Доплаты: стимул качества или яблоко раздора?

Cовершенно противоположное мнение у врача общей практики одной из станиц Шпаковского района, с которым беседовал ранее. Он тоже пожелал сохранить инкогнито: дескать, коллеги из ЦРБ коситься будут, а мне с ними работать и работать.

Заявление и впрямь почти шокирующее: мол, в «узких» специалистах наша медицина сегодня практически не нуждается. А вот работать в первичном звене – по участку ходить, профилактикой заниматься – охотников до недавнего времени немного находилось. А если вызовы сюда приплюсовать? Днем. Ночью. По снегу и грязи… Человек, привыкший к кабинетной рутине, к строго определенным и ограниченным по времени часам приема, даже за дополнительные десять тысяч в деревню перебираться не станет.

На вопрос, не перегибает ли он палку по поводу второстепенной роли «узких» специалистов, оппонент ответил без ложной скромности:

– Я – врач общей практики первой категории. В институте дурака не валял. И окулиста могу при необходимости заменить, и педиатра, и невропатолога. С нашего участка в ЦРБ люди едут только в критических случаях: с переломами, аппендицитом, резким обострением почечно-каменной болезни… С большинством же недугов сами справляемся. Жалоб практически нет.

А возьмите поликлинику. Отстоял больной два-три часа в очереди к терапевту. Врач видит, у пациента глаза покраснели, слезятся. Направляет человека к окулисту. Вновь три-четыре часа в очереди. А там, глядишь, время приема истекло. Завтра приезжайте, за десятки километров…

Кстати, не думайте, что мы и в самом деле по десять тысяч получили. Мне, например, в феврале выдали на руки восемь шестьсот, медсестре – четыре триста. Государство подоходный налог собирать не забывает.

– Деньги, конечно, мощный стимул. Но ведь качество медобслуживания не только от зар-платы врача зависит – надо материальную базу иметь соответствующую…

– А мы и имеем, – не дает закончить фразу собеседник. – Машина «скорой помощи» у нас на участке почти новая, всем водителям телефоны для экстренной связи установили, аппарат ЭКГ работает исправно, недавно инструментарий окулиста получили. Предлагают аппаратуру УЗИ в медпункте установить. Но это, на мой взгляд, уже лишнее: оборудование больших денег стоит, а с нашего участка в таких исследованиях три-четыре больных в месяц нуждаются. Вот их и надо в район направлять.

Если следовать логике этого специалиста, то получается, что скоро ЦРБ будут практически не нужны, их персонал едва ли не наполовину сокращать нужно.

Главврач Изобильненской райбольницы Владимир Чаплиев не столь категоричен. Мало того, он в какой-то степени солидарен со своим «безымянным» подчиненным: если не повысить денежное содержание специалистам районной больницы и поликлиники, то доплаты медперсоналу первичного звена действительно станут яблоком раздора.

Речь не о том, чтобы поделить предусмотренные национальным проектом для первичного звена суммы – никто этого и не позволит. По словам В. Чаплиева, руководство района и ЦРБ должно изыскать внутренние резервы для повышения зарплаты заведующим отделениями и медсестрам, лаборантам, санитарам. В детали Владимир Матвеевич вдаваться не стал: дескать, у каждого руководителя своя голова на плечах, ей и болеть.

Главврач заострил внимание на извечном квартирном вопросе: купили жилье для участкового врача в станице Каменно-бродской, три квартиры для медперсонала решено приобрести в Солнечнодольске, одну – в населенном пункте Тищенское...

– Знаете, многие призадумались. Текучесть кадров снизилась. Начался отток (что не может не радовать) в первичное звено. Например, эндокринолог Елена Ермакова решила после переподготовки перейти на участок…

Это при том, что хлеб в сельских амбулаториях и фельдшерско-акушерских пунктах и в самом деле нелегкий. Требования к докторам (в первую очередь тем, кто получает доплату) жесткие. Имеется ли сертификат? Когда повышал квалификацию? Стоит ли этого специалиста вносить в реестр? Достаточно ли пациентов? Если, скажем, на участке менее восьмисот детей, то доплата педиатру не положена. И участковый врач ее не получит, когда в станице менее тысячи семисот жителей. Придется и соседний хутор хотя бы частично обслуживать.

Даже в довольно благополучном Изобильненском районе укомплектованность рабочих мест оставляет желать лучшего. Имеется 70 процентов от потребного числа врачей и 85 процентов – медсестер. В первичном звене эти цифры значительно ниже. Вот и приходится мириться с тем, что на некоторых участках работают пенсионеры. Сертификатов у многих из них не имеется. Учиться не заставишь – людям за шестьдесят. Значит, и доплат не будет. Но люди-то дело свое делают, больных лечат. Надо думать, кем этих специалистов в ближайшем будущем заменить.

Но где новые кадры взять?

Я не специалист в медицине. Тем не менее наслышан, что деревенским мальчишкам и девчонкам, будь они даже суперталантливы, путь в айболиты практически заказан. Платный курс обучения родителям просто не потянуть (нужны многие десятки тысяч рублей). А квоты на бесплатное обучение в медвузах чрезвычайно ограничены.

Да, известный доктор Рошаль в одной из телепередач предложил вернуться к испытанной и оправдавшей себя во времена бывшего Союза системе: распределять окончивших вуз выпускников, чтобы они три года отработали не там, где хотят, а там, где надо. Но городского человека, заплатившего за обучение свои кровные, в деревню насильно не пошлешь. А сельских студентов в медвузах крайне мало. Круг замыкается. Сменить в первичном звене пенсионеров в ближайшие годы будет некому.

Ладно, вернемся к тому, что имеем. А именно, к высказыванию главврача Изобильненской ЦРБ о том, что специалистам, работающим в райцентре, чтобы избежать раздоров, тоже надо доплачивать.

Можно предположить, что деньги все-таки в Изобильнен-ском районе найдутся. Здесь довольно развита практика платных услуг. В поликлинике и стационаре больницы введен режим жесточайшей экономии. А это тоже дополнительные деньги. Не следует забывать и о спонсорах – Ставропольской ГРЭС и газовиках. Наверняка не откажут в помощи: их работники тоже время от времени болеют.

А вот как быть, например, главврачам Курского или Степновского районов, где промышленности практически нет? Выходит, у них доплаты для специалистов первичного звена действительно станут яблоком раздора?

Не знаю, на эти вопросы я лично ответить не могу.

Алексей ЛАЗАРЕВ