Двести лет назад, 24 июня 1812 года, не объявляя войны, в полночь у города Ковно более чем 600-тысячная наполеоновская армия неудержимым потоком полилась в пределы России.

Медаль «За взятие Парижа». 1814 год

Медаль «За взятие Парижа». 1814 год

Медаль в память войны 1812 года

Медаль в память войны 1812 года

Наполеон стоял на противоположном берегу Немана – перед ним расстилался безграничный океан земли русской. Сейчас этот океан был внешне спокойным, но кто знает, какие бури таит он в себе… Возвращался «непобедимый» император с ничтожной кучкой солдат и офицеров. Из «великой армии» 400 тысяч полегло на русских просторах, 200 тысяч захвачено в плен.

Война 1812 года показала всему миру, как много значит сочувствие справедливой войне всего народа и как силен духом, любовью к родине и свободе русский народ. Истины ради надо заметить, что беспристрастная история рассказывает и про бездарность некоторых генералов, и про неурядицы среди командующих отдельными частями армии, и про отсутствие в иные моменты общего плана. Но та же беспристрастная история дает примеры удивительного подъема патриотизма.

В Государственном архиве Ставропольского края хранятся подлинные документы периода Отечественной войны 1812 года. Один из первых – воззвание Святейшего Синода о защите Отечества от французского нашествия. Церковь играла огромную роль в объединении народа, поднятии его духа против врага. В воззвании писалось: «… Ныне сия година искушения касается нас, россияне! Властолюбивый, ненасытный, не хранящий клятвы, не уважающий алтарей враг, дыша лютой злобою, покушается на нашу свободу, угрожает домам нашим и на благолепие храмов Божьих простирает хищную руку. Сего ради взываем к вам, чада церкви и отечества. Возьмите оружие и да сохраните веру отцов наших… Помяните лета предков наших, которые о имени Божьем с дерзновением повергались в опасности и выходили из них со славою…».

Приказы, манифесты, воззвания императора Александра I периода войны знаменательны по силе и яркости выражений, по искренне патриотическому духу. Составлял их писатель Александр Шишков, назначенный в апреле 1812 года государственным секретарем. В Пятигорске в год празднования 100-летнего юбилея войны 1812 года проживал внук писателя, отставной полковник Дмитрий Шишков, о котором рассказал корреспондент газеты «Пятигорское эхо».

Вот строки из манифеста Александра I от 6 июля 1812 года: «…Взываем ко всем нашим верноподданным, ко всем сословиям и состояниям духовным и мирским, приглашая их вместе с нами единодушным и общим восстанием содействовать против всех вражеских замыслов и покушений. Да найдет враг на каждом шаге верных сынов России, поражающих его всеми средствами и силами, не внимая никаким его лукавствам и обманам. Да встретит он в каждом дворянине Пожарского, в каждом духовном Палицына, в каждом гражданине Минина. Благородное дворянское сословие! Ты во все времена было спасителем отечества. Святейший Синод, духовенство! Вы всегда теплыми молитвами своими призывали благодать на главу России. Народ русский! Храброе потомство храбрых славян! Ты неоднократно сокрушал зубы устремлявшихся на тебя львов и тигров. Соединитесь все: со крестом в сердце и с оружием в руках, никакие силы человеческие вас не одолеют…».

Против 600-тысячной армии французов Россия, которая незадолго перед тем окончила победоносную, но вместе с тем тяжелую войну со Швецией и еще вела войну с Турцией, могла выставить не более 200 тысяч войск. Было решено призвать к всеобщему ополчению. Когда в церквах читался манифест с призывом к ополчению против врага, народ без различия сословий изъявлял готовность жертвовать всем для спасения Отечества. Почти полмиллиона человек записались в ополчение в Центральной России, Поволжье, на Украине, в Белоруссии. Десятки тысяч мирных жителей сражались против захватчиков на оккупированной территории в партизанских отрядах.

В Кавказской губернии, куда входило Ставрополье, было тогда немало забот, связанных с Кавказской войной. Тем не менее имеются документы, характеризующие патриотический дух жителей нашего края. Среди них представление от 26 июля 1812 года кавказского губернского предводителя дворянства Алексея Реброва гражданскому губернатору Я. Брискорну об организации ополчения для борьбы с Наполеоном, которое было откликом на манифест.

Сохранились списки и рапорты добровольцев. Сельский писарь 14 класса Колесников обращался к земскому исправнику О. Булгакову: «По объявленному Вашим высокоблагородием мне по нахождению Моздокского уезда в селении Приближнем в числе прочих манифеста о пожертвовании на защиту отечества против французских войск, т. к. верный сын отечества, желаю с усердием защищать отечество российское: дома, жен, детей, каждого из всех, что и прошу Вашего высокоблагородия довести сие мое желание до сведения, куда следовать будет». (Стилистика оригинала. – Ред.).

Еще в 1807 году, «проявляя усердие, общество трухменских татар добровольно выставило на службу Его Императорского Величества 200 человек конновооруженных трухменцев против французов». Несомненно, туркмены Ставрополья внесли свою лепту в борьбу против неприятеля.

