Свои корабли в большую жизнь Александр Князев провожает по-своему, как того требует мятежная душа несостоявшегося моряка. Относиться к этому ритуалу можно по-разному, а вот к увлечению, о котором знают немногие, – только с восторгом.
Александр Князев со своим кораблем

Александр Князев со своим кораблем

© Фото: Татьяна ВАРДАНЯН

Живут они с женой скромно, в бывшей родительской хатенке, которая давно требует ремонта. Налаживать комфортный быт для него оказалось гораздо сложнее, чем сооружать макеты кораблей с тысячью мелких деталей. Бережно и любовно Александр строит свои ладьи, шхуны, фрегаты... Один из последних – броненосный крейсер «Адмирал Нахимов», погибший в Цусимском сражении, сейчас воссоздает по чертежам из журнала по судомоделированию. По словам умельца, его заказал знакомый предприниматель, пообещав расплатиться не только деньгами, но и продуктами из собственного магазина. Пару кораблей однажды такие же дельцы забрали и в соседний Нефтекумск. Но вспоминать, сколько всего их «уплыло» и, скорее, за бесценок в чужие руки, не любит. Говорит: «Обстоятельства иногда сильнее нас».

Историческую судьбу каждого изготовленного судна Александр Князев знает досконально. С интересом рассказывает об английском эсминце «Виттории», потопленном в Финском заливе в 1918 году, – его макет на одной из всероссийских выставок в Тульской области занял сразу два призовых места, в том числе за детализацию палубных элементов: только пушек более двадцати! На военно-парусном судне 1807 года, работу над которым планирует завершить летом, тоже будут шлюпки, пушки... И белые паруса. Он с важностью уточнил, что для макетных кораблей, как и для настоящих, подходит ткань определенного вида.

– Этот интерес у меня появился еще в детстве благодаря отцу, который любил и знал историю Российского флота. В школьные годы «Петра Первого» я прочитал намного раньше, чем «Павла Корчагина». В нашем доме все дышало историей – книги, журналы, старинные монеты. Отец к тому же был увлеченным нумизматом, – вспоминает Александр.

Собственную жизнь он сравнивает с разбившимся кораблем. После восьмого класса поступил в Одесское мореходное училище. Уже через три месяца бросил учебу. После службы в армии направился в другое учебное заведение, но уже в Минеральных Водах. Не прошло и года, как был отчислен, не сумев разрешить возникшую там конфликтную ситуацию. Потом работал на строительстве различных объектов в Ставрополе. В конце концов вернулся в Левокумское, в отчий дом, попытавшись все как-то наладить ...

Тут неожиданно пригодились старые журналы с макетами кораблей, которые когда-то выписывал отец. Возобновив подписку, нашел друзей, увлеченных необычным хобби.

– Все это – для души, – говорит он, уточняя, что в зависимости от модели некоторые суда приходилось создавать больше года.

Налажены были и деловые связи: из Владикавказа, Ставрополя ему и сейчас присылают отходы мебельного производства, необходимые для строительства макетов. Корпус шхуны Черноморского флота «Ласточка», для которой есть необходимые заготовки, мечтает отделать под красное дерево и обещает, что она будет самой красивой из всех, что довелось когда-то сделать...

Ему за пятьдесят, и корабли – главное, что удерживает его в определенном жизненном равновесии. «Провожая» их, он и сам мечтает уплыть очень далеко, хотя и не знает, где тот берег, к которому однажды хотелось бы причалить…

Татьяна ВАРДАНЯН