«Красива ставропольская земля с высоты птичьего полета: голубые линии каналов, водохранилищ, кружево озер... Вот бы наши предки, страдавшие от пыльных бурь и засух, увидели, что оставили на этой земле люди ХХ века...».

(Из прозы А. Кондратенко)

Александр Кондратенко

Александр Кондратенко

У пятилетнего пацаненка Саши вдруг исчезла из дома мама. Дело было в конце тридцатых годов прошлого века на хуторе Новолодино, притаившемся в засушливой Сальской степи на границе ростовских земель с Калмыкией. Как ребенку ни объясняли, что к чему, он гневно вопрошал: «Где моя мама?». Ему говорили: «На канале». И он решил, что канал – злой, гадкий дядька, забравший у него маму. Однако судьбе было угодно, чтобы именно это слово, так цепко вошедшее в детское сознание, определило всю дальнейшую жизнь Александра Кондратенко, мелиоратора, известного и на Юге России, и в северокавказских республиках, и за границей.

Но вернемся к нашему сюжету. На самом деле мать Саши никуда не исчезла, а была на полгода командирована на строительство Невинномысского канала. Сколько раз Александру Андреевичу приходилось видеть одну и ту же картину: построили канал, вокруг собираются люди, истосковавшиеся по воде, опускают в него руки, омывают на радостях свои лица – почти языческий ритуал!

...Строители работали по 15 часов за кашу и галушки. Зарплату не платили, а тех, кто копал лучше всех, включали в «красный котел», а это уже мясцо, рыба, овощи. Труд был очень тяжелым, но люди не роптали, знали, что придет «большая вода». Эту стройку, которая продолжалась и после Великой Отечественной войны, народ назвал «рекой счастья», а правительство – суровым словом «мобилизация».

...Воспоминания бодрят моего семидесятипятилетнего гостя. На Ставрополье ХХ век отмечен не только хлебными победами, но и дорогостоящей гидромелиорацией – а это урожаи, овцеводство, продовольствие, строительство воднохозяйственных сооружений, дорог, жилья. Ставрополье никогда не выходило из пятерки лучших в СССР, по мелиорации всегда на первом месте, и лишь раза два уступило Саратовской области. Долгие годы эту систему в разных районах края (Нефтекумском, Буденновском и других) возглавлял Александр Кондратенко. При его участии строились Кубань-Калаусская, Право-Егорлыкская и другие воднохозяйственные системы. Мне даже пришло в голову назвать его «посланцем каналов» из века ХХ в век ХХI... Этот титул можно было бы принять за шуточный, но каждый из нас имеет право серьезно спросить: почему за двадцать с лишним последних лет мы резко теряем позиции в этой стратегически важной области, а те же китайцы, которые прежде ездили к нам учиться сложному искусству гидромелиорации, теперь принимают наших людей в качестве скромных учеников? И разве только китайцы? На Ставрополье приезжали отовсюду, например, министр из Монголии был постоянным личным гостем Кондратенко...

Академик Королев, знаменитый конструктор космических кораблей, с большим знанием дела обронил однажды гениальную фразу: «Пока система работает, лучше ее не трогать, иначе – бесконтрольное разрушение».

– Разумеется, – согласен мой собеседник, – начинаются резкие политические перемены и, как правило, следом обвал экономики. Однако постепенно я пришел к выводу о том, что ни социализм, ни капитализм сами по себе не гарантируют положительных результатов, если государство упускает свой интерес. В Америке положение дел в мелиорации было поставлено прекрасно, но и мы тогда развивались высокими темпами. В 80-х годах прошлого века американская и советская гидромелиорация технологически были сопоставимы. У них 33 миллиона гектаров орошаемых земель, у нас – 22 миллиона.

