Родители Александры – так звали школьную подругу моей собеседницы, – имея двух дочерей, мечтали о сыне и потому в довольно позднем возрасте решились на третьего ребенка. Но снова родилась девочка, которую нарекли Сашей. Видимо, чтобы хоть как-то компенсировать свои несостоявшиеся надежды, отец с раннего детства воспитывал ее как мальчишку: брал с собой на рыбалку и охоту, учил ориентироваться в лесу, переносить длинные пешие переходы.

...Саше было 14 лет, когда в их седьмом «Б» появился новый ученик – Вадим – сын двух врачей, приехавших на работу в местную больницу. Мальчика посадили за одну парту с Сашей: другого свободного места на тот момент не оказалось. Черноглазый, кудрявый и общительный Вадим сразу очаровал всю девичью половину класса.

А Саша влюбилась в него, что называется, с первого взгляда. Куда подевались ее самоуверенность и бойкость, она краснела, когда Вадим к ней обращался, переставала слышать, что объясняли преподаватели на уроках, и отвечала невпопад на их вопросы. Учителя не узнавали своей лучшей ученицы.

Перемены в поведении Саши заметили и одноклассники. Только Вадим ничего не замечал. Или не хотел замечать. Он был целиком поглощен учебой. К своей соседке по парте относился дружески – спокойно, не стеснялся списывать у нее домашние задания по математике – по этому предмету он «хромал». Зато по биологии, химии и физике его познания выходили за рамки школьных учебников. И это беспредельно восхищало Сашу. Ей вообще нравилось в Вадиме все – и как он одевался, и какую музыку предпочитал, даже звук его голоса (не по годам низкого, с хрипотцой) приводил ее в восторг.

Быстро пролетели последние школьные годы. Вот уже и экзамены на аттестат зрелости, и выпускной бал позади. К тому времени в классе обозначилось несколько влюбленных пар. Но Саши и Вадима среди них не было. Девушка по-прежнему молча обожала Вадима, а он на это никак не реагировал. Он был занят подготовкой к поступлению в институт – больше его ничего не интересовало. Вскоре он уехал в краевой центр, где и благополучно стал студентом медакадемии.

А Саша после долгих колебаний решила не следовать за любимым, хотя ее душа рвалась за ним. Чтобы излечиться от своего безответного чувства, она отправилась в Москву – подальше от Вадима. Преодолев огромный конкурс, поступила на физико-математический факультет пед-института, успешно окончила его, а затем и аспирантуру. Во время каникул домой приезжала очень редко, предпочитая лето проводить в турпоходе или в стройотряде.

Перед защитой диссертации она приехала на несколько дней в родной городок, чтобы немного отдохнуть. Стоял конец мая. На улицах буйно цвели деревья, и воздух был напоен их чудесным ароматом. Саша сидела у открытого окна и бездумно наблюдала, как медленно опускается теплый вечер. Кто-то позвонил в дверь.

– Это к тебе, Саша, – послышался голос матери из прихожей. Девушка выглянула из комнаты – у порога стоял Вадим. Она не видела его с выпускного вечера и ничего о нем не знала, так как намеренно ни в письмах, ни в телефонных переговорах с родными и друзьями никогда не спрашивала, где он и что с ним, потому что дала себе слово забыть Вадима навсегда. Даже дважды во время учебы в институте пыталась «закрутить роман» с однокурсниками. Но ничего из этого не получилось.

И вот тот, из-за кого она выплакала столько слез, снова стоял перед нею. Он стал еще красивее: раздался в плечах, исчезла юношеская округлость щек, на них обозначились мужественные складки...

– Саша, выручай, – быстро заговорил Вадим так, будто они расстались только вчера, а не семь лет назад. – У меня неожиданно появилась возможность поехать на работу в Африку. Представляешь, какая это практика для начинающего хирурга! Я смогу сразу самостоятельно оперировать!

– Не вижу, чем я могу тебе помочь, – сухо произнесла Саша, изо всех сил стараясь скрыть охватившее ее волнение.

– Дело в том, – продолжал Вадим, – что туда берут работать только женатых, а я не успел обзавестись семьей – все как-то было не до того... Я узнал, что ты, на мое счастье, еще не замужем. Мне нужен лишь штамп в паспорте и больше ничего. Тебя это ни к чему не обяжет – наш брак будет фиктивным. При оформлении визы я скажу, что ты приедешь ко мне попозже – после защиты диссертации. А как устроюсь, я напишу тебе, ты подашь заявление на развод – и дело с концом. Мне сейчас просто не к кому больше обратиться – все наши девчонки с курса уже разъехались. Тебя мне сам Бог послал...

Горячая волна прилила к сердцу Саши, лицо ее запылало. Она не знала, что сказать.

– Это все так неожиданно, – наконец растерянно выговорила девушка и добавила: – приходи завтра, мне надо подумать...

