В последнее время в обществе живо обсуждается вопрос о введении в России института ювенальной юстиции. Идея уже разделила население страны на два лагеря: противники опасаются, что она разрушит семейные устои, приверженцы уверены, что давно назрела необходимость создания действенной системы защиты подрастающего поколения от преступных посягательств. Своим взглядом на проблему поделился исполняющий обязанности руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ставропольскому краю Игорь Иванов.
Игорь Иванов, исполняющий обязанности руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ставропольскому краю

Игорь Иванов, исполняющий обязанности руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ставропольскому краю

© Фото: Юлия ФИЛЬ

– Игорь Николаевич, в силу профессии вам приходится постоянно сталкиваться с преступлениями, совершенными как в отношении детей, так и самими несовершеннолетними. И эта печальная статистика, увы, не идет на убыль. Поможет ли исправить положение внедрение ювенальной юстиции?

– Не могу не процитировать выступление Председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина, который еще в 2008 году на коллегии по вопросам профилактики и расследования преступлений в отношении несовершеннолетних очень точно отметил: «В отношении наших детей идет настоящая война». И эта война, на мой взгляд, ведется по всем фронтам. Дети не только становятся жертвами преступлений, но и сами благодаря культу вседозволенности легко становятся на криминальную дорожку. Поэтому считаю, что введение института ювенальной юстиции необходимо. И он должен состоять из органов, осуществляющих расследование и отправляющих правосудие по делам о детских преступлениях и правонарушениях, структур, контролирующих исправление и реабилитацию несовершеннолетних преступников и профилактику детской преступности, социальную защиту семьи и прав ребенка. Не случайно в Конвенции ООН о правах ребенка указано, что дети имеют право на особую помощь и защиту.

– Но ведь у нас в стране вроде бы такая система есть: опека и попечительство, инспекции и комиссии по делам несовершеннолетних…

– Мало того, у нас и законодательство (и административное, и уголовно-процессуальное, и трудовое) декларирует защиту интересов несовершеннолетних. Но действительность констатирует, что нынешняя система работает не слишком эффективно: ведомства действуют разобщенно, нет индивидуального подхода к каждому отдельно взятому ребенку, каждой проблемной семье. Излишне говорить об эффективности работы этих органов, если нередки случаи совершения преступлений подростками даже на территории общеобразовательных учреждений. Так, в школе села Серафимовского Арзгирского района два ученика долгое время совершали насильственные действия сексуального характера в отношении сверстника. В результате расследования этого уголовного дела следователем внесено представление, после чего объявлены выговоры заместителю директора школы, классному руководителю и социальному педагогу. И вообще результаты проводимых нами обобщений настораживают. В прошлом году было возбуждено 77 уголовных дел по преступлениям в отношении детей. Из них 45 – преступления против половой неприкосновенности. В этом году жертвами извращенцев стали уже семь детей. Самое ужасное, что насильники, как правило, не посторонние люди, а либо члены, либо близкие друзья семьи. И в большинстве случае об этих преступлениях становилось известно случайно: жертвы педофилов делились переживаниями со сверстниками, а не с педагогами, школьными инспекторами. А это значит, что дети либо не доверяют тем, кто, по идее, должен защищать их права, либо сами взрослые не могут или не хотят стать для ребенка олицетворением справедливости и защиты. Нами инициировано заключение соглашения с уполномоченным при губернаторе по правам ребенка, который, на наш взгляд, будет консолидировать работу профилактических органов. Мы намерены оперативно информировать уполномоченного обо всех случаях нахождения детей в социально опасных условиях при отсутствии надлежащего контроля со стороны родителей и должностных лиц органов системы профилактики. К примеру, сейчас проводится проверка по пожару в Буденновском районе, где загорелся дом, в котором проживала неблагополучная многодетная семья. В огне погибли мать и трое детей. Оказалось, что трагедии можно было избежать, вмешайся вовремя соответствующие структуры, чтобы изъять детей из семьи. И, несмотря на то, что не установлены признаки преступления в связи с возгоранием, следователями будет дана правовая оценка действиям должностных лиц, ответственных за безопасность детей. Эта информация ляжет и на стол уполномоченному по правам ребенка.

– Какая категория детей и по каким, на ваш взгляд, причинам чаще всего становится жертвами преступления?

– Чаще – это дети, не достигшие 14 лет. И в группе риска прежде всего девочки, родители которых не уделяют им достаточного внимания. Почему? Да потому, что они не в силах себя защитить, а зачастую находятся в зависимом от преступника положения. Как, например, 13-летняя школьница из станицы Марьинской Кировского района, которую на протяжении двух месяцев насиловал отец, запрещая ей рассказывать об этом под угрозой избиения. И девочка молчала, пока мать сама не стала свидетелем сексуального насилия.

– А что говорит статистика о преступлениях, совершенных самими детьми?