Представим на минуту, что об Александре Кондратенко взялись бы писать заокеанские авторы – какая бы это для них была удачная «русская фактура»! Многодетная крестьянская семья, забытый богом хуторок и мальчонка, сделавший головокружительную карьеру от простого техника до начальника управления Большого Ставропольского канала и руководителя крайводхоза. (БСК – сложнейшее гидротехническое со-оружение – всегда был визитной карточкой Ставрополья...) Или – до академика Международной академии экологии и природопользования с центром в Париже. А сколько у него почетных званий, медалей, наград! Одна из улиц в поселке Каясула Неф-текумского района в 2002 году переименована в улицу Кондратенко. Это ли не доказательство состоявшейся жизни, исполнения мечты? Нас мало удивляет, что столько наших известных, великих, талантливых и умных людей вышли из народа. Для нас их «американская мечта» – вполне обычное дело, даже норма, по крайней мере, так было. Это теперь иным кажется, что прежде Россию населяли сплошные благородные дворяне, отнюдь...

По-настоящему радует другое. Несмотря на все трудности, выпавшие на долю уже ушедшего в историю столетия, а может быть, и благодаря им Александр Кондратенко, заслуженный мелиоратор России и, кстати сказать, член Союза журналистов, называет себя человеком счастливым. Вся его семья, братья, сестры – потомственные мелиораторы, сын Андрей – профессор, общий семейный стаж – 120 лет в мелиорации! Да и сейчас Александр Андреевич в строю – с 2003 года возглавляет совет директоров ОАО «Ставропольводмелиорация». А как талантливо он распорядился багажом своей души и редких знаний – история края, рассказы о судьбах известных ставропольских мелиораторов запечатлены в его книгах. И еще знаменательный факт. Благодаря его усилиям впервые в России на Ставрополье установили памятник мелиораторам. Так было всегда. Ни заграница, ни приглашения в столицу, ни зарубежные поездки (полмира объездил) – ничто не прельщало этого человека. Только каналы, орошение, земляки-хлеборобы и Ставрополье, способное в течение года кормить своим хлебом 25 миллионов человек!

Его биография интересна тем, что заключает в себе историю народа, шагнувшего из тьмы и невежества к вершинам науки и техники. Степное детство, в школу пешком за пять километров, с двенадцати лет на лесопосадках ( «...от волков брали ведро и, если что, от страха колотили изо всех сил!»). Затем открытие большого мира – учеба в Новочеркасске, комсомол, армейская служба на Дальнем Востоке ( «...дедовщина? А как же – 25 ударов алюминиевой ложкой по мягкому месту!»). Целина. И наконец, работа по специальности без конца и без края ( «...12 лет в отпуск не уходил!»)... Казалось бы, ничего уж такого героического, но... Будем точны в определениях: мирное созидание будущего героично по своей сути. «Все остается людям» – азбука бытия.

Река времени, увы, не «река счастья». То, что происходит на Ставрополье да и в стране с гидромелиорацией (или вернее, не происходит), для нашего героя истинная печаль. Строительство Большого Ставропольского канала предполагало обводнить три миллиона и оросить 210000 гектаров. Однако возведение БСК приостановилось, а действующие I, II, III очереди требуют незамедлительной реконструкции. Воднохозяйственная система СК стареет, основные магистральные каналы работают свыше 50 лет, грозят авариями.

– Уже не раз говорил и повторяю вновь: наши нацпроекты по сельскому хозяйству – все равно что галоши во время вселенского потопа. И если уж отказываемся от своего опыта, давайте посмотрим, что может сделать вода в нашем засушливом крае. Несколько лет назад израильская фирма «Агро» купила в Красногвардейском районе 1000 гектаров пашни, соорудила на ней оросительную систему с очень дорогими, но очень эффективными американскими поливальными машинами. Всего пять машин, а урожаи великолепные – вот вам продовольственная национальная безопасность Израиля. А наша?

А ведь когда-то можно было выйти в ставропольские поля и увидеть прелестную картину – в утренних лучах над посадками сверкал разноцветный искусственный дождь: на 434000 гектаров пашни 2880 поливальных машин... Сколько их осталось теперь – двести, триста?..

И все-таки Александр Андреевич не теряет надежд на возрождение гидромелиорации. Жизнь, говорит он, заставит, и тогда пролетающие в самолетах над нашими землями потомки смогут сказать: вы только посмотрите, сколько голубых каналов, спасительных искусственных морей настроили люди XXI века...

Светлана СОЛОДСКИХ

Посланец каналов / Газета «Ставропольская правда» / 26 февраля 2011 г.