Житель села Александровского 46-летний Николай Лазарев подал в Европейский суд по правам человека в Страсбурге иск против Российской Федерации. И выиграл. Впервые простой ставропольчанин победил государственную машину.

А началась эта история в 1996 году. Николай Лазарев тогда получил выгодный заказ на поставку в Свердловское управление исполнения наказаний подсолнечного масла.

Сумма контракта – 158 миллионов тогдашних рублей. Но по договору, заключенному с УИНом, Лазарев должен был получить деньги только после доставки оговоренных контрактом продуктов.

– В то время у меня не возникло никаких сомнений, что со мной расплатятся, – вспоминает он. – Я знал людей, которые тоже завозили продукты на «зону». Всем им хорошо платили. Я «пролетел» первым.

Поначалу предприниматель ждал, что деньги поступят на счет. Их не было. Дело осложнилось тем, что только треть подсолнечного масла, отправленного в Свердловск, принадлежала Лазареву. Остальные две трети он взял под реализацию у знакомых, дав им расписку о том, что расплатится долларами. И если сам предприниматель мог себе позволить ожидание, то остальные спешили получить обещанную прибыль. И тогда Николай Лазарев обратился в суд.

– Каждый, кто имел дело с судебной машиной, – говорит предприниматель, – знает, какая это волокита. Но я человек упорный, и мне удалось выиграть арбитраж. По решению суда мне должны были выплатить всю сумму.

Но… Исполнять решение суда УИН не удосужился. В отличие от исправительного учреждения Николай Лазарев свои обязательства перед кредиторами был вынужден выполнять. Некстати случившийся дефолт осложнил ситуацию донельзя – ведь по долговой расписке он обещал расплатиться «зелеными». А потому и вышло, что на раздачу долгов ушло более трех лет.

Спокойно лицезреть, как его одурачили, Николай Лазарев не стал. В итоге эпистолярный жанр он освоил в совершенстве. Куда только он не отправлял свои послания. Одну из «весточек» послал даже президенту России. Однако «воззвания к совести» не нашли сочувствия ни у кого из официальных лиц.

А потом предприниматель узнал, что Россия подписала Европейскую конвенцию по правам человека. Для него это означало одно: теперь, наконец, появился шанс добиться справедливости. О своем решении он вновь «растрезвонил» во все инстанции. Реакции не последовало. Никакой.

– Может, где-то и восприняли мои письма, в которых я сообщал о намерении обратиться в Евросуд, как угрозу, – рассказывает предприниматель, – но мной двигало только желание вернуть свои деньги.

Как известно, Европейский суд по правам человека – это единственный в своем роде институт, который имеет обязательную юрисдикцию для государств, подписавших Конвенцию. Выражаясь языком обывательским, решения Евросуда игнорировать не то чтобы не принято, а совершенно непозволительно. Вот такое вот международно-политическое значение и вес у этого межгосударственного института.

– Вы не поверите, – продолжает Николай Викторович, – у меня не было сомнений, что в Евросуде не только примут мое заявление во внимание, но и не откажут в удовлетворении иска. Кому, как не мне, было известно, что я действовал по закону, хотя сам и оказался вне закона.

В Страсбургский суд предприниматель обратился в конце 2001 года, а в начале 2002 узнал, что его заявка зарегистрирована. А потом было несколько лет ожидания.

В 2004 году Лазареву поступило на счет 75 тысяч рублей от российского Министерства финансов. А следом пришло письмо из Страсбурга. На английском языке. Переведя послание, предприниматель выяснил, что Минфин РФ сообщил в Евросуд, якобы решение Свердловского суда исполнено, а деньги ему выплачены. Страсбург интересовался, соответствует ли это действительности.

«Нет», – ответил Николай Лазарев. После чего вновь наступило затишье. Лишь спустя год ожиданий пришла очередная весточка из далекой Европы. Николаю Лазареву рекомендовали обратиться к адвокату.

– Это обычная практика Евросуда, – рассказывает адвокат Ставропольской краевой коллегии адвокатов Оксана Садчикова, представлявшая в Страсбурге интересы александровского предпринимателя. – Моей задачей была подготовка необходимых документов. Обращаясь в Евросуд, Лазарев как человек юридически неподготовленный ссылался не на те статьи Конвенции. В данном случае речь шла о нарушении прав собственности и, что еще более существенно, о «попранном» праве на справедливый суд.

Дело «Николай Лазарев против Российской Федерации» Евросуд рассмотрел 14 сентября. А спустя две с лишним недели решение было опубликовано на официальном сайте. Весы европейской Фемиды склонились в пользу ставропольчанина. Его десятилетние «хождения по мукам» были оценены в 15 тысяч евро.

– Ущерб от злополучной сделки, учитывая инфляцию, моральный вред, судебные издержки, включая услуги адвоката, я оценил в два с лишним миллиона рублей, – делится впечатлениями об эпохальном в его жизни известии Николай Лазарев. – Ну что ж, суд «насчитал» иначе. Они же там, в Страсбурге, плохо знакомы с реалиями российской жизни. В 96-м году на деньги, полученные от сделки, я мог купить трехкомнатную квартиру в Ставрополе. Ныне же на мой «выигрыш» особо не разгуляешься. Но для меня не это было главным. Самое важное, что высший орган правосудия Европы признал мою правоту.

В принципе никто не мешает Николаю Лазареву не согласиться с нынешним решением. Но ему, уставшему от многолетней тяжбы, уже не до этого. Хоть так…

Наша справка

Первое решение Страсбургского суда против России было связано именно с неисполнением судебного решения. Это одна из самых частых жалоб в Европейский суд по правам человека, поступающих от российских граждан.

Александра РАШИДОВА