Ощутимым вкладом Кавказской губернии в дело освобождения от наполеоновского нашествия было участие Ставропольского калмыцкого полка в боевых действиях 1812-го и заграничных походах 1813-1814 годов. Воины полка самоотверженно сражались на Бородинском поле. В боях под Вильно ими было взято в плен 7 обер-офицеров и 120 нижних чинов. В составе отряда генерал-майора Денисова в 1814 году калмыцкий полк вступил в Париж, а в 1815 году возвратился в Ставрополь.

С самого начала в стране развернулось широкое движение по сбору средств на ведение войны. Кроме того, люди приносили теплые вещи для воинов, продукты питания, снаряжение. В Кавказской губернии собирались средства на ополчение, а также в пользу разоренных неприятелем губерний, на устройство гостиницы на Кавказских Минеральных Водах «для призрения воинов, раненных на поле брани», в пользу инвалидов, получивших увечья под стенами Парижа. В сентябре 1813 года кавказский губернский предводитель дворянства сообщал гражданскому губернатору, что на военные нужды жертвовали дворяне, купцы, мещане, церковнослужители.

Уже в 1812 году сюда начали поступать военнопленные. В крайгосархиве хранится свидетельство тому. В ноябре 1812 года на имя кавказского губернатора Я. Брискорна поступило письмо от вятского губернатора, в котором сообщалось: «По высочайшей воле, объявленной мне в предписании господина главноначальствующего в С.-Петербурге Сергея Козьмина Вязмитинова, в первых числах декабря месяца отправлена будет из Вятки в Георгиевск из числа французских военнопленных партия поляков (воевавших в составе наполеоновской армии. – Е. Г.), состоящая из 75 человек, которую должны препровождать от уезда к уезду и сдавать один другому земские или в случае недостатка оных другие гражданские чиновники…». На каждые 12 человек под экипаж и провиант выделялась одна подвода, для больных – подвода на двух человек. К документу прилагался маршрут от Вятки до Георгиевска через Казань: военнопленные должны были преодолеть путь 2317 с лишним верст, пройдя через 95 селений.

В связи с этим интересна работа Г. Прозрителева «О военнопленных поляках на Северном Кавказе в войну 1812 г.». В ней краевед рассказывает о надписях на польском языке, обнаруженных в начале XIX века на скале близ селений Ореховка и Высоцкое Ставропольской губернии. На каменном выступе, находящемся в малопосещаемой местности, было высечено: «Для отчизны мила смерть, раны и кандалы. – Поляки в 1813 году». А далее 16 польских имен: Цимниевский, Порадовски, Вирцински, Бохатка… Все надписи сделаны опытной рукой и на такой высоте, что требовались специальные подмостки; работы, несомненно, велись продолжительное время, так как камень очень крепкий.

Изучая архивы, Прозрителев установил, что военнопленные поляки были размещены в Ставрополе, Пятигорске, Моздоке, Кизляре, Георгиевске. Ученый предположил, что часть их находилась близ Ореховки на работах в каменоломнях для строительства крепостей. Известно, что некоторые поляки, оказавшиеся на территории Кавказской губернии, перешли в мещанское сословие, а многие вступили в казачьи полки Кавказской линии, приняв присягу.

Выдворив врага за пределы России, русская армия вместе с союзниками приняла участие в заграничных походах, громя французов под Дрезденом, Лейпцигом, Кульмом, и 19  марта 1814 года вступила в Париж. По случаю занятия союзными войсками столицы Франции в Георгиевске, который в то время был центром Кавказской губернии, 10 мая 1814 года состоялось торжество. В Николаевском соборе прошел благодарственный молебен, после которого был произведен 101 артиллерийский залп. Затем губернский предводитель дворянства пригласил собравшихся в специально разбитый лагерь на торжественный обед. При произнесении тостов за здравие государя, всего августейшего дома и храброго российского воинства также раздавались пушечные залпы. Весь день играл оркестр. Присутствующие на обеде собрали в пользу раненных под Парижем 880 рублей. Молебны и торжества прошли по всей губернии.

Документы сохранили для потомков имена ставропольцев, получивших медаль, установленную в память вступления в Париж. Это поручики Константин Маркобор и Тимофей Павлов, штабс-ротмистр Павел Долгов, штабс-капитаны Александр Мердецкий, Борис Веневцев и другие. Чтобы отметить заслуги тех, кто участвовал в битве с врагом, была учреждена серебряная медаль в память 1812 года. Она выдавалась на голубой ленте высшего российского ордена Андрея Первозванного. Ею награждались строевые чины в армии и ополчении, действовавшие против неприятеля, а также священники и медики. Памятной бронзовой медалью награждались дворяне, купцы, чиновники, жертвовавшие на войну и работавшие в тылу. Среди них можно назвать поручика Матвея Бабина (это ему принадлежала роща в Ставрополе, где ныне парк «Центральный»), полковника князя Александра Багратиона (брата прославленного полководца Петра Багратиона), ставропольского уездного предводителя дворянства капитана Дмитрия Устинова, титулярного советника Степана Худобашева.

Следует упомянуть и о том, что все генерал-губернаторы учрежденной в 1822 году Кавказской области с центром в Ставрополе (П. Горчаков, Г. Емануель, А. Вельяминов, П. Граббе, В. Гурко, Н. Завадовский) были участниками войны 1812 года. После войны каждый из них оставил добрый след, внеся свой вклад в развитие нашего края.

Елена ГРОМОВА, сотрудник Государственного архива Ставропольского края