– На протяжении последних лет отмечается тенденция к сокращению детской преступности. Однако это не успокаивает. В 2009 году следователями возбуждено 37, а в этом уже пять уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними. На счету подростков имеются убийства, причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшие смерть потерпевшего, изнасилования, насильственные действия сексуального характера. Зачастую преступления совершаются в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Особую тревогу вызывают факты совершения детьми тяжких и особо тяжких преступлений в период условно-досрочного освобождения и условного отбывания наказания. Например, в Изобильненском районе двое несовершеннолетних в период условного отбытия наказания за ранее совершенные преступления изнасиловали малолетнюю девочку. Такие факты свидетельствуют о провальной работе органов системы профилактики.

– Ваше отношение к введению в крае «комендантского детского часа»?

– С положительной стороны необходимо отметить уже само стремление региональных законодателей принять меры к защите детей, обеспечить безопасность их жизни и здоровья. Об эффективности принятых мер говорить, думаю, рано – слишком уж мало времени прошло с момента нововведения. И пока что видимой отдачи нет. Сейчас главное – обеспечить действенный контроль за исполнением положений закона, чтобы принятые меры не превратились в кампанейщину. И еще очень важно, чтобы сами родители осознали необходимость этих ограничений.

– А какое место может занять ваше ведомство в системе ювенальной юстиции? И что делается сейчас для профилактики преступлений в отношении детей и совершенных несовершеннолетними? Достаточно ли на сегодня полномочий у следователя по реагированию на обстоятельства, способствующие совершению таких преступлений?

– Несмотря на то, что профилактика преступности не входит в задачи уголовного судопроизводства, противодействие криминализации должно стать одной из приоритетных задач любого правоохранительного органа. Потому что правонарушения несовершеннолетних (а они составляют больше трети населения России) во многом определяют криминальную ситуацию в стране в дальнейшем. Наши сотрудники проводят детальный анализ всех обстоятельств, способствующих совершению детьми преступлений, вносят представленя по конкретным уголовным делам. В прошлом году по результатам рассмотрения таких представлений привлечены к дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения более 80 должностных лиц. О каждом подростковом преступлении следователями направляется информация в подразделения по делам несовершеннолетних органов внутренних дел. По фактам совершенных преступлений в отношении детей своевременно передаются в следственные изоляторы или исправительные учреждения выводы о склонности или намерениях обвиняемого к совершению новых преступлений для приобщения к личному делу и обязательного представления в суд в случае рассмотрения вопроса об условно-досрочном освобождении.

– А неформальные методы используете?

– Конечно. Мы организуем встречи с детскими коллективами, оказываем адресную благотворительную помощь детским домам, проводим вечера вопросов и ответов, профориентирующие экскурсии по структурным подразделениям следственного управления, рабочие встречи с должностными лицами заинтересованных государственных органов.

– Я слышала, что в структуре Следственного комитета появятся «детские следователи».

– Буквально на днях Председателем СКП России подписано указание о так называемой «детской специализации» следователей – то есть сотрудник, занимающийся расследованием преступлений против детей или совершенными детьми, должен будет обладать не только общепрофессиональными, но и узкоспециальными навыками. К примеру, знать детскую психологию (ведь очень важно уметь «разговорить» ребенка-жертву преступления или юного нарушителя, чтобы получить правдивые показания). Для этого будут организовываться специальные учебные курсы, семинары и ряд других мероприятий.

– Вы упомянули об индивидуальном подходе к ребенку и его окружению в каждом конкретном случае. Насколько это необходимо?

– Считаю, что дифференцированный подход – один из главнейших залогов успеха в борьбе с криминальными проявлениями. Нельзя всех равнять «под одну гребенку» – и детей, и взрослых. Вспомнить хотя бы историю семьи Жуковых из Буденновска, у которой в ноябре прошлого года пропал десятилетний сын. Мы незамедлительно организовали поиск – и через несколько часов мальчик уже был дома. Ничего плохого с ним не случилось, просто захотелось романтики странствий. Казалось бы, на этом сотрудники следствия могли «умыть руки» и навсегда забыть о Жуковых. Однако проблемы многодетной семьи тронули их до глубины души – в доме Жуковых, живущих на грани нищеты, два месяца назад за неуплату отключили электричество. После ходатайства в соответствующие инстанции следственных работников А. Давтяна и А. Шевченко «лампочка Ильича» в доме Жуковых снова загорелась. А сами следователи стали опекать семью – принесли продукты, сладости... Мелочь? А это как посмотреть. Ведь если бы электроснабжение не было восстановлено, дети так бы и делали уроки при свечах, тут и до пожара недалеко. А спасенная от несчастья хотя бы одна детская судьба – это дорогого стоит.

Юлия ФИЛЬ

Чужих детей не бывает / Газета «Ставропольская правда» / 27 марта 2010 г.