«Ставропольская правда» подробно освещала перипетии, связанные с формированием проекта бюджета края на 2010 год. Роман Савичев

Напомним, что на ноябрьском заседании краевого парламента депутаты одобрили законопроект, предложенный региональным правительством. Тем не менее не обошлось и без ряда поправок по некоторым расходным статьям. Причем часть из них можно назвать ключевыми для тех или иных сфер, так как эти поправки позволят решить целый пласт проблемных вопросов.

В частности, наконец удалось привести в соответствие с федеральным законодательством пункты краевого закона о бюджете, связанные с финансированием милиции общественной безопасности. И сегодня мы беседуем с автором этой поправки – депутатом думского комитета по экономическому развитию, торговле, инвестициям и собственности Р. САВИЧЕВЫМ.

– Роман Валерьевич, поправка в проект бюджета-2010 была сформулирована прямо в ходе заседания Госдумы края. На ваш взгляд, насколько она важна для ставропольских правоохранителей?

– Уверен, что не будет преувеличением утверждение о том, что буквально несколько слов, корректирующих одну из бюджетных статей, позволят милиции общественной безопасности наконец нормально функционировать в финансовом плане. Поправка, за которую мои коллеги-депутаты на минувшем заседании проголосовали единогласно, исключила спорные моменты в краевом законе.

Не загружая читателей газеты юридическими терминами, постараюсь вкратце объяснить суть принятого нововведения. Как известно, деятельность милиции общественной безопасности в нашей стране осуществляется за счет региональной казны. Но любопытный нюанс заключается в том, что в первоначальной редакции девятого пункта девятой статьи закона о бюджете края на будущий год говорилось следующее: в 2010 году средства краевого бюджета, предусмотренные Главному управлению внутренних дел по СК, направляются на финансирование подразделений милиции общественной безопасности. Ключевыми здесь являются слова «финансирование подразделений». Таково бюджетное законодательство, что фактически эта фраза подразумевает исключительно обеспечение оплаты труда милиционеров. И здесь логично спросить – а как этот труд будет осуществляться без денег на обмундирование, транспорт, средства связи, оружие, обустройство служебных помещений и многого другого?..

По сути, этот вопрос на заседании парламента и задал депутатскому корпусу в своем выступлении начальник ГУВД по Ставропольскому краю, генерал-лейтенант Николай Гончаров. Он пояснил, что все остальные затраты из этой статьи, по которой финансируются только подразделения милиции общественной безопасности, квалифицируются проверяющими органами как нецелевое использование средств… Между тем именно на сотрудников милиции общественной безопасности ложатся основные функции охраны общественного порядка в нашей стране. Эти подразделения в российской милиции самые многочисленные и соответственно требуют вполне обоснованных затрат для нормального обеспечения работы.

И вот теперь сравните приведенную мной выше прежнюю редакцию статьи закона с той, которую предложили Юрий Гонтарь, Геннадий Афонин и я. Итак, мы меняли не сумму направляемых средств, а саму формулировку. Фраза, что средства «направляются на финансирование подразделений милиции общественной безопасности», была продолжена словами «и обеспечение их правоохранительной деятельности в порядке, устанавливаемом правительством Ставропольского края». Таким образом, мы расширили, скажем так, перечень того, на что могут быть потрачены бюджетные деньги. Ведь в Конституции России и Федеральном законе «О милиции» четко и ясно разъясняется, при помощи чего правоохранники осуществляют свою деятельность.

Замечу также, для того чтобы закон реально работал, депутаты единогласно проголосовали за включение в постановление Думы следующего пункта: поручить правительству СК в месячный срок со дня опубликования закона разработать и совместно с МВД России принять порядок финансирования милиции общественной безопасности региона. Тогда в этом вопросе наконец все встанет на свои места.

– Получается, что действительно эта корректировка позволила устранить существенный пробел в правовом регулировании. Но ранее ГУВД по СК все же как-то справлялось с этой проблемой...

– Безусловно, вопрос «висит» далеко не первый год: прежняя формулировка из года в год кочевала из одного проекта бюджета в другой. Тем не менее дежурные части, подразделения патрульно-постовой службы, инспекции по безопасности дорожного движения и участковые инспекторы на Ставрополье не оставались без так называемого материально-технического обеспечения. В том или ином объеме ГУВД по СК закупало все необходимое из выделяемых краевой казной средств.

Однако аудиторы Счетной палаты края, проверявшие использование бюджетных финансов, регулярно составляли акты, в которых указывали на пресловутую «нецелевку». Таковой, к примеру, становилась даже покупка формы.

Правда, незадолго до заседания краевой Думы Арбитражный суд СК признал недействительным подобный акт Счетной палаты края. Фемида обосновала, что и ранее деньги, выделявшиеся на финансирование подразделений милиции общественной безопасности, вполне обоснованно тратились не только на зарплаты сотрудников, но и на обеспечение их работы, выполнение обширных и многосторонних задач. А спорные ограничительные выражения в бюджете, подтвердил арбитраж, лишь противоречили федеральному законодательству.

