Взрыв в жилом доме на улице Пирогова в Ставрополе

Взрыв в жилом доме на улице Пирогова в Ставрополе

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Поиск виновных

Сразу же после трагедии прокуратурой Промышленного района было возбуждено уголовное дело по факту нарушения правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц (ч. 3 ст. 216 УК РФ). Тогда в качестве основной прозвучала версия о том, что утечка бытового газа произошла при его централизованном подключении в доме из-за халатного отношения работников газовой службы. В частности, газовики не убедились, что в квартирах правильно подключены газовые плиты или в случае отсутствия таковых на трубах стоят надежные заглушки. В момент пуска газа в доме находились люди, что строго-настрого запрещено правилами. Были выявлены также факты несанкционированного подключения к центральной магистрали газопровода и другие нарушения при введении дома в эксплуатацию (см. «Взрыв на Пирогова», 12.05.07). После того как в сентябре 2007 года был создан Следственный комитет, расследование уголовного дела передали в Ставропольский межрайонный отдел данного ведомства, где оно было приостановлено из-за того, что никак не могли установить, кого же именно привлечь к уголовной ответственности. Возобновилось расследование лишь только после того, как родственники погибших Ю. Бутылина и Л. Поповой подняли шум (см. «Взрывная волна равнодушия», 15.02.08.). В результате следствие вернулось к первоначальной версии — во взрыве дома виноваты сотрудники ОАО «Ставропольгоргаз», а точнее, работавшие в тот день в злополучном доме слесари по ремонту контрольно-измерительных приборов Сергей Зеленцов и Сергей Михитарьянц. В июле прошлого года дело по обвинению слесарей передали в суд.

Многие вздохнули с облегчением: виновные в страшной трагедии найдены и должны получить по заслугам. Однако, прилежно посещая по долгу службы все судебные заседания, автор этих строк все больше стал склоняться к выводу, что на скамье подсудимых — обычные «стрелочники», которых «назначили» виноватыми.

Взгляд с другой стороны

– Около 10 утра мы с напарником приехали к дому, – рассказывает Сергей Михитарьянц. – В нашу задачу входило выполнение заявки по подготовке общедомового газового счетчика к работе. То есть мы должны были промыть керосином и просушить прибор, удостовериться, что он функционирует исправно. На этом наша миссия заканчивалась.

Как рассказывают подсудимые, около дома их встретили представитель застройщика ЗАО «Полимедфарм» А. Ковалев и женщина, представившаяся председателем ТСЖ «Кедр» М. Тереховой. Причем А. Ковалев упомянул, что в этот же день должна приехать бригада специалистов, которые будут заниматься пуском газа в дом. О пуске газа извещали и расклеенные на дверях подъездов объявления.

– Ковалев своим ключом открыл висящий на торцевой стене дома металлический ящик, в котором находится счетчик. Мы сняли счетчик, промыли его, просушили, «продули» и продемонстрировали Тереховой и Ковалеву, что работает он исправно. Составили акт и часов в 11 уже уехали на другой объект, – вспоминают слесари.

А в 14 часов 22 минуты в квартире № 59, где на тот момент не только не была установлена газовая плита, но и была полностью открыта заглушка на газовой трубе, скопилось около 42 кубометров «голубого топлива» и прогремел взрыв. По мнению следствия, именно слесари ОАО «Ставропольгоргаз», не убедившись, что во всех квартирах надлежащим образом установлены газовые приборы, осуществили пуск газа в дом, вытащив заглушки из труб перед газовым счетчиком и после него.

– Работы по пуску газа в наши должностные обязанности не входят! – парирует С. Михитарьянц. – Это работа на целый день для бригады узких специалистов. Я восемь лет работаю в горгазе, Зеленцов столько же. Поэтому знаем, насколько опасны все газовые работы. И уверяю, что «забыть» закрыть заглушки, а тем более сделать это намеренно мы не могли. К тому же, когда М. Терехова и А. Ковалев принимали у нас работу и закрывали на ключ ящик, они видели, что все заглушки мы поставили на место. Их вытащил кто-то другой, кто имел доступ к «внутренностям» ящика.

К тому же, как утверждают специалисты ОАО «Ставропольгоргаз», проводившие собственное расследование причин ЧП (оно, кстати, пришло к выводу о невиновности слесарей), даже если бы Зеленцов и Михитарьянц оставили открытыми все задвижки на входе и выходе общедомового узла учета, газ в квартиры все равно бы не пошел. До каждой кухонной плиты «голубое топливо» добралось только после того, как были открыты краны на четырех околоподъездных газовых стояках многоэтажки. А краны эти, замечу, располагаются примерно на трехметровой высоте, так что без лестницы до них не дотянуться. Меж тем в судебных заседаниях я не услышала ни одного свидетельства того, что именно Зеленцов и Михитарьянц с помощью лестниц или без оных «колдовали» у околоподъездных газовых стояков в подъезде.