Она не могла заснуть до рассвета. Снова и снова видела перед собой лицо Вадима, его умоляющий взгляд. Умом она понимала, что он обратился со своей необычной просьбой к ней потому, что это подходящий вариант решения его проблемы – и только. А в сердце затеплилась и не гасла робкая надежда: «А вдруг все это неспроста...».

На другой день Саша ответила согласием на предложение Вадима. Его родители помогли быстро, без соблюдения всех формальностей, зарегистрировать брак в местном загсе. Они предлагали для видимости устроить и небольшой свадебный ужин. Но Вадим отказался: еще предстояло получить загранпаспорт и другие документы, а времени оставалось мало. Да и Саше пора было возвращаться в Москву.

Они коротко попрощались на многолюдном перроне. Вадим ее слегка обнял и неловко поцеловал в щеку, и Саша вошла в вагон. Как только поезд тронулся, она перестала сдерживаться и заплакала...

Прошло три месяца. Саша защитила диссертацию и устроилась на работу в одном из московских научно-исследовательских институтов. А от Вадима не было никаких вестей. Мать сообщила ей, что и своим родителям он не прислал ни одного письма. Сердце девушки разрывалось от тревоги. Минуло еще почти два месяца, прежде чем из дипломатического представительства Саше пришло официальное уведомление, что ее муж пропал без вести, вылетев на вертолете к больному в отдаленное селение, что предпринимаются меры по его поиску.

Она накупила кучу книг и карт об Африке и часами изучала их. Оказалось, что там, где Вадим должен работать, уже несколько лет неспокойно – одни племена воюют с другими, да и климат нездоровый. Сашу одолевали мрачные мысли: а что если его взяли в плен какие-нибудь повстанцы или он заразился смертельно опасной лихорадкой и ему некому помочь? И Саша решила, что пора действовать.

На правах законной жены пропавшего врача она в короткий срок оформила свой выезд к месту его работы. Прибыв в столицу африканской республики и посетив наше консульство, Саша узнала, что экспедиция на поиски Вадима еще не отправлялась. Девушка проявила всю присущую ей настойчивость, чтобы добиться своего участия в экспедиции и ускорить ее отъезд. Ее не остановили рассказы об опасностях путешествия на лошадях по тропическим лесным дебрям.

Дорога заняла семь дней. В пути случилось несколько приключений, достойных отдельного рассказа, но Саша все стойко перенесла: помогла закалка, полученная в детстве. К тому же провод-ник попался толковый. К концу недели они прибыли на большую поляну недалеко от горной реки, где стояло около десятка ветхих хижин из тростника. В одной из них Саша и нашла Вадима – исхудавшего, грязного, с перевязанной ногой, но живого. Увидев Сашу, он вскрикнул от удивления, хотел подняться ей навстречу, но упал без сил.

Придя в себя, Вадим рассказал, что вертолет потерпел аварию во время грозы. И хотя удар о землю смягчили кроны деревьев, летчик при падении получил тяжелые травмы и вскоре умер. А Вадиму повезло: он лишь повредил ногу и плечо, сумел остановить кровь и наложить повязку. Но потом его укусил какой-то паук, и через пару часов он почувствовал, что поднялась температура. Туземцы обнаружили его в лесу и принесли сюда. Им удалось отыскать и чемоданчик с хирургическими инструментами, который он возил с собой, но сумка с бинтами и лекарствами не нашлась. А накануне тело его покрылось сыпью и язвами, возможно, он подхватил какую-то заразу, так что Саше лучше к нему не приближаться...

Однако девушка не стала его слушать. Она осмотрела раненую ногу Вадима и увидела, что началось нагноение. С помощью проводника, объяснившись с туземцами, она получила пучок нужной травы, приготовила на костре отвар и промыла рану. Медлить было нельзя: Вадиму грозила гангрена. После короткого отдыха экспедиция двинулась в обратный путь.

В дороге Вадиму стало хуже, он начал бредить. И когда Саша наконец привезла его в больницу, он был без сознания. Хорошо, что второй врач, с которым они вместе работали, оказался на дежурстве и сразу начал делать Вадиму необходимые уколы. Тем не менее лечение заняло больше месяца, в течение которого Саша не отходила от постели своего мнимого мужа.

В любое время суток, открыв глаза, Вадим видел склоненное над ним встревоженное лицо Саши, встречал ее глубокий, бесконечно любящий взгляд. И когда однажды утром, проснувшись, он почувствовал, что болезнь наконец отступает, то неожиданно для себя вдруг сказал:

– Саша, не уезжай...

– Но что мне тут делать, когда ты совсем поправишься? – как можно безразличнее спросила девушка. – Ведь ученые математики здесь никому не нужны...

– Ты нужна мне, – быстро ответил Вадим. – Ты будешь просто моей женой... – И добавил дрогнувшим от нежности и волнения голосом: самой желанной на свете...

Ольга НЕРЕТИНА

Фиктивный брак / Газета «Ставропольская правда» / 21 апреля 2010 г.