Отключение электроэнергии

Отключение электроэнергии

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Директор обесточенного кирпичного завода Г. БАРХАЕВ: «Без электроэнергии нет работы...».

Директор обесточенного кирпичного завода Г. БАРХАЕВ: «Без электроэнергии нет работы...».

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Семьи рабочих остаются без света уже более 2-х месяцев

Семьи рабочих остаются без света уже более 2-х месяцев

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Но стоит отметить, что в той или иной степени виноваты в том конфликте были обе стороны. Ставропольские предприятия заблаговременно не озаботились изучением нововведений, потому очень многие не смогли правильно просчитать свои потребности в электроэнергии. Цифры в заявках нередко значились случайные: указывались невыгодное напряжение, ошибочные мощности и часы использования. С другой стороны, как прозвучало тогда с трибун, не совсем корректно прошла кампания по заключению договоров между энергетиками и предприятиями. Энергоснабжающие организации в преддверии перехода на дифференцированные тарифы (о которых производственники в то время даже не слышали) заключали договоры на более выгодных для себя условиях. Причем нередко брали по максимуму...

Как уже было сказано, на краевом уровне конфликт вроде как исчерпал себя. Однако, судя по локальным ситуациям, можно говорить о том, что взаимоотношения энергетиков и предприятий в новых условиях так и не вышли на цивилизованный уровень, стороны порой просто не слышат друг друга. Предваряя рассказ, скажем, что разрешением данной ситуации вплотную занялся краевой антикризисный штаб, и соответствующие поручения даны нескольким министрам.

«Жгите» больше

Не вдаваясь в подробности деятельности ООО «Юг-Ст», отметим, что занимается оно производством кирпича, разведением племенных овец и выращиванием пшеницы. Рабочих мест около 70. Основное производство сосредоточено в Изобильненском районе, а значит, весь объем электроэнергии оно получает от Новотроицкого межрайонного отделения ОАО «Ставрополь-энергосбыт». Сотрудничество давнее, и до лета прошлого года ни у одной из сторон претензий к другой не возникало. Между тем правила игры на рынке электроэнергии постепенно менялись: все большие объемы электричества продаются не по жесткому тарифу, а по так называемой свободной цене.

По словам главного бухгалтера «Юг-Ст» Г. Устиновой, тариф, предусмотренный для их предприятия, стал непомерным. По договору, который фирма в свое время заключила с энергетиками, получается, что 70 процентов электричества должно закупаться по цене 3,44 рубля за Квт/ч, а 30 процентов — по 7,99 рубля. При том, что основное производство — кирпичный завод — практически полностью завязано на электроэнергии, ежемесячные платежи за нее выливаются в весьма приличную для малого предприятия сумму — около 180 тысяч рублей. «За что мы должны переплачивать? – задается вопросом Г. Устинова. – Нам даже был предложен такой вариант: мол, вы потребляйте больше энергии хотя бы даже за счет включения приборов, работающих «вхолостую». Тогда платить будете меньше. Где логика?».

Тем временем пока «Юг-Ст» пыталось достучаться до энергетиков, чтобы откорректировать взаимоотношения, долг за электроэнергию, отпускаемую по нерегулируемому тарифу, приближается к 200 тысячам рублей. При этом другая часть оплаты по регулируемому тарифу вносилась исправно, что, впрочем, не помешало энергетикам поэтапно полностью отключить предприятие от электричества.

Один за другим три подразделения «Юг-Ст» «встали». Причем обесточенными оказались не только производственные помещения, но и дома, где живут работники, обслуживающие сельхозугодья и кошары. По словам Б. Багандалиевой, которая обитает вместе с семьей в доме при кошаре, они остаются без электричества уже два месяца. «Приходится очень трудно, особенно когда на руках маленький ребенок. Про свет и телевизор мы уже давно забыли. Спать ложимся с наступлением сумерек, – говорит она, – Но самое главное, что нет никакой связи с внешним миром: мобильные телефоны даже негде подзарядить». А взамен холодильника у них теперь открытый воздух. Помимо бытовых неудобств возникли и трудности с уходом за овцами.

