Сергей Павлович Бойко.

Сергей Павлович Бойко.

© Фото: из архива газеты «СП»

Он был чрезвычайно скромный человек с добрым, задумчивым взглядом. Неустанный труженик и пожизненный романтик, каких мало.

Сказочники стали для Сергея Бойко главными героями его поисков и размышлений, а их персонажи из волшебной страны – любимыми «объектами» исследований и популяризаторских новелл. Несколько лет в «Ставрополке» регулярно печатались его очерки под общей рубрикой «Великие сказочники мира», из которых мы узнавали столько интересного о жизни и творчестве Андерсена, Киплинга, братьев Гримм, Чуковского, Аксакова, Радари… Отдельный пласт исследовательской деятельности Сергея Бойко составило углубленное изучение творчества Шарля Перро. Итогом этой многолетней работы стала книга, вышедшая в серии ЖЗЛ, – первая на русском языке художественно-документальная биография великого французского сказочника. В творческом наследии С. Бойко нам остались замечательные труды, посвященные удивительным историческим парадоксам, необыкновенным народам, исчезнувшим с лица земли, гениальным создателям технических чудес в давние-давние времена… Сколько знал он о неведомых уголках планеты и сколько успел рассказать нам в рубрике «Ставрополки», которую он так и назвал – «Неизвестная земля». С уходом С. Бойко не стало, увы, и рубрики. Есть все-таки незаменимые люди на свете, теряя которых, мы утрачиваем нечто очень важное.

Но, слава Богу, сохраняется память. Творчество этого уникального в своем роде писателя, исследователя и популяризатора начинает привлекать внимание литературоведов, и приятно отметить, что первыми это сделали земляки. На филологическом факультете Ставропольского государственного университета есть уже примеры составления студентами рефератов, научных статей, курсовых и дипломных работ, посвященных С. Бойко.

Доцент кафедры новейшей отечественной литературы СГУ Галина Толпаева вспоминает о том, как ей посчастливилось встречаться с Сергеем Павловичем в краевой детской библиотеке им. А. Екимцева, с коллективом которой он дружил многие годы. Было очевидно, насколько любили его и библиотекари, и юные читатели. В библиотеке бережно хранят альбом с материалами о его встречах с участниками литературной студии «Золотое пёрышко», которую вела Людмила Литовка. Рассказы Сергея Бойко неизменно вызывали огромный интерес ребят, они и слушали, что называется, раскрыв рты, и буквально забрасывали его любопытными вопросами. Обязательный во всем, Сергей Павлович чрезвычайно ответственно относился к проводимому студией конкурсу сказок. Кстати, он сам и предложил начинающим авторам попробовать себя в этом жанре. Внимательно-трепетно прочитывал писатель рукописные листочки, написанные порой с грамматическими ошибками, но такие искренние!

– Меня поразило, как скрупулезно и одновременно деликатно он общался с детьми, указывал на ошибки и советовал, на что обратить внимание, – в голосе Галины Петровны и восхищение, и уважение. – Он вообще к сказке относился очень серьезно, как к важному жанру, ничем не хуже остальных! В наше прагматичное время дети слишком быстро взрослеют, детство стало коротенькое... А сказка позволяет им раскрепоститься, дает волю фантазии, к тому же в сказке, как правило, побеждает добро, и вряд ли нужно пояснять, как это важно в воспитании личности.

С благодарностью отзывается Г. Толпаева о вдове писателя, Екатерине Петровне, которая всегда идет навстречу филологам СГУ, давая возможность поработать с архивами Сергея Павловича. Они весьма обширны и еще ждут своего «главного» исследователя. Как ждут своего издателя неопубликованные пока, но вполне готовые к печати две книги – «Энциклопедия сказок» и «Синяя свечка». Донести до читателя эти труды – наш общий долг перед памятью писателя. Он так мечтал успеть их напечатать, напряженно работал, борясь с тяжелым недугом... Сегодня Екатерина Петровна пытается найти возможности выхода книг, пока – безуспешно. Ей, конечно, нужны солидные помощники. Спонсоры? Меценаты? А может быть, просто люди, любящие своих детей и потому понимающие, что значат для маленького человека Сказка и Сказочник.

В единой цепочке памяти непременным звеном представляется и наличие мемориальной доски на доме, где жил Сергей Бойко. Думаю, старинному бульвару в исторической части Ставрополя это лишь прибавило бы в его несомненной духовной значимости. В городе есть примеры увековечивания памяти известных земляков мемориальными досками, но их буквально единицы. Есть писатели, чьи имена с недавних пор носят некоторые библиотеки. В ряде районов становятся традиционными литературные чтения памяти писателей-земляков. К сожалению, краевой центр в этом плане не вы-глядит примером. Сколько писалось уже об этом в связи с той или иной замечательной фамилией, которой мы вправе гордиться. Давным-давно пора наладить эту работу со всей гражданской ответственностью, причем целенаправленно, предусматривая и отдельные строки в городском бюджете, и изыскивая (воспитывая?) меценатов. И, конечно, стоит привлечь внимание и власти, и общественности, творческой интеллигенции к наследию Сергея Бойко. Всем этим кто-то должен заняться всерьез, грамотно, профессионально, бережно, чтобы помочь наследникам правильно распорядиться и открыть широкому читателю неизвестные страницы Бойко. Кстати, возможно, и Ставропольский госуниверситет мог бы внести свою лепту, имея и высококвалифицированные литературоведческие кадры, и неплохую издательскую базу...

В таком добром деле нам есть вокруг кого объединяться – это и наши творческие союзы, и краевой Литературный центр, в программе работы которых присутствует и издательская деятельность.

Вместе с Галиной Толпаевой мы вспоминаем все новые детали жизни Сергея Павловича. Он умел гордиться человеком как бесконечно талантливым существом, которому многое по плечу. И, обладая обширными познаниями, вел диалог с разными временами и их героями. Причем в его произведениях живет удивительное ощущение единства, содружества, сотворчества разных народов Земли. Его очерки необычайно кинематографичны, каждый – словно готовый сценарий фильма. Настолько выразительно схвачены образы и действия, что начинаешь видеть их наяву. И все свидетельствует – перед нами действительно художник! Хотя рассматривая строго филологически, нельзя сказать, что он пользовался слишком сложными фразами, оборотами или терминами, нет, его язык отличали подчеркнутая внешняя простота, умение ясно и точно говорить о вещах занимательных и необычных. Его рассказы порой за-ставляли становиться в этакий радостный тупик от неожиданности узнавания – кто такие были Баба Яга и Кощей и почему они так назвались... Он словно знал некую потайную дверцу в эзотерический мир...

Наталья БЫКОВА