Кому выгодно?

Именно с ответа на этот вопрос рекомендуют начинать искать корни любого преступления классики детектива. То есть установить мотив, двигавший злоумышленниками. Читая же обвинительное заключение, понять, какими мотивами руководствовались Зеленцов и Михитарьянц, осуществляя несанкционированный пуск газа в многоэтажку, невозможно. В документе написано лишь, что действовали они «умышленно, по предварительному сговору». То есть опытные рабочие, безусловно знающие, что газоопасные работы — не игрушка и последствия от неправильно выполненных действий могут быть самыми печальными, вдруг «сговариваются» меж собой и, пренебрегая всеми правилами безопасности, выполняют не входящую в их должностные обязанности работу? Предвижу возражения, что сподвигнуть на нарушения могла некая сумма денег, проплаченная человеком, которому очень нужно было как можно скорее пустить газ в дом. Но версия о подкупе в ходе предварительного следствия даже не возникала.

Зато уже в ходе судебного следствия начали выясняться весьма любопытные подробности, наталкивающие на не менее любопытные выводы. Во-первых, как оказалось, запланированный застройщиком на 24 апреля пуск газа в дом в этот день состояться не мог. Газовые службы «Полимедфарму» в нем отказали – у застройщика не была готова исполнительная документация. А меж тем, согласно показаниям свидетелей, именно 24 апреля было последним сроком, когда застройщик должен осуществить пуск газа в дом. С 25 же числа начинала «капать» неустойка, и не малая, за неисполнение обязательств перед жильцами. Во-вторых, как уже упоминалось выше, врезка домовой газовой трубы в основную газовую магистраль была «контрабандной» – по крайней мере, эксплуатационной службой Промышленного района ОАО «Ставропольгоргаз» наряд на этот вид работ не выписывался. Кто, когда и по чьему наущению на свой страх и риск провел врезку в газопровод – тайна, покрытая мраком. Приподнимать эту завесу следствие по какой-то причине не стало, видимо, не увидев связи между самовольной врезкой в газовую магистраль и последующей трагедией. В-третьих, та же М. Терехова дала показания, что видела, как представитель застройщика Ковалев позвал рабочих, убиравших мусор около дома, и велел им открыть газовые краны на стояках около подъездов.

Впрочем, иные свидетели утверждают, что не А. Ковалев, а именно М. Терехова, собственница двух квартир в злополучном доме, просила рабочих открыть краны на стояках, что те сделали с помощью лестниц и палок. И никто, повторюсь, никто не указал на то, что краны на стояках открывали Михитарьянц и Зеленцов. Всем запомнилось, что взбирались к заветным кранам на стояках люди в рабочей униформе. А Михитарьянц и Зеленцов, между прочим, работали в тот день не в спецовках, а в обычной «гражданской одежде»: джинсах, свитерах... Кроме того, тот, кто открыл (или дал команду это сделать) краны на стояках, несомненно, открыл и все «нужные» задвижки, располагавшиеся в запирающемся на ключ железном газораспределительном ящике. Ключи же от него в этот день были лишь у М. Тереховой и А. Ковалева...

Версии

И еще один, показавшийся мне очень важным факт. Дело в том, что, закончив свою работу по установке и подготовке счетчика к эксплуатации, слесари составили акт приемки-передачи, в котором четко зафиксированы показания счетчика на тот момент — 0000006. Документ подписали и Терехова как председатель ТСЖ, и Ковалев как представитель застройщика. А через полтора часа (и это установлено следствием!), после того как Михитарьянц и Зеленцов, сдав с рук на руки хозяевам дома подготовленный к работе счетчик, уехали на другой объект, опломбировать прибор учета приехал представитель «Ставропольрегионгаза». И в акте опломбировки в графе «Показания счетчика» стоят те же цифры — 0000006. Но ведь если бы обвиняемые «пустили газ» в дом, то прибор учета, несомненно, бы это зафиксировал! Для любого здравомыслящего человека одинаковые показатели в двух документах, составленных с разницей в почти два часа, значат только одно — что несанкционированный пуск газа в многоэтажку произошел после того, как счетчик уже был опломбирован.

Конечно, все вышеизложенное – это только сугубо журналистские выводы, приговор суда еще впереди. И прогнозировать, на чью сторону склонится чаша весов Фемиды, весьма трудно.

Юлия ФИЛЬ

Стрелочники / Газета «Ставропольская правда» / 23 января 2009 г.