Борьба с коррупцией – приоритетная задача правительства края. Одно из направлений в этой работе – преодоление «теневого» синдрома в экономике.

Стремление спрятаться от налогов, недоплатить в социальные фонды всегда было присуще части бизнеса. И понятно, что власть должна быть готова установить такие правила игры, чтобы это искушение было меньшим, а проступки такого рода легко вычисляемыми и наказуемыми. Во все времена это было делом непростым. И сегодня ситуация далека от идеальной. Для того чтобы борьба с этим явлением была эффективнее, для начала необходимо хорошо изучить причины и следствия. О природе такого явления, как «теневая» экономика, и путях преодоления ее негативных последствий с корреспондентом «СП» беседует заместитель министра промышленности, энергетики и транспорта СК Дмитрий Саматов.

Дмитрий Саматов

Дмитрий Саматов

© Фото: из архива газеты «СП»

Теневая экономика

Теневая экономика

Показатель теневой экономики в Ставропольском крае – 39,6%

Показатель теневой экономики в Ставропольском крае – 39,6%

–Если обратиться к теории, то под теневой экономикой следует понимать не учитываемые официальной статистикой и не контролируемые обществом производство, потребление, обмен и распределение материальных благ. В это понятие входят как скрытая, неформальная деятельность, то есть законодательно разрешенная, но официально не учитываемая, так и нелегальная – запрещенная, криминальная. Первые попытки изучения «тени» делались еще в 30-е годы прошлого века. В 70-е в Билефельде (Германия) прошла Первая международная конференция на эту тему. С тех пор она не сходит со страниц СМИ и является предметом научных исследований.

Теневая экономика в том или ином виде, по сути, является неотъемлемым элементом хозяйственной системы страны. Причем, как свидетельствует статистика, этот сектор имеет устойчивую тенденцию к росту, что подтверждается цифрами. В 1973 году доля ее в России (времена СССР) равнялась 3% ВВП, в 1990-1991 гг. – 10-11%, в 1993-м – 27%, к 2005 году, по оценкам независимых исследований, достигла 47%.

– Доля «тени», видимо, все же зависит от того, на каком уровне развития находится страна?

– В развитых странах этот процент не превышает, по разным оценкам, 15-20% ВВП, в развивающихся и переходных экономиках – от 30% и более. Думаю, интересны будут также цифры, касающиеся стран постсоветского пространства. Самый высокий уровень теневой экономики в 2004-2005 гг. – от 50 до 60% – зарегистрирован в Грузии, Азербайджане, Армении, Молдове, Украине, Белоруссии. Российская Федерация на тот период имела показатель на уровне 47,3%. От 30 до 40% – это отметка стран Балтии. Исследование 145 стран засвидетельствовало, что высокая доля коррупции наблюдается в странах с низким уровнем дохода населения, и наоборот, эта составляющая низкая там, где доходы граждан высокие.

– Определяют планку «тени» налоговое бремя, зарегулированность бизнеса, контроль за нелегальным сектором. Это как раз те факторы, которые поддаются регулированию со стороны власти.

– Определяя программу действий, надо ориентироваться на опыт стран, где доля теневой экономики самая низкая. В большинстве из них при высоких налогах и строгом контроле со стороны государства и гражданского общества максимально снижены административные барьеры для вхождения в бизнес, создана устойчивая инфраструктура для развития малого бизнеса, которая обеспечивает самозанятость населения. В развитых странах процент занятых в предпринимательском секторе достигает 90% от всего трудоспособного населения, а налоговая доля в пополнении местных бюджетов от 45 до 53%.

– Но, увы, это пока не про нас. Для стран с переходной, как вы говорите, экономикой характерны средняя налоговая нагрузка, сильная зарегулированность бизнеса и, соответственно, слабый контроль за теневым сектором. При этом ни для кого не секрет, что завышенные административные барьеры при отсутствии работоспособного бизнеса неизбежно ведут к прямо пропорциональному росту коррупции.

