Нынешней осенью будет отмечаться 150-летие со дня рождения Коста Левановича Хетагурова. Имя его хорошо известно в Ставрополе, который Коста считал своим вторым домом.
Улица Коста Хетагурова в Ставрополе

Улица Коста Хетагурова в Ставрополе

© Фото: Виктор Кравченко

Бывшая гостиница «Гранд-Отель».

Бывшая гостиница «Гранд-Отель».

© Фото: Виктор Кравченко

Старший научный Сотрудник музея Виктория МУСИЙКО рассказывает о пребывании Коста Хетагурова в Херсоне.

Старший научный Сотрудник музея Виктория МУСИЙКО рассказывает о пребывании Коста Хетагурова в Херсоне.

© Фото: Виктор Кравченко

Владикавказ – Ставрополь – Санкт – Петербург – Пятигорск – Херсон – вот география городов, сохраняющих память о великом сыне осетинского народа. Детство Коста в родной Осетии, годы учебы в Ставропольской гимназии и в Петербургской Императорской Академии художеств, а также взрослая жизнь поэта во Владикавказе, Ставрополе, Пятигорске описаны в литературе достаточно полно. Это были годы лишений и гонений, любви и надежд. В перечне городов особняком стоит Херсон, чужой поначалу для него город, где Коста, по собственному признанию, как никогда, почувствовал свое одиночество. Но как человек общественный и радушный, он и там обрел друзей, которые помогли ему пережить херсонскую ссылку.

Что явилось поводом для ссылки поэта? На одном из свадебных торжеств во Владикавказе в конце 1898 года участники застолья стали, согласно обычаю, не только петь, но и стрелять, что привело к столкновению с патрулями. В числе гостей, вступивших в пререкания с полицейскими, оказался дальний родственник поэта, тезка и однофамилец Константин Созрукович Хетагуров. Начальник области генерал Каханов представил бытовой инцидент как... вооруженное сопротивление местной власти. На этом основании генерал вошел в штаб Кавказского военного округа с ходатайством о высылке Хетагурова «внутрь империи». Надо заметить, что первая высылка Коста Левановича из Терской области на пять лет в 1891 году была также организована непосредственно Кахановым. Большой знаток жизни и творчества поэта академик Василий Абаев точно заметил: «У Коста был свой Бенкендорф – генерал Каханов», который искал еще раньше повод к новой ссылке».

В прошении на имя Николая I Коста Леванович пытался правдиво объяснить свою непричастность к происшествию: «Все присутствовавшие на этом семейном празднике и попавшие затем в полицейский протокол осетины могут подтвердить, что большинство их не только в этот вечер, но и вообще никогда не встречались со мной и не знают меня в лицо».

Однако чиновничья бюрократическая машина была запущена. В январе 1899 года Совет Главного начальствующего гражданской частью на Кавказе князя Г. Голицына, получив отношение Каханова, принял решение: «Константину Хетагурову воспретить место жительства в пределах Кавказского края...» О происках генерала поэт узнал в феврале. Он немедленно выехал в Петербург добиваться отмены фальсифицированного обвинения, но было уже поздно. Изменить что-либо в своей судьбе он не мог. Единственно, чего Коста достиг, это замены места жительства – Курской губернии на Херсонскую, с сокращением срока до трех лет.

В конце мая поэт отправился в Херсон. До Николаева доехал поездом, затем пересел на пароход. Снял номер в двухэтажной гостинице «Гранд-Отель» на Ганнибаловской улице (сегодня жилой дом № 17 на улице 9 января) в центре города близ Присутственных мест и Театральной площади. В письме к Анне Цаликовой в Пятигорск 8 июня Коста делился первыми впечатлениями:

«Гостиница довольно чистая без буфета, так что никакого шума и скандалов... Пробовал найти комнату с мебелью, обошел весь город и нигде ничего путного... И ввиду уступки мне номера за 15 р. в месяц остался в гостинице...».

Спустя месяц Хетагуров, испросив разрешение Херсонского губернатора, выехал в Очаков для «пользования морским купаньем». Он нашел себе временное пристанище на окраине в многодетной рыбацкой семье Осипа Данилова. На берегу моря Коста напишет:

Здесь, над самым морем,

По ночам с волнами

Я делился горем,

Скорбью и слезами.

Укрепив здоровье и отдохнув, Коста вернулся в Херсон 6 августа. В этот же день жандармский ротмистр Иванов доносит начальнику Одесского жандармского управления: «...Состоящий под гласным надзором полиции в Херсонской губернии дворянин Константин Хетагуров сего числа выехал на пароходе в г. Херсон. Означенный поднадзорный за время пребывания в г. Очакове вел жизнь замкнутую, знакомств никаких почти не имел, но вел большую корреспонденцию».

Как видно из этих сообщений, жандармы следили за каждым шагом Коста Левановича.

В Херсоне Коста берется за любую работу: пробует корректировать газету «Юг», дает домашние уроки рисования сыну нотариуса Тимчинского, реставрирует старые иконы, пишет портреты и находит время для перевода на осетинский язык Евангелия от Матфея. Тогда же поэт начал работу над поэмами «Хетаг» и «Плачущая скала», посвященными темам исторического прошлого осетинского народа.

В письме к своему учителю Василию Смирнову в Ставрополь Коста делится херсонскими заботами: «Только неожиданный для меня приезд сюда братьев Кригер (Станислава и Генриха, сыновей Карла Кригера – учителя географии ставропольской гимназии. – Прим. автора.) дал мне возможность приобрести хороших знакомых, а через них получать и кое-какую работу. У нотариуса, где старший Кригер (Станислав) состоит домашним учителем, я сыну нотариуса даю уроки рисования и за это пользуюсь превосходным столом с водкой и вином. Затем католический ксендз – раньше он был в Ставрополе – дал мне иконописную работу, на которой, вероятно, заработаю руб. 150-200. Жена нотариуса тоже просит меня сделать иконы святых всех членов их семьи. Этим заказом я поставлен в затруднение, – я не знаю, как изобразить некоторых из них, а книга описания всех святых осталась в Пятигорске, упакованной с другим моим имуществом в громадной корзине. Ввиду этого я и решился побеспокоить Вас и попросить мне из Вашей коллекции (не помню чье издание) святых: Глеба, Марию, Магдалину, Вадима, Лидию и Маргариту. Затем прошу Вас повергнуть к стопам дорогой, глубокоуважаемой Анисии Федоровны мой горячий привет и лучшие пожелания. Детей всех, не исключая, ... крепко целую и прошу, чтобы дали мне отчет о своих успехах в науках и искусствах... Самим Вам, дорогой Василий Иванович, выразить свои чувства – не хватает слов.
Весь Ваш Коста».

В Херсоне поэт узнал о выходе в свет сборника своих стихотворений на осетинском языке «Осетинская лира», напечатанного в частной типографии З. Шувалова во Владикавказе и выпущенного к столетию со дня рождения А. Пушкина. Но радости было мало – цензура не пропустила в печать лучшие стихи...

После смещения с должности генерал-лейтенанта С. Каханова Коста Леванович добился досрочного возвращения.

Так закончилась девятимесячная херсонская ссылка, стоившая Коста немало нервов и здоровья.

Недавно мне посчастливилось посетить Херсон. Обрадовало, что в литературном музее имени Бориса Лавренева есть экспозиция, посвященная Коста. Почти без внешних изменений находится здание бывшей гостиницы «Гранд-Отель», сегодня это жилой дом. Наконец, в городе есть улица, носящая имя великого осетинского поэта. Меня тепло встретили сотрудники музея. После продолжительной беседы и экскурсии по залам я оставил в подарок свою книгу о Хетагурове – «Коста сын Леуана». Надеюсь, теперь имя Коста станет связующим звеном для двух наших городов – Ставрополя и Херсона, и мы еще не раз сможем пообщаться с теми, кто хранит бережно память о нем.

Виктор КРАВЧЕНКО. Старший научный сотрудник Ставропольского государственного музея-заповедника имени Г. Прозрителева и Г. Праве. Член Союза писателей России.

Виктор КРАВЧЕНКО

В херсонской ссылке / Газета «Ставропольская правда» / 20 июня 2009 г.