Режиссер Русского драматического театра Литвы Юрий Попов

Режиссер Русского драматического театра Литвы Юрий Попов

Репетиция спектакля «Лайф-Лайф»

Репетиция спектакля «Лайф-Лайф»

– Юрий Борисович, кажется, вы хоть и зарубежный гость, но почти что наш земляк, а еще говорят, что ваш путь в профессию был не очень прямым...

– Насчет земляка все верно: родился, вырос и влюбился в театр в Ростове-на-Дону, там же сначала окончил географический факультет госуниверситета, дело в том, что учитель географии был у нас в школе замечательный, в экспедиции водил, какие-то древние кости мы с ним искали... Однако уже студентом параллельно я увлекся пантомимой благодаря известному мастеру жанра и выдающемуся режиссеру Геннадию Трастянецкому. Между прочим, в ту пору там учился и знаменитый Анатолий Васильев, ставший впоследствии своего рода мессией отечественного театра.

– В общем, среда была подходящая... А Русский театр в Литве – ваш первый и пока единственный?

– После учебы на режиссерском отделении Щукинского театрального училища мне довелось ставить в Вильнюсе свой дипломный спектакль, хотя были предложения и из других городов. Предложили остаться в Русском...

– Вы теперь гражданин Литвы?

– Давно уже. В 90-м гражданство там давали без проблем. Но с тех пор всем говорю: в Литве я стал русским человеком! Потому что оттуда другими глазами смотришь на происходящее в России, сравниваешь с тем, что здесь и там, и сердце порой кровью обливается. И начинаешь иначе, гораздо серьезнее относиться и к родному языку, и к культуре.

– Да и сам театр ваш недаром называется Русским...

– Замечу только, что никогда не был главным режиссером, не стремился к постам, мне интересно творчество без административных забот. А жизнь за плечами замечательная. Мог читать прекрасные книги, выбирать из них лучшее. К тому же столица маленькой Литвы еще с советских времен завоевала имидж театральной Мекки. Одни лишь режиссерские имена какие: Туминас, Някрошюс, Вайткус... Общение с ними – и школа, и счастье.

– Но и вы внесли вклад в имидж Вильнюса, когда создали свой экспериментальный шоу-театр POP-OFF SHOW...

– Был такой этап, но он уже завершен. То был период бурного общественного оживления, даже некоторого эпатажа, мне вообще всегда нравилось молодое брожение, еще с университета, с занятий пантомимой, которая порой позволяла сказать на сцене больше, чем обычная драма. Знаете, эти молчаливые подтексты, эти намеки без слов... Но жизнь меняется, меняются зрительские приоритеты, да и прежние мои «ребята» стали солидными людьми... Хотя я и сегодня частенько возвращаюсь к тому опыту. Два года назад довелось быть режиссером Московского фестиваля «Верное сердце» – семейного, детского, доброго кино, мы для него поставили очень выразительные пластические пролог, финал, ряд вкраплений... В театре тоже периодически наступает очередной этап поиска новых форм, и многие мастера, тот же Мейерхольд или Любимов, нередко обращались к пантомиме. Ну а сейчас у нас такое время, когда, мне кажется, в театре можно делать все!

– Вильнюс по-прежнему сохраняет статус авторитетного театрального центра?

– Ну, наверное, не случайно многие литовские постановщики пользуются спросом в России, вот Туминас уехал в Московский театр Вахтангова, да и Някрошюс много работает в России. Меня, кстати, тоже зовут... Очень перспективное предложение, может быть, и стоит поехать. Как раз сейчас пребываю в раздумьях. Покидать полюбившийся коллектив трудно, к тому же у нас есть главное – свой хороший зритель, приверженный русскому психологическому театру. Вообще мне в Литве интересно.

– Автор пьесы «Лайф-Лайф», которую вы поставили в Ставрополе, тоже из Вильнюса, для нас ваша с ним работа – своего рода послание, несомненно, несущее что-то новое.

– Классный парень этот Глеб Нагорный! Совсем молодой, но как точно уловил все нынешние человеческие, общественные связи, все, что сегодня на слуху, что тревожит, чем мы мучаемся. Он все это собрал в весьма четко выраженную форму. Его пьесу даже читать интересно, не только видеть на сцене. История вроде бы совсем простая: люди дружат, общаются, влюбляются – словом, каким-то образом реализуются. Лучше классика не скажешь: для человечества самая большая трагедия – невоплощенность того, что дано нам от Бога. А так хочется реализоваться в этой жизни!.. И начинаешь задумываться: Господи, что же с нами делается?! Куда мы идем? Моя задача – показать это людям. Чтобы они поняли: на самом деле мы с вами не такие негодяи, какими нередко кажемся друг другу, мы созданы добрыми, талантливыми, полноценными!

