Суд лишил Селиховых этих «царских хором», где вместе с Татьяной, Юрием и их детьми проживает еще и дед семейства.

Суд лишил Селиховых этих «царских хором», где вместе с Татьяной, Юрием и их детьми проживает еще и дед семейства.

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Суд лишил Селиховых этих «царских хором», где вместе с Татьяной, Юрием и их детьми проживает еще и дед семейства.

Суд лишил Селиховых этих «царских хором», где вместе с Татьяной, Юрием и их детьми проживает еще и дед семейства.

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Суд лишил Селиховых этих «царских хором», где вместе с Татьяной, Юрием и их детьми проживает еще и дед семейства.

Суд лишил Селиховых этих «царских хором», где вместе с Татьяной, Юрием и их детьми проживает еще и дед семейства.

© Фото: Эдуард КОРНИЕНКО

Правительство России берется за устранение угрозы национальной безопасности – именно так первый вице-премьер Дмитрий Медведев расценивает демографическую ситуацию в стране, при которой смертность превышает рождаемость почти на миллион человек. Изменить ситуацию должна реализация Концепции демографической политики до 2025 года, которую в минувшую среду обсуждали на президиуме Совета по нацпроектам. Согласно документу государство предоставит россиянам все условия, которые гарантируют и повышение рождаемости, и укрепление благополучия жизни во всех возрастах. Впрочем, конкретные сроки запуска программ и размеры инвестиций в правительстве не называют. Так что пока быть многодетным родителем – скорее наказание, чем почет.

Еще в конце 80-х годов прошлого века каждая женщина, родившая десятого ребенка, по достижении им годичного возраста могла получить одну из высших степеней отличия – звание «Мать-героиня». Отметим, что в общем положении об орденах, медалях и почетных званиях СССР это звание называлось сразу после Героев Советского Союза, Социалистического Труда, города (крепости)-героя. Отдадим должное ушедшему режиму. Многодетным семьям выделялись квартиры, пособия, путевки и прочие блага. Нынче (на смех нашим бабушкам) многодетными считаются семьи, где подрастает трое ребятишек – ведь больше двух детей средняя российская семья позволить себе не может. А семьи, где число детей больше трех, в крае едва не по пальцам пересчитать можно. Отношение к ним рассмотрим на конкретном примере.

Скитальцы Жителям хутора Нижнерусский Татьяне и Юрию Селиховым по 46 лет, и у них семеро детей: Роман, Андрей, Олеся, Александр, Снежана, Юрий и Славик. Пятеро – несовершеннолетние. И вполне возможно, что в самом скором времени эта семья пополнит и без того огромную армию российских бомжей: над Селиховыми нависла угроза выселения из дома, в котором они прожили восемь лет, превратив его из полуразрушенных руин в уютное семейное гнездо, и который привыкли считать своим.

– Сами мы с мужем из Изобильненского района, – рассказывает Татьяна. – Когда поженились, стали жить в доме моего отца – был у нашей семьи в станице Рождественской свой домик в пару комнат. Когда отец умер, остались в доме мы с мужем и детьми и мой брат. Брат пил, тащил из дому все, что плохо лежит, устраивал скандалы, водил в дом таких же алкашей, как он. Жить вместе с ним стало невыносимо: все, что мы с мужем заработаем, он утащит и пропьет. Ну и решили мы с Юрой, несмотря на то, что к тому времени у нас уже было трое ребят, уехать на заработки на кошару в Ипатово. Мол, молодые, здоровые, денег подзаработаем, отцовский дом подлатаем, брату отдельное жилье возведем. Да не вышло... Несколько лет Селиховы трудились на кошаре не разгибая спин, поднакопили деньжонок и отправились на родину. Приехали и ахнули: на месте подворья – пустырь, а от отцовского дома камня на камне не осталось – непутевый Татьянин брат умудрился распродать домишко по кирпичику. Когда же в родительском дворе не осталось абсолютно ничего, что можно было бы обменять на бутылку, и сам сгинул, подавшись в бродяги.

