Митрофан Беличенко – фронтовик Великой Отечесй Отечественной войны и участник боевых действий против японской армии.

Митрофан Беличенко – фронтовик Великой Отечесй Отечественной войны и участник боевых действий против японской армии.

© Фото из личного архива М.И. Беличенко

Танкисты преодолевают хребет большой Хинган.

Танкисты преодолевают хребет большой Хинган.

© Фото: http://live.cnews.ru.

Советские войска на улицах Харбина (Маньчжурия).

Советские войска на улицах Харбина (Маньчжурия).

© Фото: http://live.cnews.ru.

Порт-Артур, август 1945 г.

Порт-Артур, август 1945 г.

© Фото: http://live.cnews.ru.

Медаль «За победу над Японией»

Медаль «За победу над Японией»

© Фото: из архива газеты «СП»

Медаль «За победу над Японией»

Медаль «За победу над Японией»

© Фото: из архива газеты «СП»

В первые недели августа среди выстраданной послевоенной тишины вдруг появились в газетах короткие и невнятные сообщения об атомной бомбе, сброшенной американцами на Японию. Свершилось нечто такое, что ошеломило всех, кто пережил ужасы войны. Даже бывалых фронтовиков, которые двигались на восток во исполнение союзнических обязательств, согласованных на Ялтинской конференции в феврале 1945 года. Словом, обстановка складывалась непростая...

Прошло уже 65 лет со времени этих событий, определивших завершение Второй мировой войны.

Не скрою, мне было интересно поговорить по этому поводу с давним другом и частым гостем Ставропольского краеведческого музея, где я работал многие годы, Митрофаном Беличенко (на снимке), отважным фронтовиком Великой Отечественной войны и к тому же участником боевых действий против японской армии.

Близка и понятна мне незамысловатая солдатская правда из уст теперь уже полковника в отставке, боевой путь которого пролег от битвы под Москвой, исторического Курского сражения до освобождения Украины и Польши… Его имя, особенно в связи с участием в Параде Победы на Красной площади в Москве, естественно, фигурировало во многих средствах массовой информации. Так что почета и триумфа выпало достаточно и заслуженно.

Но за чашкой чая в доме Митрофана Ивановича все располагало к удивительной, совсем не парадной простоте и теплоте общения. Воспоминания звучали без всяких там изысков и прикрас:

«…В середине марта сорок пятого наша часть стояла еще в Польше. Я был тогда командиром взвода разведки. Неожиданно позвонил начальник разведки танковой бригады: «Давай срочно в штаб!». Подумал, наверное, особое задание, коль простого взводного в штаб бригады вызывают. Захожу, а там три генерала сидят. Как положено: «Старший лейтенант Беличенко прибыл по вашему приказу». Командующий бронетанковыми войсками генерал Таранов говорит: «Ну вот что, товарищ старший лейтенант, мы вас вызвали, знаете почему?» – «Нет, не знаю». – «Поедете в Москву на парад». – «Какой парад?!» – вырвалось у меня. Заробел немного... Но возражать было бесполезно. Генерал зычным голосом отрезал: «Вы подходите под приказ товарища Сталина, а в приказе сказано: «…наиболее отличившихся в боях». Будете от нашей армии представителем. Идите получайте документы!».

Стало быть, поехал в Москву. Война-то еще не кончилась, и надо же – на Парад Победы! Значит, скоро, очень скоро крышка гитлеровскому режиму. Сразу скажу, муштровали нас крепко, однако и честь великая. Ну а как прошел Парад Победы 24 июня 1945 года, широко известно. Жаль только, до Берлина мне не удалось дойти, зато до Порт-Артура довелось».

В штабе расформирования подразделений Парада Победы ему вручили предписание отправиться в монгольский город Чойбалсан, и что интересно, в свою родную 201-ю танковую бригаду Забайкальского фронта, преобразованного из частей Второго Украинского. Добирался почти месяц, поспел к самому началу боевых действий против Японии.

На рассвете 9 августа 1945 года советские войска начали интенсивное наступление с моря и с суши. Особенно кровопролитными были наземные операции, когда начали движение через труднопроходимые Хинганские горы. В результате была полностью разгромлена миллионная Квантунская армия. По советским данным, ее потери убитыми составили 84 тыс. человек, взято в плен около 600 тысяч. Безвозвратные потери Советской армии составили 12 тыс. человек. 2 сентября 1945 года в Токийском заливе на борту линкора «Миссури» был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии.

«…В боях за Хинганский перевал побывали в разных переплетах, – Митрофан Иванович не особенно выбирал выражения о подробностях происходившего на поле боя, – японцы отчаянно сопротивлялись, и мы несли большой урон, несмотря на неоспоримый наш боевой опыт, вынесенный из войны с Германией. Одного не понимаю: зачем американцы сбросили атомные бомбы на мирных жителей? Мы бы сумели расквитаться с японской военщиной и без этого ядерного ужаса...».

Там, на Дальнем Востоке, Митрофан Иванович потерял своего боевого друга лейтенанта Колю Новикова. Вместе прошли до самой Польши. Когда Беличенко прибыл в свою часть после Парада Победы, встретились как родные братья, Николай командовал первым взводом автоматчиков, Митрофан – вторым.

С боями перевалили Хинган и вышли на маньчжурские просторы. На пути оказались города с непривычными названиями: Харбин, Долонор, Мукден, Шиньян, Хайлар, Чаньчунь...

– Потом был Порт-Артур, словом, могу погордиться – вымыл сапоги в Тихом океане! – шутит Митрофан Иванович.

С собой на японский фронт он привез новенькую парадную форму, как говорится, «с иголочки». Брюки и гимнастерка из тончайшей шерсти – подарок участникам исторического парада от английской королевы. Понятное дело, берег, несмотря ни на что. А после войны еще долго донашивал эти брюки и гимнастерку.

Кадровый военный, Митрофан Иванович Беличенко, участник всех (!) юбилейных парадов Победы, и поныне, несмотря на весьма солидный возраст, не теряет стройной осанки – у него годами выработанная подчеркнутая командирская стать. В его офицерской биографии служба в Чите, Улан-Удэ, Центральной летно-технической школе в Саранске, военных училищах Ставрополя. Надо подчеркнуть: «бремя» заслуг и почета вовсе не лишило его простоты, доброжелательности, светлого отношения к жизни. Признаться, такая позиция и окружающих как-то обнадеживает, несмотря на многие гримасы нашего времени.

В памятные майские дни нынешнего года он был рядом со своими сверстниками, удостоенными приглашения на Парад Победы в Москву, – Василием Ефимовичем Верисокиным из Пятигорска и Николаем Николаевичем Золиным из Буденновска.

Меня глубоко тронул теплой неофициальностью текст приглашения, в котором Президент России «просит Митрофана Ивановича пожаловать в Кремль на прием». Ветерану довелось прочувствовать крепкие рукопожатия Медведева, Путина, Назарбаева, Ангелы Меркель, многих других глав иностранных государств. Конечно же, ходил по Москве при полном параде – с боевыми наградами. Среди которых особое место занимают боевая медаль, лично врученная ему монгольским маршалом Чойбалсаном, и советская «За Победу над Японией».

И вымыл сапоги в Тихом океане / Газета «Ставропольская правда» / 1 сентября 2010 г.