На кирпичном заводе, ранее приносившем основную прибыль фирме, вместо оживленной работы царит мертвая тишина. Пейзаж разнообразят без дела слоняющиеся по территории директор завода Г. Бархаев да сторож, который, кстати, по ночам даже опасается выходить из своей бытовки: без прожекторов здесь хоть глаз выколи. Остальные сотрудники распущены. По словам руководства «Юг-Ст», в результате вынужденного простоя фирма потеряла уже без малого три с половиной миллиона рублей. И с каждым днем убытки растут. Кроме того, под угрозой срыва оказались и ранее заключенные контракты на поставку кирпича.

– Так, может быть, легче заплатить долг энергетикам и не терпеть такие убытки? – спрашиваю руководителя «Юг-Ст» К. Алиева.

– Дело в принципе. Мы не сможем работать при таких расценках на электроэнергию, – отвечает он. – Рентабельность получается минусовая. Договор же долгосрочный. А ведь мы не самое последнее предприятие в Изобильненском районе, исправно платим налоги, оказываем благотворительную помощь. А когда в июне прошлого года мы подписывали очередное допсоглашение со «Ставропольэнергосбытом», никто не предупредил нас о том, что нерегулируемый тариф вырастет больше, чем на сто процентов.

А виновата система

За комментариями мы обратились и к другой стороне конфликта. Директор Новотроицкого межрайонного отделения ОАО «Ставропольэнергосбыт» В. Колесников подтвердил, что в отношении ООО «Юг-Ст» действительно введено полное ограничение потребления электроэнергии за долги. Отключение произведено согласно договорным условиям и в порядке, предусмотренном действующим законодательством.

В официальном ответе также приводится позиция генерального директора ОАО «Ставропольэнергосбыт» Б. Остапченко, который отметил, что «Юг-Ст» не единственное в крае предприятие, которое высказывает недовольство цено-образованием в сфере электроэнергии. Однако правила функционирования рынков электроэнергии утверждаются и применяются на общероссийском уровне.

– Мы не устанавливаем нерегулируемую цену, это функция администратора торговой системы оптового рынка. Информация об этом открыта, понять основы ее формирования может каждый желающий, – сообщил он.

Гарантирующий же поставщик, каким является ОАО «Энергосбыт», получает нерегулируемые цены, сложившиеся на оптовом рынке, и применяет их в расчетах с потребителями розничного рынка электроэнергии. Проблему Б. Остапченко видит в том, что руководство упомянутого ООО не желает отстаивать свою позицию принятыми методами: «Почему нельзя оплатить долг, а затем в установленном порядке выяснять отношения в суде? Руководитель этой организации сам завел ситуацию в тупик, не выяснив отношений с нашим обществом, а сразу обратившись в прокуратуру, УФАС и РТК».

Кроме того, в ответе выражается сожаление о том, что в штате «Юг-Ст» нет технического специалиста, а вопросами электроснабжения вынуждены заниматься люди, не компетентные в сфере энергетики.

Примерно так пока складывается диалог двух сторон, который, скорее всего, получит продолжение в суде. Тем не менее ситуацию тупиковой назвать нельзя: возможность разрешить конфликт мирным путем остается. Было бы на то желание обеих сторон. Однако, как это часто бывает в спорах с энергетическими компаниями, в ход сначала идут, как говорится, силовые приемы – в данном случае рубильник. Чаще всего предприятия, припертые таким образом к стенке, соглашаются на любые условия, чтобы избежать еще больших экономических потерь.

По словам исполнительного директора регионального объединения «Опоры России» В. Смелкина, жалоб на естественных монополистов от ставропольских предпринимателей действительно много. Но добиться реальных подвижек в отношениях малых предприятий с энергетиками в одиночку невозможно, необходимо отстаивать свои интересы сообща, уверен он. Однако те же предприниматели пока не спешат объединяться даже для решения своих проблем.

Министр промышленности, энергетики, транспорта и связи края В. Бекетов, к которому мы обратились за комментарием, также подтвердил, что подобные случаи в крае не редкость, и назвал такую практику «баловством» со стороны энергетиков. «Проблема в том, что юристы энергосбытовиков, как правило, оказываются гораздо квалифицированнее, чем юристы потребителей. Но реального рычага для разрешения подобных ситуаций у министерства нет. После заключения договора все вопросы могут быть решены только в судебном порядке. Поэтому, чтобы не оказаться заложником договора, лучше не пожалеть денег на толкового юриста до принятия на себя обязательств».

Договор на приговор / Газета «Ставропольская правда» / 9 января 2009 г.