В Шпаковском районе Селиховы обосновались в 1997-м, приехав по приглашению главы крестьянско-фермерского хозяйства «Русский лес». К тому времени в поисках заработка они исколесили почти весь край, в семье уже было шестеро детей. Как рассказывает Татьяна, на переезд в хутор Нижнерусский их подвигли щедрые посулы фермера: Селиховым было обещано и жилье, и достойный заработок. Однако ни того, ни другого своего обещания хозяин не сдержал: первый год Селиховы ютились в вагончике, совершенно не приспособленном для жилья, а когда в семье появился маленький Славик, перебрались на частную квартиру.

– Года два мы мыкались по съемным углам, – вспоминает Татьяна. – Множество их переменили – сами понимаете, семерых чужих детей не всякий хозяин выдержит.

Оставаться под открытым небом с кучей ребятишек на руках Селиховым не улыбалось, и они решили занять один из заброшенных недостроенных домов, которые теперь уже неизвестно для какой цели возводились в хуторе Нижнерусском для тюменской фирмы ООО «Ямбург-газдобыча» строительной фирмой «Содружество», ныне почившей в бозе. К тому времени эти хуторские коттеджи-недостройки стараниями местного населения превратились в развалины: охочий на дармовщинку народ оставил лишь то, что нельзя было унести – стены да крышу.

Семейное гнездо

– Выбрали мы один из домов и поселились там, – говорит Татьяна. – Поначалу все надеялись, что нам его поможет выкупить хозяин КФХ «Русский лес», да где там – хозяйство вскоре разорилось. Пришлось действовать самим.

Как утверждают Селиховы, они обратились к главе администрации Верхнерусского сельского совета Владимиру Николаенко и директору ООО «Содружество» Николаю Полосухину как представителю собственника домов с ходатайством о том, чтобы их семье было разрешено занять половину коттеджа № 16 по улице Строителей с условием, что Селиховы выплатят ее стоимость в рассрочку. И, по словам Татьяны, такое письменное разрешение у них было. Иначе не стали бы они разграбленную квартиру приводить в божеский вид. За семь лет из неухоженного полусарая коттедж превратился в нормальное человеческое жилье: Селиховы, экономя каждую копейку, за свой счет провели туда газ, свет и воду, отопление, канализацию, отремонтировали комнаты, вставили окна и двери. За делами не забывали и хлопотать о том, чтобы законным образом оформить жилье на себя, получить прописку.

– Несколько лет мы вели по этому поводу переписку с «Ямбурггаздобыча», – рассказывает Татьяна. – Сначала нам отвечали, что оформить куплю-продажу половины дома пока что невозможно из-за всяких бюрократических формальностей в связи со сменой собственника на строения. А в октябре 2005 года нам пришло письмо из этой организации за подписью заместителя генерального директора по кадрам и социальным вопросам В. Крамара, в котором он уведомил нас, что «Ямбурггаздобыча» согласно продать нам дом.

Однако, посмотрев на сумму, которую запрашивала тюменская фирма, Селиховы остолбенели – с них потребовали 639 тысяч рублей, иначе фирма будет вынуждена принудительно выселить их. Неплохой аппетит у тюменцев, если учесть, что «Ямбурггаздобыча» продавала за эту цену лишь то, чем владела – то есть голую блочную коробку. А ведь даже отремонтированные «под ключ» дома со всеми удобствами в Нижнерусском тянут немногим более чем на полмиллиона рублей. Естественно, такой сумме у многодетной семьи взяться было неоткуда.

– Через несколько месяцев переписки к нам для переговоров о выкупе жилья приехал представитель «Ямбурггаздобычи», – говорит Татьяна. – Спросил, за какую цену мы согласны выкупить свою половину коттеджа. Сошлись на 140 тысячах, которые мы должны были выплатить в рассрочку. Мы с мужем заполнили все документы, анкеты и стали ждать результата.

Аукцион

В марте прошлого года на Селиховых как снег на голову свалилось известие, что коттеджи, в том числе и их, «Ямбурггаздобыча» выставило на открытый аукцион, который состоится через несколько дней. На торги Селиховы не поехали – как они говорят, ехать нужно было с деньгами, которых в семье на тот момент не было вовсе. В результате их квартиру за 128700 рублей (то есть в пять раз дешевле той цены, которую фирма первоначально запрашивала с Селиховых) и вторую часть дома за 108 тысяч приобрел некто Петр Ельцов. Новый собственник, едва оформив все документы, стал требовать, чтобы Селиховы освободили принадлежащую ему жилплощадь. Однако многодетному семейству попросту некуда было идти, и дело дошло до суда.

