За годы рынка мы убедились в том, что Москва слезам не верит, поглощая лучшие предприятия регионов. Ставрополье, конечно, не самый яркий пример, однако и не исключение. Столичные буржуа прикупили здесь много чего. И сегодня в их руках – контрольные пакеты акций целого ряда ставропольских предприятий. Например, значительная доля собственности элеваторов принадлежит «Русской элеваторной компании», Торговому Дому «Разгуляй» и компании «АГРИКА». Московский дозор
 – А в чём сила, брат? – А вот в чём: в деньгах вся сила, брат!  Деньги правят миром, и тот сильнее,  у кого их больше!  (Из кинофильма  «Брат-2»). 

Львиная (под 80%) доля емкостей хлебоприемных предприятий края также управляется компаниями Первопрестольной. При участии московских инвесторов развивается птицеводческая отрасль, идет модернизация свиноводческого комплекса края. Есть и «плохие» примеры, когда те же москвичи выжимали местный бизнес, как лимон, оставляя от него лишь кожуру… Пути, чтобы «взять» собственность, выбирались разные, включая и силовые захваты, осуществляемые не без помощи правоохранительных органов. Поэтому, когда на ОАО «ЮгРосПродукт» вместе со столичными следователем ворвался СОБР, с явным намерением изъять документацию, многие в крае восприняли это как очередную экономическую партию, как ход конем. И краевой Думе пришлось делать рокировку, собирая специальное совещание, посвященное ситуации вокруг крупного стекольного производства Ставрополья да и Юга России в целом: сюда входят Новоалександровский и Красногвардейский стеклотарные заводы. Напомним, что «вооруженный» визит на предприятие, где краевому правительству принадлежит 25-процентный пакет акций, произошел 16 декабря 2005 года, а начиналась эта странная шахматная партия так…

Нелюбовный треугольник

Особенности национальной сделки таковы, что ее последствия предугадать трудно. Например, в этой истории изначально все действующие лица были известны. Было их три – это сам «ЮгРосПродукт», возглавляемый председателем бюджетного комитета Госдумы края А. Яшкуновым, и два общества с ограниченной ответственностью – ставропольское ООО «Юг Стекло» (имеет тот же адрес, что и «ЮгРосПродукт», хотя формально в его структуру не входит), а также московское ООО «Огнеупоры и технологии», официальный представитель ряда отечественных огнеупорных заводов. Позже за кулисами появится четвертый игрок…

Любое стекольное производство нуждается в огнеупорных материалах, тех же кирпичах, для строительства или ремонта печей. А «Огнеупоры и технологии» – вполне солидная фирма, пользующаяся в профессиональной среде хорошей репутацией, как раз занимается тем, что снабжает стекольные производства необходимой продукцией. И вот в июне 2004 г. она заключает договор комплексной поставки огнеупорных материалов с ООО «Юг Стекло» – естественно, для нужд заводов «ЮгРосПродукта».

Впоследствии руководитель московской фирмы Ю. Кулаков вниманию интересующейся публики представит «близнеца» этого документа, т. е. договор за тем же номером (№ 10/120404) и от того же числа (22 июня 2004 г.), но с другой печатью партнера – не «Юг Стекла», а самого «ЮгРосПродукта» и личной подписью А. Яшкунова. Какой же из них настоящий?

На «ЮгРосПродукте» говорят, что первый, а тот, что за подписью А. Яшкунова, – мол, подделка. Ю. Кулаков, в свою очередь, утверждает, что первенец – как раз второй, что переиграть договор на малоизвестное «Юг Стекло» его попросил сам А. Яшкунов, пообещав не «кинуть». Как бы то ни было, но сей «раздвоившийся» договор все три стороны выполнили: поставщик продукцию доставил, покупатель – в двух лицах – рассчитался. Да-да, именно в двух. Согласно справке, предоставленной Межрегиональным почтовым банком, первые два платежа «ЮгРосПродукт» делал сам, последующие – «Юг Стекло». Перед московской фирмой остался лишь небольшой должок, который по взаимному согласию было решено погасить после заключения второй сделки.

И в январе 2005-го стороны – «Огнеупоры и технологии» и «Юг Стекло» – подписывают второй объемный договор. Здесь уже «ЮгРосПродукт» не фигурирует вообще. Опять же формально. От чьего имени действует «Юг Стекло», Ю. Кулаков, конечно, знал. Цена вопроса, т. е. огнеупорных материалов, без учета погрузки и транспортировки, зашкалила за 12,7 млн. рублей. Ю. Кулаков отправил в Ставрополь часть материалов, обговоренных в приложении к договору №1, и стал ждать денег… Но «Юг Стекло» безмолвствовало. «ЮгРосПродукт» – тоже. Последнее вполне объяснимо, ведь, как мы уже говорили, никакого юридического отношения холдинг ( «ЮгРосПродукт») к сделке не имел. И заварилась каша. Сейчас «ЮгРосПродукт» кричит, что из-за спора двух ООО были сорваны все сроки поставок, а баккоровые изделия, которые идут в основание печи, не получены вообще. А шел ремонт новоалександровской печи, и, чтобы его завершить, пришлось необходимые материалы докупать напрямую у завода-изготовителя. В результате печь была пущена с задержкой на месяц, а упущенная выгода, по подсчетам А. Яшкунова, составила около 18 млн. рублей.

Ю. Кулаков, в свою очередь, утверждает, что полная поставка предполагалась только после решения всех финансовых вопросов, к коим относился и старый должок. Мол, ребята, утром деньги – вечером стулья. «А вышло, – говорит он, – кидалово».

Скорый поезд правосудия

Так прошла весна. Затем лето. Наступила осень. И вдруг 20 сентября 2005 г. Ю. Кулаков пишет в прокуратуру заявление, где обвиняет «Юг Стекло» заодно с «ЮгРосПродуктом» в хищении у его фирмы более 17 млн. рублей: сумма январского договора плюс должок по первому, июньскому. Правоохранительные органы отреагировали поразительно резво, в тот же день возбудив уголовное дело по факту мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Возникает резонный вопрос: кто их поторапливал? Может быть, к тому времени за кулисами появился четвертый игрок?

Во всяком случае, А. Яшкунов подозревает, что за спиной московского ООО стоят другие фигуры, преследующие вполне конкретную цель – завладеть предприятием. «Ранее, – говорит он, – нам неоднократно поступали предложения от определенных лиц, которые хотят выкупить три-четыре стекольных предприятия в России, а это около трети выпуска стеклотары в стране и возможность влиять на ценообразование. Мы отказались… