Эта трагедия случилась 6 июня 2007 года. В Ставрополе на улице Доваторцев ВАЗ двенадцатой модели насмерть сшиб сотрудницу Ставропольского молочного комбината Ольгу Поречневу. ЧП случилось около половины одиннадцатого вечера – молодая женщина шла на работу в ночную смену, но до ворот родного предприятия не дошла несколько десятков метров. Круглым сиротой остался четырехлетний мальчик...

Переход проезжей части для российских пешеходов уже стал «развлечением» сродни русской рулетке: повезет – не повезет. И случаев, когда «не везет», увы, не так уж мало. Только в Ставропольском крае под колесами автомобилей в прошлом году распрощались с жизнью 135 человек. Страшно и другое. Отнюдь не редко водитель, сбивший пешехода, отделывается лишь «легким испугом» и не несет никакой ответственности за случившееся. Трагический случай, произошедший с Ольгой Поречневой, – наглядный тому пример. Но обо всем по порядку.

Ночной вояж

Некоему жителю села Турксад Левокумского района 22-летнему Мухтару Саидову очень хотелось иметь машину. Вскоре нашелся подходящий вариант – по сходной цене продавался ВАЗ-21120. Продавец, будучи знакомцем Саидова, согласился на оплату в рассрочку с тем, чтобы переоформить документы на ВАЗ после того, как Саидов отдаст всю сумму. Причем никого не смущал тот факт, что водительского удостоверения у покупателя не было – парень просто его не получал. Впрочем, отсутствие у покупателя водительского удостоверения по закону не является препятствием для совершения сделки. Ударили по рукам, и Саидов забрал вожделенную машину. Как пояснял он потом на следствии, получить права намеревался, пока будет расплачиваться за автомобиль.

Но, как говорится, благими намерениями вымощена дорога в ад. Дожидаться, пока заветное водительское удостоверение окажется у него в руках, Саидов не стал. Горячая молодая кровь не позволяла, чтобы просто так, без дела пылилась нарядная машина. Тем более, по словам Саидова, внесенным в протокол допроса, хоть в автошколе он никогда не учился, но машину водит профессионально – отец, мол, научил. И когда приятель некто А. Горбунов попросил отвезти его по каким-то делам, отказывать Мухтар не стал. Дальше события, судя по показаниям Саидова, развивались следующим образом: примерно в 22 часа 30 минут он ехал по улице Доваторцев в направлении от улицы Шпаковской в сторону улицы Серова. Держался середины проезжей части и ехал со скоростью 60 километров в час, попутных машин, т. е. помех на дороге, не было. Внезапно увидел, что дорогу слева направо пересекает женщина. Когда он обнаружил ее, сразу вывернул руль вправо, однако избежать наезда не смог.

Побег

Сбив женщину, Саидов скрылся с места ДТП, бросил авто во дворах ближайших многоэтажек и убежал, после чего «залег на дно». «Двенадцатую» благодаря случайным свидетелям, запомнившим номер машины, сотрудники милиции нашли на следующее же утро. Как и положено, авто поместили на спецстоянку. В милицию Мухтар Саидов явился через восемь дней после ДТП. Что побудило его на явку с повинной – неважно. Важно другое – в специализированном следственном отделе по расследованию ДТП Главного следственного управления (ГСУ) при ГУВД по СК в отношении Саидова возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 264 УК РФ ( «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека»). Потерпевшей по делу была признана сестра Ольги Ирина. А через пару месяцев уголовное дело прекратили, потому что, цитирую: «...водитель Саидов не располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешехода и в его действиях отсутствуют несоответствия требованиям ПДД, находящиеся в прямой причинной связи с наступившими последствиями».

За все отвечает покойник

В переводе на русский язык эти слова обозначают, что вся вина за автоаварию лежит на погибшей Ольге, которая переходила проезжую часть в неположенном месте. Потому и угодила под колеса безвинного водителя, который не успел затормозить – тормозного пути при осмотре места происшествия на асфальте обнаружено не было. Но, на мой взгляд, утверждения, что в действиях Саидова нет нарушений ПДД, явившихся причиной ДТП со смертельным исходом, не вяжутся со здравым смыслом. Судя по схеме ДТП, погибшая успела пройти от края дороги к середине проезжей части около 4,5 метра, прежде чем попала под колеса. Это расстояние, как определили эксперты, она преодолела где-то за 1,63 секунды. Ширина дорожного полотна на этом участке составляет 11,6 метра. Видимость – неограниченная, и сидевший за рулем Саидов должен был заметить Поречневу как минимум за сто метров. А теперь попробуем решить арифметическую задачку: если, как утверждал Саидов, он ехал со скоростью 60 километров в час, сколько времени понадобилось бы, чтобы проехать те самые сто метров – расстояние, с которого он должен был «засечь» пешехода? Ответ – шесть секунд. Успевала бы за эти шесть секунд Ольга перейти дорогу? Памятуя, что 4,5 метра она преодолела за 1,63 секунды, вывод однозначен – успевала. Так почему же выводы экспертизы столь странны – предотвратить наезд водитель не мог? Да потому, что в основу экспертных заключений были положены показания Саидова, который на следственном эксперименте указал место, где он находился в тот момент, когда увидел женщину. Расстояние от этой точки до пешехода было чуть ли не в два раза меньше ста метров. Тогда возникает вопрос, в чем кроется «слепота» водителя? Отгадка проста – в протоколе осмотра машины черным по белому написано, что лобовое стекло было сильно затонировано (в шоферской среде говорят «как галоша»). Хотя, как известно, эксплуатация машин с тонировкой сверх норм ГОСТа запрещается.

С ног на голову

И что «в сухом остатке»? Не имеющий водительского удостоверения, а значит противозаконно севший за руль Саидов. Затонированное едва не до черноты лобовое стекло, не позволившее ему вовремя заметить помеху на дороге. Отсутствие тормозного следа на асфальте, что свидетельствует о том, что Саидов либо вовсе не пытался тормозить, либо тормозная система автомобиля находилась в неисправном состоянии. К тому же весьма любопытны показания и самого Саидова, и его пассажира Горбунова, в один голос утверждавших, что, увидев перед лобовым стеклом женщину, Мухтар резко вывернул руль вправо, стараясь избежать наезда, однако предотвратить его не удалось. Удар пришелся левой частью бампера в заднюю правую часть пешехода. Только представьте себе эту картинку: женщина переходит слева направо дорогу. Водитель, увидев движущееся препятствие на своем пути, поворачивает руль не влево, чтобы избежать столкновения – благо, как мы помним, дорога в этот час была пустая – а вправо, по ходу движения пешехода. Судя по «точкам соприкосновения» машины и пешехода, Саидов старался «настичь» женщину, и ему это удалось?!

И вот, имея на руках все эти документы, милиция не усматривает в действиях Саидова причинно-следственной связи с произошедшей трагедией?

Следствие вели...

Это постановление о прекращении уголовного дела прокуратура Промышленного района отменила, признав его необоснованным и незаконным. Расследование возобновилось. Только теперь в «довесок» к нарушениям ПДД прибавилось обвинение по ст. 125 УК РФ ( «Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии... если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу... либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние»). Но, как говорится, недолго музыка играла, уголовное дело в отношении Саидова через месяц вновь прекратили. На тех же основаниях – дескать, в случившемся ДТП вины Саидова нет. Не обнаружили милицейские следователи в его действиях и состава преступления за оставление сбитого человека в опасности. Поскольку, мол, установлено, что виновником ДТП является Поречнева, то она сама и несет ответственность за то, что, цитирую: «... поставила себя в опасное для жизни состояние». Получается, что коль сама виновата, то никто и не обязан был оказывать ей помощь, вызывать «скорую» и прочее. И вообще, заключает следователь, даже если бы Саидов не сбежал с места ДТП, а постарался помочь пострадавшей, она все равно бы умерла – слишком тяжелые травмы. Выходит, чего и стараться было?

Хождение по кругу

И это постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было прокуратурой Промышленного района отменено как незаконное и необоснованное. Но воз и ныне там – прокуратура милицейские постановления отменяет, принимает меры реагирования, а следователи ГСУ вновь и вновь прекращают уголовное преследование Саидова. Вот такой пинг-понг. Кроме того, как стало известно, потерпевшие настаивали на проведении повторных экспертиз, в частности автотехнической. Но им в этом отказали. Почему? Да потому, что из поля зрения милицейского следствия «испарился» автомобиль, на котором было совершено ДТП. Однако закон гласит, что орудие преступления, коим является злополучный ВАЗ, должен быть осмотрен и приобщен к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства и храниться на спецстоянке до принятия законного процессуального решения по делу. Но... по неизвестным причинам, при неизвестных обстоятельствах автомобиль следователи возвратили человеку, числящемуся по документам собственником авто. А тот уже избавился от «чреватой» машины, продав ее, по его словам, жителю Грузии. В результате важнейшее вещественное доказательство по уголовному делу утрачено. Теперь поди разберись, в каком техническом состоянии находилась машина в момент ДТП. Впрочем, интереса к этому у следствия как-то не просматривается: машина в розыск не объявлена. К тому же исчез и фигурант дела – Саидов, находившийся на подписке о невыезде, пропал из поля зрения правоохранителей, возможно, не стал дожидаться, чем закончится дело, и ударился в бега. Но и его следователь в розыск не объявлял, и не заметно, чтобы торопился это сделать.

Сроки вышли

В общем, что-то неладное творится с этим уголовным делом. Мало того что расследование идет вот уже больше двадцати (!) месяцев. Есть и другие несуразицы. Например, в одном из постановлений милицейского следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Саидова сказано, что, дескать, тот виноват лишь в том, что ездил за рулем без водительских прав. А посему подлежит наказанию лишь за нарушение соответствующей статьи КоАП, предусматривающей наложение штрафа в 2500 рублей. И соответствующее постановление о привлечении Саидова к административной ответственности направлено в ОГИБДД по месту «прописки» нарушителя. Но! Это постановление было направлено тогда, когда вышли все сроки давности привлечения к административной ответственности. Так что формально на настоящий момент Мухтар Саидов чист перед законом аки агнец.

Такое положение дел не устраивает ни родственников погибшей женщины, ни прокуратуру Промышленного района. 12 декабря прошлого года и. о. прокурора района А. Рудаков направил начальнику ГСУ при ГУВД no CK письмо, в котором, в частности, говорится: «Качество следствия, действия следователей... свидетельствуют об их халатности и непрофессионализме и нежелании привлекать Саидова М. А., виновного в гибели Поречневой О. В., у которой остался малолетний сын, к уголовной ответственности... Предлагаю по выявленным фактам нарушения закона назначить и провести служебную проверку, по результатам которой рассмотреть вопрос о привлечении виновных лиц к дисциплинарной ответственности, решить вопрос о передаче данного уголовного дела более опытному и ответственному следователю, ход расследования взять на особый контроль».

Преступление без наказания?

Существует золотое правило: разбираясь в какой-либо проблеме, выслушай все стороны. Увы, начальник специализированного следственного отдела по расследованию ДТП ГСУ при ГУВД по СК Сергей Кровяков (он, кстати, в 2007 году, будучи старшим следователем, и начинал расследование этого дела) оказался человеком невозможно занятым и в течение нескольких недель выкроить время для общения с прессой не смог. Переадресовал корреспондента «СП» к следователю Сергею Алышеву, который принял от него «эстафету» расследования. Но и Алышев оказался слишком загружен, чтобы ответить на вопросы газеты. Вот такое молчание, которое, как мне кажется, говорит о многом. Поэтому редакция просит считать данную публикацию официальным запросом в адрес милицейского руководства и прочих компетентных органов: кто ответственен за то, что до сего момента гибель Ольги Поречневой надлежащим образом не расследована, и будет ли когда-либо в соответствии с законом установлен виновник ее смерти?

Юлия ФИЛЬ

Без тормозов / Газета «Ставропольская правда» / 14 февраля 2009 г.