В проходившей во Франции, в городе Ле-Пюи, Пятой международной конференции палеонтологов, изучающих мамонтов и их ближайшее окружение, приняла участие Анна Швырёва, научный сотрудник Ставропольского государственного музея-заповедника им. Г. Прозрителева и Г. Праве.

Череп южного слона из местонахождения Шильяк (Франция).

Череп южного слона из местонахождения Шильяк (Франция).

© Фото из личного архива А. Швырёвой

Клумба «Мамонт» перед музеем Крузатьер.

Клумба «Мамонт» перед музеем Крузатьер.

© Фото из личного архива А. Швырёвой

На средневековой улочке города.

На средневековой улочке города.

© Фото из личного архива А. Швырёвой

Часовня Св. Михаила – достопримечательность Ле-Пюи.

Часовня Св. Михаила – достопримечательность Ле-Пюи.

© Фото из личного архива А. Швырёвой

А. Швырёва читает доклад.

А. Швырёва читает доклад.

© Фото из личного архива А. Швырёвой

Когда-то здесь, в географическом центре современной Франции, бушевали многочисленные вулканы, изрыгая потоки огня и пепла. У подножия бродили по диким лесам тучные стада слонов и носорогов, а небольшие племена первобытных людей прятались от хищников в чреве пещеры, получившей впоследствии название Раффиньяк…

Давно потухли кратеры, сметены ледником животные-гиганты, а вот человеческая цивилизация пустила крепкие корни. В XII веке в глубокой котловине между горами, образованными застывшей лавой, вырос городок Ле-Пюи-ан-Веле. Окружение из древних вершин придает местности неповторимо-экзотический вид. Согласно легенде здесь в незапамятные времена некой страннице явилась Дева Мария, и с тех пор Ле-Пюи стал отправной точкой паломничества к святому Иакову…

Сегодняшний Ле-Пюи – место паломничества иного рода. Сюда со всей Европы едут любители горного туризма. Знатоки народных ремесел приезжают воочию познакомиться со старинным мастерством знаменитых овернских кружевниц. А для палеонтологов мира провинция Оверн – легендарная кладовая научных находок. В чем смогла лично убедиться и наша землячка, прославившаяся в научном мире как «мама» двух ископаемых южных слонов, обнаруженных ею на территории края с промежутком в сорок лет. Анна Константиновна, человек всегда улыбчивый, рассказывает о поездке во Францию со счастливым блеском в глазах:

– Ле-Пюи не случайно стал местом очередной встречи палеонтологов планеты, в тех местах очень много находок по теме. Кстати, там успели как раз к конференции реализовать идею, аналогичную нашей, – выставку «В мире древних слонов», а еще там есть большой музей античности и чрезвычайно интересный археологический музей, все это увидеть мне было очень полезно.

Такие конференции проводятся раз в три года. Кстати, предыдущая проходила на дальнем севере России – в Якутии, следующую планируют либо в Голландии, либо на Аляске. Учитывая наше «слоновье богатство», подумалось: пора бы уже подобную встречу провести и в Ставрополе!

Круг участников французского палеонтологического «саммита» был солидным – представлены 40 стран мира со всех континентов. Самая представительная делегация, между прочим, из России – Ростов, Якутия, Новосибирск, Томск, Санкт-Петербург, Москва… Более 150 человек привезли свои доклады, в том числе и Анна Швырёва. Темой ее выступления стала «Новая находка полного скелета южного слона на территории Ставропольского края. Россия, Северный Кавказ». Интерес со стороны коллег был огромный. Например, Дик Моль из Голландии напросился к нам в гости, чтобы посмотреть на ставропольского эласмотерия. Господин Моль хоть и таможенник по роду занятий, но увлечение древними слонами давно стало для него важнейшим делом жизни, недаром он настолько признан учеными, что является одним из организаторов конференции.

– На этих встречах по существу бывает представлена своего рода ярмарка идей, – поясняет Анна Константиновна. – Ученые предлагают свой «товар» заинтересованным музеям и меценатам, получают возможность опубликоваться в солидных изданиях. Я своего слона «продала» в Голландию. Вообще, завязались широкие связи с французами, американцами, венграми, греками, китайцами, с нашими якутскими коллегами, так что перспективы дальнейшего сотрудничества могут оказаться весьма привлекательными.

Почти не помешал ученым языковой барьер. Анне Швырёвой в этом плане по-товарищески помог палеонтолог из Ростова Вадим Титов, владеющий английским, да у нее и свои навыки во французском есть, так что они друг друга дополняли. Титов представлял слона трогонтерия, а вместе дуэт южнорусских палеонтологов защищал архидискодонтных слонов, потому что в Западной Европе этот род почему-то не признается легитимным. Европейцы ископаемых слонов ошибочно называют мамонтами. Итогом научной дискуссии по этому вопросу стала безоговорочная победа наших ученых, возражений на их убедительные аргументы просто не нашлось.

Среди приятных встреч было и продолжение знакомства с немецкими коллегами: много лет длилась дружба А. Швырёвой с доктором Кальке, а сегодня его дело продолжает сын Ральф Кальке, который выразил намерение опубликовать в своем научном журнале статью о ставропольских слонах.

Впечатления от поездки не могли не заронить новые идеи по дальнейшему устройству судьбы этих уникальных гигантов. Например, посещение в Лионе фондохранилища Музея естественной истории буквально восхитило Анну Константиновну своими суперсовременными техническими чудесами. Тамошний принцип конструкции стеллажей теперь просто не дает ей покоя, так хочется усовершенствовать и наши богатые музейные кладовые, чтобы и всем экспонатам было просторно, и сотрудникам музея работать с ними удобно.