– А как вы вышли на Ставропольский театр?

– Много общих друзей, так же как и я, выходцев из Ростова, – режиссер и мой учитель Юрий Еремин, художник Степан Зограбян, многие другие. А пьесу Нагорного театру рекомендовал я. Постановка ее в Ставрополе – по сути, открытие драматурга в России. Знаю, что уже в Москве к нему начинают проявлять интерес. Но Ставрополь – первый!

– Вы довольны результатом работы на ставропольской сцене?

– Мало сказать доволен – я счастлив! Едва ли не впервые в жизни жду премьеру не в нервной лихорадке, а с хорошим предвкушением... Здесь и труппа хорошая подобралась, и в целом вся команда замечательная, от производственных цехов до директора, все очень дисциплинированны, внимательны. Премьера в Ставрополе для меня вдвойне важное событие. При том что где я только раньше не ставил – от Финляндии до Томска...

– В труппе вашего театра в Вильнюсе работают актеры и русские, и литовские?

– Да, это так, и в последние годы наблюдается проблема кадров, нет притока новых сил. Правда, порадовал Ионас Вайткус: придя два года назад руководить Русской драмой, он набрал русскую группу студентов, чтобы готовить будущую смену. Ребята талантливые, интересные, и все же некоторые моменты порой настораживают. Ну вроде такого: когда умный и опытный педагог на занятиях по творчеству Чехова со студентами, готовящимися работать на русской сцене, говорит по-литовски... Это при том что там, конечно, сильная театральная школа.

– Вообще прибалтов нам иногда немного жалко, они себя отгораживают искусственно от России... По-моему, это значительно обделяет их самих. Но и русским там по-прежнему непросто?

– Нет, в Литве с этим нормально. Нам, русским, можно еще поучиться их бережному отношению к своему языку и культуре. Признаться, я иногда чувствую себя и литовцем-патриотом тоже!.. А некультурные мелкие чиновнички есть везде, и их методы управления культурой примерно одинаковы... Могу лишь добавить, что наш театр активно дружит с российским посольством в Литве, регулярно встречаемся, проводим вместе различные акции.

– Не могу не спросить о ваших творческих планах.

– Сложный вопрос. Мне и в России поработать хочется, но и в Вильнюсе часть души живет. Одна дотошная дама как-то подсчитала, что из всех работавших в Русском театре режиссеров я поставил больше всего спектаклей. Наверное, сыграло роль то, что я много и с радостью ставлю для детей. И эти постановки живут в репертуаре дольше других, по 10-20 лет! Сейчас, кстати, обновляем долгожительницу «Белоснежку», уже 22 года она на сцене. По отношению к детским постановкам можно вообще оценивать театр.

– Нужно выращивать своего будущего зрителя!

– Совершенно верно. Мы даже создали при театре детский хореографический коллектив, ведем его вместе с моей женой, успешно участвовали во многих фестивалях – в Чехии, Турции, Болгарии. Вот такая вроде бы не совсем театральная работа... Знаете, с возрастом все чаще задумываешься: а что от нас остается в театре? Ведь спектакль, считается, живет один день. А умные люди говорят : от актера остается интонация!

– Старинный храм называют: намоленная церковь...

– Вот-вот! В вашем театре есть своя десятилетиями накопленная «намоленность» я это ощутил, едва войдя в эти стены. Здесь есть свои театралы и театральные традиции. А потому хотелось, чтобы для человека, пришедшего посмотреть наш спектакль, эта встреча стала событием в его жизни.

– Немного смущает «иностранное» название пьесы.

– Ой, в театре всегда было сложно с названиями! Да и не в названии дело. Важно, что в Ставрополе первыми в стране увидят интереснейшего молодого современного автора. Встреча с Нагорным для меня – главная радость последних примерно пяти лет. Когда видишь талантливого человека, это так радостно.

Наталья БЫКОВА

В Литве я почувствовал себя русским! / Газета «Ставропольская правда» / 15 октября 2010 г.