– На суде Ельцов доказывал, что, приобретая нашу квартиру, и знать не знал, что там живут люди, покупал он ее как недостроенное домовладение, – сетует Татьяна. – Да как же он не знал, если сам лично, будучи хуторским сотрудником газовой службы, проводил нам газ. Знал он прекрасно, что за мизерную сумму получает не голую коробку, а дом со всеми удобствами. Сейчас он уже возит сюда покупателей – продает наше жилье за 550 тысяч. А вторую половину дома, в которой так же, как и мы, «самозахватом» поселилась пенсионерка баба Валя, Ельцов уже продал за 450 тысяч.

В соответствии с действующим законодательством суд Ельцов выиграл – Фемида в феврале 2007 года постановила выселить Селиховых с «захваченной» жилплощади, нимало не озадачившись вопросом, куда же зимой денется семья вместе со всеми детьми. На все просьбы о помощи в приобретении жилья Селиховы получили отказ, начиная от правительства края и заканчивая органами местного самоуправления: нет у них никакой возможности обеспечить многодетную семью жильем, поскольку муниципальный фонд «пуст», а в бюджетах всех уровней денег на подобные нужды нет и не предвидится. Купить же за свой счет хоть какую-то крышу над головой Селиховым сейчас не по карману.

– Сейчас работают у меня муж и три сына, – вздыхает Татьяна. – Юрий, Андрей и Рома трудятся в мясном цеху. Зарплата – шесть тысяч рублей у каждого. Сашка, ему сейчас 16, наотрез отказался учиться дальше, сказал, пойду работать. Потому что в школе мальчишке житья не было: семья у нас малообеспеченная, сдавать ни на какие школьные нужды деньги нет возможностей. Ну и отношение к нему было соответственное. Живем от получки до получки, выручает лишь подсобное хозяйство. Единственную помощь получили от Уполномоченного по правам человека да краевого Детского фонда: по ходатайству омбудсмена фонд выделил нашей семье шесть тысяч рублей, так мы хоть одежду детям обновили да учебники купили. Сейчас подали заявление на предоставление нашей семье муниципального жилья, ходатайство об отсрочке исполнения решения районного суда о нашем выселении и иск о признании недействительными торгов по продаже нашего дома. Надеемся, что хоть кто-то поможет не остаться без крыши над головой. Потому что если выселят, одна дорога – в бомжи.

* * *

P.S. Когда верстался номер, стало известно, что очередной судебный процесс закончился не в пользу Селиховых: Шпаковский районный суд постановил, что многодетная семья, проживающая в доме «самозахватом», подлежит немедленному выселению, даже не дожидаясь предоставления им муниципального жилья. Жаль только, служители Фемиды не указали – куда именно должны пойти жить Селиховы. Говорят, после оглашения решения один из сотрудников прокуратуры обронил: «Ничего, скоро лето, на улице уже тепло...».

Вот такая грустная история. Ни на одном властном уровне не нашлось денег, чтобы помочь многодетной семье. Если задуматься, сумма-то, которая могла существенно облегчить судьбу Селиховых, смешная – всего 130 тысяч рублей, да и те Селиховы обещали вернуть, пусть и по частям.

Не захотели? Не услышали? Не пожалели и семерых ребят? А ведь всего пару-тройку лет назад наши властители хоть как-то старались поддержать многодетные семьи: у всех еще свежа в памяти история с помпезным дарением дома матери-одиночке Галине Сыщенко. Женщина, которую бросил муж, осталась с десятью ребятами на руках без средств к существованию. Информация дошла до губернатора. Александр Черногоров выделил 750 тысяч рублей из резервного фонда для покупки жилья для Сыщенко, несмотря на то, что хоть небольшая, но собственная жилплощадь у женщины имелась. Пятикомнатный дом в Михайловске отремонтировали за счет краевого бюджета. И в ноябре 2004 года губернатор лично вручил многодетной матери ключи от него. Ныне же, видно, такая забота о многодетных семьях вышла из моды. И можно сколько угодно твердить о необходимости улучшать демографическую ситуацию в стране, но пока это будет сводиться лишь к громогласным лозунгам, подвиг деторождения так и останется «безумством храбрых», пусть и почти возведенным в ранг национального проекта. Почти возведенным…

Юлия ФИЛЬ