– Это все я себе на ус намотала! – в лучистых глазах Анны Константиновны сверкнула веселая хитринка. – Тем более что как будто бы решается вопрос по строительству нового здания музейного Центра хранения…

Белая зависть к европейской оснащенности не мешает гордиться содержанием своих, ставропольских музейных коллекций. Моя собеседница уверена: на основе ее уникальнейших находок возможно создание такой экспозиции древних слонов, что в Ставрополь поедут ученые и туристы со всего мира.

Но, конечно, и французам есть что показать. Прежде всего знаменитую пещеру Раффиньяк – необыкновенную сокровищницу древних рисунков. Особенно очаровательна пара, получившая современное наименование «Адам и Ева»: два мамонта стоят, прижавшись лбами друг к другу. Что-то похожее есть еще только на Урале, в известной Каповой пещере, но там первобытный человек рисовал охрой, а в Раффиньяке – угольком, некоторые картинки процарапаны. Длинной чередой на целых восемь километров (!) тянутся самые разнообразные сюжеты из жизни животных – мамонты, быки, олени, лошади, носороги. Пешком такую «выставку» одолеть непросто, а посему ходит специальный пещерный экскурсионный трамвайчик.

Далекий от палеонтологии читатель может задать в общем резонный вопрос: в чем практическая польза всех этих изысканий для современного человека? У Анны Константиновны на сей счет никаких сомнений:

– Чтобы лучше познать прошлое и на основе этих знаний, быть может, предсказать дальнейший ход событий на планете. Ведь известно, что часть животных исчезла с лица земли по вине человека. И надо стремиться строить нашу жизнь так, чтобы опять не навредить природе… А еще через познание прошлого в человеке развивается и любознательность, и любовь к природе, это, по сути, экологическое воспитание.

Она отлично знает это по своим экскурсиям, по тому, о чем спрашивают посетители. Первым делом интересуются насчет слона: от чего «оно» умерло? Потом – что «оно» ело? А кто был его современником? Нередко при этом разговор выходит на особенности природы той или иной давней эпохи… Вообще, от слоновьей темы можно танцевать в разные весьма увлекательные стороны. Например, огромным спросом могли бы пользоваться выездные экспозиции на том же карьере у Новоалександровска… Вот на Татарском городище нынче летом музейщики попытались это сделать, и, надо сказать, успешно. А может быть, слоновий карьер со временем станет своего рода филиалом музея? Ведь кто знает, что еще хранит ставропольская земля…

Еще одно полезное европейское впечатление Анны Швырёвой: есть у тамошних музеев примечательная особенность – палеонтологическая тематика гармонично совмещается с археологической, идет привязка всего материала к древнему человеку. Отсюда удивительно интересные приемы показа. Например, в Дардоне не просто представлены древние производства, но все в «живых» образах: тлеющий очажок, разбросанные вокруг шкуры животных, различные предметы примитивного быта, рядом в разрезе показаны горные породы, служившие материалом для разных изделий… И в дополнение между витринами вмонтированы мониторы, на которых можно посмотреть фильм о самом процессе изготовления этих предметов. А в летние каникулы сюда приводят детей, давая им возможность собственными руками попробовать изготовить то, что когда-то творила рука пращура… Вот радости-то ребятне! Волшебный урок истории.

С нескрываемым любопытством посетили гости частный археологический музей, разместившийся в подвале старинного замка. Хозяин, увлеченный археологией, содержит этот музей как причуду богатого человека. Ну что ж, еще один способ сохранить старину. Правда, возникает вопрос: что если владельцу расхочется содержать все это?

– Не беспокойтесь, музей не пропадет, – уверила Анна Константиновна. – Во-первых, он его непременно выгодно продаст, поскольку это отличное вложение капитала. А во-вторых, вообще вряд ли расстанется с таким престижным хобби, благодаря которому у хозяина известность просвещенного мецената!

Подумалось: а в России богатые люди пока что, кажется, не доросли до таких капиталовложений, скорее прокутят денежки в Куршавеле каком-нибудь… Может, нашим музейщикам стоит вывезти местных потенциальных меценатов на экскурсию в тот самый карьер?

Словом, как всякий любознательный и мыслящий профессионал, Анна Константиновна вернулась из Франции обогащенной идеями и планами. Конечно, главной ее заботой остается второй доисторический «сынок», на реставрацию которого выделены пока явно недостаточные средства.

– В ближайшее время доведем до ума череп и выставим в экспозицию, параллельно работаем над недостающими фрагментами скелета. А на будущий год надо где-то добыть полмиллиона рублей, чтобы поставить слона на ножки, – в голосе Анны Константиновны слышатся нотки так не свойственной ей растерянности. Впрочем, вскоре улыбка снова озаряет лицо, и она вновь готова в красках описывать полюбившийся ей Ле-Пюи, его великолепную базальтовую скалу, на которой выстроена видная отовсюду башня, ставшая символом города, и величественную скульптуру Нотр Дам ля Франс – Святую Деву Франции, между прочим, отлитую из русских пушек, привезенных из Севастополя во времена Наполеона lll… По вечерам Нотр Дам ля Франс подсвечивается яркими огнями и словно парит над притихшим городом вулканов.

Наталья БЫКОВА