– Надо сказать, что наш регион находится не в самой простой ситуации по сравнению с другими. И чтобы определиться со стратегией преодоления «тени», необходимо знать, в чем наши особенности. По данным госстатистики, доля тени в Российской Федерации чуть более 20% (исследуются только официально зарегистрированные субъекты предпринимательской деятельности), а по исследованиям независимых организаций, как уже сказано, достигает 47%. При этом южные регионы традиционно характеризуются более высокими в этой сфере показателями. Взять хотя бы долю неучтенной экономики в сельском хозяйстве Юга России. Как показывают последние исследования, для северокавказских республик этот показатель варьируется от 60 до 82%. В Краснодарском, Ставропольском краях, Ростовской области – от 36 до 47%.

Наибольшая доля скрытых процессов приходится также на торговлю, туризм, здравоохранение, транспорт, строительство, общественное питание. Скажем, развитию скрытой деятельности в строительстве способствуют возможность временного привлечения строительных бригад, высокая доля альтернативных расчетов в структуре платежей, поэтапная оплата услуг, позволяющая финансировать затраты за счет заказчика с минимальным привлечением собственных оборотных средств.

На Юге России, особенно в республиках Северо-Кавказского федерального округа, сложилась критическая ситуация с уровнем «тени», влияющая на все социально-экономические процессы. Негативный отпечаток накладывается и на более благополучных в этом отношении соседей, в том числе и Ставрополье. Определяющую роль здесь играют сложившиеся межрегиональные связи по движению нелегально произведенных товаров (алкоголь, швейные изделия, сельхозпродукция), дешевой рабочей силы и т. д.

По оценкам независимых специалистов, средняя доля «тени» в России составляет более 40%, а в некоторых субъектах СКФО более 50%. Величина ВРП Ставропольского края в 2009 году была около 300 млрд рублей, если исходить из среднероссийского показателя, то величина ненаблюдаемого сектора экономики в крае составляла примерно 110 млрд рублей.

Безусловно, эта колоссальная сумма не выделяется отдельным потоком, а участвует в общем обороте и структурируется по трем подразделам. Первый – скрытая экономика (любое нелегальное производство с заниженными показателями деятельности, незаконное предпринимательство, подпольное производство). Второй – неформальная экономика (непрофессиональная занятость населения, личные подсобные хозяйства, вторичная занятость). Третий – нелегальная экономика (производство и продажа наркотиков, контрабанда, сутенерство, азартные игры). Для третьего подраздела актуальны только силовые методы борьбы и множественные меры профилактики. Мы же заострим внимание на том сегменте, где имеется наибольший потенциал для увеличения доли официального малого и среднего бизнеса. Этот потенциал кроется как раз в секторе скрытой экономики.

Какова же реальная доля скрытой экономики в разрезе всей «тени» (110 млрд руб.)? По разным оценкам, от 30 до 40% (35-40 млрд руб.), из них как минимум половина приходится на «серые» зарплаты официального бизнеса (17-20 млрд руб.) и 50% на занятие незарегистрированной предпринимательской деятельностью (17-20 млрд руб).

Что касается «серых» зарплат, к примеру, при среднестатистической заработной плате в легкой промышленности около 4,5 тысячи рублей реальная составляет около 7,5 тысячи рублей. Аналогичная ситуация и в других отраслях. Этот факт говорит не о том, что все предприниматели плохие и не желают работать «в белую» на 100%, а о том, что существует группа предпринимателей, вообще не платящих налогов. И получается, что «серая» схема зарплат в некотором смысле лишь защитная реакция на недобросовестную конкуренцию. Здесь имеет место конкуренция товаров, идущих из юго- и средне-восточного региона при слабом таможенном барьере, продукция из северокавказских республик, белорусский дотационный фактор и т. д.

Неравная конкуренция с теневиками создает дальнейшую серую надстройку для официально работающих предприятий. Это объяснимо. Предприятия попадают в условия неравной конкуренции. «Теневик» меньше отдает государству и может больше заработать на средневзвешенной рыночной цене изделия. И более того, за счет меньших затрат на производство и сокрытие налогооблагаемой базы незаконный предприниматель имеет возможность значительно сбивать цену на реализуемый товар, создавая тем самым недобросовестную конкуренцию.

Законопослушный предприниматель встает перед выбором, по какому пути идти для повышения своей конкурентоспособности (снижение издержек):

закупать высокопроизводительное, но дорогое оборудование и создавать узнаваемый бренд;

снижать издержки за счет серых схем;

полностью уходить в тень.