Ведь очевидно, что любые проблемы с финансированием мешают нормальному функционированию милиции, и это может привести к снижению эффективности ее работы, а следовательно, и к росту преступности.

К слову, упомянутое мной решение Арбитражного суда края подлежало немедленному исполнению, и на дату проведения заседания Думы края оно уже вступило в законную силу. И депутаты лишь расставили окончательные акценты. В ходе заседания была, как и полагается, оперативно создана согласительная комиссия, которая привела к общему знаменателю позиции парламента, правительства и Счетной палаты края.

– Роман Валерьевич, а в целом как вы оцениваете уже утвержденный бюджет-2010? Многие ваши коллеги выражали несогласие с намерениями исполнительной власти Ставрополья несколько снизить социальную нагрузку на казну в следующем году, исключив, к примеру, ту же индексацию всевозможных выплат…

– Скажу сразу, что я не популист и прекрасно понимаю, что региону приходится нелегко. Условия развернувшегося кризиса не оставили практически никакой свободы в распоряжении казенными финансами. Правда, ситуация на Ставрополье не столь драматична, как во многих других российских регионах. И очевидно, что край перестал «падать» вниз, и ситуация улучшается.

И все же я полностью поддерживаю решение краевого правительства принять сбалансированный бюджет и исключить индексацию многочисленных социальных выплат на коэффициент инфляции. Ключевые приоритеты в бюджете удалось учесть. И здесь важно отметить прежде всего то, что край ни в коем случае не отказывается от публичных обязательств перед населением и намерен в полном объеме их исполнить. Обещать же что-то сверх прогнозируемых доходов бюджета опасно. В кармане, как говорится, этих денег нет, и источников финансирования индексации депутатами и минфином не найдено. Значит, нужно по одежке протягивать ножки. Ведь еще неизвестно, когда реальный сектор экономики края наконец придет в норму и его налоговая отдача достигнет хотя бы уровня прошлых лет. Отказ от сбалансированного бюджета мог бы иметь трагические последствия.

Нужно действовать осторожно, в зависимости от реальных условий. Понятно, что если финансовые итоги первого или второго квартала окажутся положительными, то депутаты внесут необходимые изменения в закон о краевом бюджете, и выплаты будут обязательно проиндексированы. Главное, чтобы у края появились эти деньги.

И потому, признаюсь, совершенно не понимаю смысл громко звучавших, в том числе и в прессе, возмущений. Дошло до обвинений и претензий к региональному отделению «Единой России». Хотя, на мой взгляд, единороссы в столь непростых условиях в отличие от многих политиков взяли на себя большую ответственность за сложившуюся ситуацию и действительно многое делают. Не отрицаю, может, рациональное зерно в критике принятого бюджета-2010 и присутствует, но в основном это, по моему мнению, популизм. Точнее, зарабатывание партиями очков перед весенними выборами в органы местного самоуправления. Согласитесь, есть основания полагать, что, по сути, уже начата предвыборная агитация...

– Если вернуться к обсуждению итогов минувшего заседания парламента края, то дискуссии среди депутатов вызвал и вопрос о так называемом «комендантском часе» для детей и подростков, точнее – о санкциях за нарушение этого закона. Вы, насколько известно, противник высоких штрафов для питейных заведений. Почему?

– Да, на заседании были внесены изменения в краевой закон об административных правонарушениях, которые предусматривают санкции за нарушение норм закона СК «О некоторых мерах защиты прав и законных интересов несовершеннолетних». Он, как известно, ограничивает пребывание в общественных местах детей, не достигших возраста 16 лет, с 22 до 6 часов, а в летний период – с 23 до 6 часов. Теперь законодательно определены места, где присутствие несовершеннолетних запрещено. Это всевозможные бары, рестораны, рюмочные, где продают алкоголь, а также заведения, торгующие продукцией сексуального характера.

Санкции же за нарушение закона юридическими и должностными лицами действительно вызвали споры. Некоторые парламентарии выступили за то, что штрафы должны быть очень большими – вплоть до миллиона рублей. Так легко подорвать и без того не очень крепкое самочувствие малого и среднего бизнеса, о необходимости защиты которого сейчас все говорят. Представьте, даже один протокол на миллион рублей ставит крест на маленьком предприятии. Сколько надо работать какой-нибудь пивной, чтобы отдать этот долг государству?

Прежде чем прибегать к популизму и рубить, как говорится, сплеча, нужно посмотреть на ситуацию с другой стороны. Крупные штрафы могут способствовать в первую очередь росту коррупции в органах, как раз призванных обеспечивать соблюдение закона. Где гарантия того, что проверяющие не будут предлагать отдать им «в конверте» намного меньше, чем сам штраф? А можно и вообще (ведь это, к сожалению, тоже в нашей стране не редкость) подстроить «визиты» подростков в питейные заведения. И далее будет действовать та же схема.

Потому считаю очень правильным решение не завышать штрафы, а ограничиться наказанием для должностных и юридических лиц в три и пять тысяч. Это вполне приемлемо, пока закон проходит «обкатку».

Юлия ЮТКИНА

По одежке протягивай ножки / Газета «Ставропольская правда» / 16 декабря 2009 г.