Вовчик Кукушкин смотрит доверчиво, как ребенок.

Вовчик Кукушкин смотрит доверчиво, как ребенок.

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Саша Неверов учится вязать.

Саша Неверов учится вязать.

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Спорт в интернате не на последнем месте.

Спорт в интернате не на последнем месте.

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

У простого обывателя этот термин, скорее всего, вызовет не слишком приятные ассоциации. Обитателей таких учреждений обычно называют «не от мира сего». Медицинские комиссии списывают их как неработоспособных. Но в одном из уголков Ставрополья смогли доказать, что диагноз не всегда определяет судьбу человека. В Балахоновском психоневрологическом интернате «простодушные» люди пасут и доят коров, заготавливают сено и выращивают пшеницу, ухаживают за лошадьми. И обеспечивают себя всем необходимым. Балахоновский ПНИ – место постоянного проживания инвалидов с тяжелыми хроническими психиатрическими и неврологическими заболеваниями. Их часто бросали. От большинства из них близкие люди отказались, как только они появились на свет. От других родные отвернулись позже. Они привыкли быть отказниками, привыкли, что от них избавляются, и все же, по большому счету, не держат зла на мир. Попав сюда, многие из них обретают ту самую заветную гавань, где их любят, жалеют и, главное, дают понять, что они очень нужны и дороги. Просто потому, что они люди.

Змей Горыныч в перьях

– Эх, жалко, что сейчас холодно! Было б чуть потеплее, они бы вам станцевали, – Вовчик Кукушкин смотрит на нас доверчиво, как ребенок, и, застенчиво улыбаясь, тянет за рукав к вольеру, где живут его любимицы. – Когда тепло, я приношу приемник, включаю, и они танцуют!

Они – это три страусихи, всеобщие любимицы обитателей интерната. А Вовчик, вернее, Владимир (но он предпочитает, чтобы его называли уменьшительно-ласкательным именем), их бессменный опекун и кормилец. Появились экзотические птицы в ПНИ не так давно, но уже успели стать местной достопримечательностью. Сюда они попали с подворья местного фермера, занимавшегося разведением страусов.

– Мы посчитали, что наличие страусов будет неплохим подспорьем для организации досуга наших опекаемых, – рассказывает заведующая медчастью ПНИ Наталья Диколенко, – кроме того, это неплохая реабилитация для проживающих. Они ведь сами с большим удовольствием за ними ухаживают: косят траву, готовят корм, чистят вольер и «избушку», отвлекаясь от своих проблем.

Сбившись в тесную кучку у ограды вольера, страусихи очень напоминают змея горыныча: три головы на тонких шеях словно вырастают из одного туловища. Такой вот визуальный обман. Конечно, они дамочки с характером: не понравится человек – не то что погладить себя не дадут, а и лягнуть могут. Однако Кукушкин для них свой парень: страусихи с удовольствием угощаются принесенными им семечками (это лакомство Владимир закупает для птиц в неимоверном количестве), а склевав, переходят на металлические кнопки на куртке мужчины (оказывается, страусы падки на блестящее похлеще ворон!), стараясь «откусить» заманчивые штуковины.

– Они даже яйца несут, во-о-от такие большие, – показывает Вовчик, – но страусят почему-то не высиживают… Наверно, все-таки будут когда-нибудь и страусята…

Макаренко для взрослых

В подсобном хозяйстве интерната больше 140 гектаров пахотной земли, где его обитатели выращивают пшеницу, ячмень и подсолнечник, а также содержат крупный рогатый скот. Вся продукция – молоко, хлеб из собственной пекарни, мясо – идет в столовую ПНИ.

– Всего у нас 47 голов КРС, здесь, на подворье, 12 телят, а основной гурт сейчас на кошаре, за пять километров от села. Раньше мы держали и свиней, – рассказывает заведующий Мурат Акаев. – Но, в связи с тем что в крае постоянно существует угроза возникновения АЧС, решили от хрюшек отказаться.

«На земле» обитатели интерната, конечно, не все поголовно, работают с удовольствием: пашут, сеют, косят, заготавливают сено и солому. С особенной любовью возятся с телятами: вычищают загоны, кормят, поят, в общем, нянчатся, как с малыми детьми.

– Понимаете, – говорит Наталья Диколенко, – труд – очень важная часть жизни опекаемых. Ведь наш контингент – исключительно мужчины, зачастую физически здоровые и крепкие. Энергия требует выхода. Если их не занять чем-нибудь полезным, хорошего не будет – они свою силушку применят в другом направлении. Кроме того, за работу проживающим платят, а копейка никогда лишней не бывает. Принудительно никого трудиться не заставляем: не хочет человек, ну и бог с ним, но таких у нас мало. В основном все наши мужички любят что -то мастерить.

И это видно сразу, как только попадаешь на территорию интерната, оформленную с большим вкусом и оригинальностью, хотя в штате учреждения нет ни ландшафтного дизайнера, ни садовника. Из голышей с берегов Кубани сложен «водопад», на деревьях свили гнезда аисты, резной деревянный мостик через символическую речку и повсюду беседки, фонтанчики и скульптуры сказочной красоты.

Гири, мяч, ракетка и спицы

Не на последнем месте в интернате и спорт. Да не просто лечебная физкультура, а именно серьезные занятия футболом, волейболом, настольным теннисом, гиревым спортом. Инструктор по лечебной физкультуре Владимир Орлов – из тех, кого кличут неугомонными энтузиастами своего дела. Благодаря его заразительной энергии в интернате образовалась своеобразная «лига мастеров»: волейбольная и футбольная команды интерната не раз поднимались на верхнюю ступень пьедестала на краевой спартакиаде среди инвалидов, а местные теннисисты вот уже много лет никому не уступают звание лидеров.

Конечно, не всем обитателям по душе такой активный досуг. Для любителей «тихого времяпрепровождения» тоже созданы все условия для занятий любимым делом. Например, в библиотеке уютно устроились Вячеслав Васильченко и Саша Неверов. Они… вяжут. Носки и шарфы, шапки и салфетки, варежки и скатерти-дорожки. Крючком и спицами. Саша Неверов в интернате недавно, сюда его перевели из ипатовского учреждения. И здесь он сразу нашел родственную душу – рукодельника Вячеслава. А тот на правах наставника передает новичку все секреты: как правильно связать резинку или, например, при вязании носка сделать двойную пятку. Я, к слову, так и не овладела искусством вывязывания двойной пятки, хотя этим видом рукоделия «балуюсь» вот уже добрых два десятка лет.

Параллельные миры

Удивительно, но за время визита в интернат я не увидела ни одного недовольного лица: ни у персонала, ни у обитателей. Все приветливы, общительны, с готовностью рассказывают о своих нехитрых радостях и горестях. И только остается догадываться, каким чудом сотрудникам удается создавать и поддерживать эту атмосферу спокойной благожелательности, учитывая специфику психики обитателей интерната.

– Даже родные не могут выносить этот груз. А у нас работают люди, которые и слова добрые для них находят, и терпения у них достаточно, и души на всех хватает, – говорит Наталья Диколенко. – И наши «мальчики», как дети, отвечают на добро добром, на ласку лаской.

По закону каждый имеет полное право отказаться от ухода за хлопотными родственниками. Вот и привозят сюда родители детей, дети – родителей. Не все могут выдержать эту тяжелую ношу – жить рядом с человеком практически из параллельного мира… Но в интернате эти параллельные миры уживаются, и причем неплохо.

Юлия ФИЛЬ

Мир простодушных / Газета «Ставропольская правда» / 2 апреля 2011 г.