Задача комиссии «по борьбе с тенью», созданной при правительстве края, и рабочих групп в муниципальных образованиях создавать системные условия для добросовестной конкуренции и работы в прозрачной, безопасной среде. Как ни крути, теневая экономика сродни болезни, которой свойственно разрастаться и заполнять пространство. Это надо учитывать. Решение проблемы может быть только системным и последовательным. Отдельные прорывы не дадут ожидаемого эффекта.

– Так что же делать?

– Прежде всего, необходимо тотальное снижение административных барьеров на государственном и муниципальном уровне. В этом направлении и работает сегодня правительство края. Важно продолжить работу по установлению прозрачности регламентов, внедрению государственных и муниципальных услуг в электронном виде, популяризации патентной системы налогообложения. Более широко информировать население о мерах поддержки малого бизнеса через механизмы субсидирования процентных ставок по кредитам, привлечение гарантийных, залоговых, венчурных фондов, прямое субсидирование предприятий по схеме: край – 80%, собственные средства – 20%. Перенести акцент контролирующих органов с официально работающих предприятий на выявление незаконного предпринимательства с обязательной регистрацией в налоговых органах.

Сегодня уже идет процесс создания инфраструктуры для развития малого бизнеса: бизнес-инкубаторы, технологический парк в Ставрополе, индустриальные парки в Невинномысске, Ставрополе, Георгиевске, Буденновске, Михайловске. Принят внушительный пакет нормативно-правовых документов для развития малого бизнеса и привлечения инвестиций. Начато внедрение системы предоставления государственных услуг в электронном виде. Значительно снижена стоимость патентов по 69 видам экономической деятельности. Заработал целый ряд механизмов поддержки малого бизнеса начиная от старта до дальнейшего развития. Созданы и работают межведомственные рабочие группы по выявлению незаконной предпринимательской деятельности и легализации бизнеса в краевом правительстве и на местах.

– Дмитрий Рафаилович, я слышала о широкомасштабном опросе представителей малого и среднего бизнеса о состоянии теневой экономики в крае. Это, пожалуй, самый непредвзятый взгляд. Тем более что анонимность гарантировалась.

– Да, рабочей группой по выявлению незаконной предпринимательской деятельности при министерстве промышленности, энергетики и транспорта Ставропольского края совместно с фондом социальных исследований «Базис» проводится исследование в бизнессреде с целью выявления причин «теневых» и «серых» схем и их доли в экономике края. Исследование еще до конца не закончено, но уже имеются первые результаты опросов.

Объективность исследования обеспечивалась тем обстоятельством, что были выбраны наиболее типичные представители бизнеса. Среди них, как оно и есть на самом деле, преобладали предприниматели из сферы розничной торговли и услуг, а также из других отраслей, представляющие предприятия численностью от 5 до 15 человек. Большее число респондентов среди наиболее характерных для региона элементов теневой экономики называли «серую» зарплату, неформальные платежи сотрудникам, неучтенные продажи продукции, неучтенные платежи партнерам, за аренду помещений, «откаты». По мнению большинства опрошенных, «тень» в региональной экономике составляет от 10 до 40%. Среди причин, способствующих существованию «тени», названы: «приобретение части сырья без оформления официальных документов», «с контролирующими органами проще решать вопросы неформальным платежом», «неформальные платежи для получения лицензий, сертификатов, разрешений», «простое нежелание предпринимателей платить налоги государству», «необходимость откатов за выгодные контракты». Малоприятный перечень. Есть, однако, и повод для оптимизма. Среди причин предприниматели не называют высокие ставки налогов. Это означает, что налоговая система с развитием рынка, по их мнению, становится более эффективной, понятной и приемлемой. И значит, зон риска становится меньше.

Более того, на вопрос «Насколько вы согласны со следующим утверждением: «Работа в «белую» повышает деловую репутацию фирмы»?» 64,6% опрошенных ответили положительно. Настрой бизнеса на работу в рамках закона дорогого стоит. Взаимопонимание и сотрудничество бизнеса и власти поможет добиться желаемого результата – растет надежда на то, что и для экономической «тени» наступит полдень.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