяцев мы не могли этот документ принять. Пришлось пойти на уступки: в силу закон вступает с 1 января 2014 года, а не с 1 января текущего. А ведь, по оценке экспертов, в этом нормативном акте заложен неплохой механизм сдерживания цен на хлеб, повышения его качества и технологического обновления производственных мощностей хлебозаводов. Главным аргументом со стороны правительства было следующее: нет законных оснований выделять бюджетные средства на реализацию этого закона. Но тут же в сентябре прошлого и текущего года, вне рамок этого закона, из бюджета края на компенсацию стоимости хлеба выделяется соответственно 40 млн и 70 млн рублей.

Что же это? Почему в обход закона?

А вот другой пример. В сентябре правительство внесло в Думу проект закона, предусматривающего изменения в бюджете края, в том числе сокращение почти в два раза государственной поддержки виноделия и виноградарства. Скажите, это в условиях недобора налоговых поступлений логично? Ведь один гектар виноградников дает 30 тысяч поступлений в бюджет и внебюджетные фонды, что в 15 раз больше, чем гектар зерновых. И только благодаря поддержке большинства депутатов эти средства удалось отстоять.

И третий пример. В лихие девяностые и прошедшее десятилетие остановились многие предприятия потребительской кооперации края. Депутаты комитета разработали и приняли Закон «О государственной поддержке потребительской кооперации в Ставропольском крае». И что вы думаете, комитет по пищевой и перерабатывающей промышленности, торговле и лицензированию отдельных видов деятельности что-то предпринял, воспользовался заложенными в нем механизмами? Нет!

Складывается впечатление, что депутаты больше, чем руководство комитета, заботятся об отрасли. А это неправильно. Такое ощущение, что во многих властных структурах нет личностей, нет профессионалов и государственников. На их смену пришли менеджеры без образования и опыта работы, но с сильно выраженным умением работать на себя.

– Что такое личность, по-вашему?

– Личность – это профессионал плюс государственник.

Профессионал – это человек с соответствующим образованием, добившийся признания в отрасли. Государственник – это человек, для которого интересы общества и государства выше личных.

– Легко судить со стороны. Предложите, что делать.

– АПК в кризисе. Без ручного управления здесь не обойтись. Исходя из этого мне представляется необходимым срочно провести инвентаризацию производственного потенциала сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. Оценить возможности и огрехи, организовать их экономическое взаимодействие и сотрудничество. Подключить к этой работе муниципальную власть. На сайтах каждого муниципального района и городского округа, а также соответствующего министерства и ведомства разместить перечень предприятий и информацию об уровне использования мощностей, количестве занятых и свободных рабочих мест, средней заработной плате и объемах отчислений в бюджетную систему. В режиме реального времени принимать адекватные меры по улучшению их работы. Поставить работу каждого предприятия и власти под общественный контроль.

Действовать по пословице «Как потопаешь, так и полопаешь». Необходимо всем работать на наполняемость бюджета, повышение уровня жизни работников реального сектора экономики.

Л. НИКОЛАЕВА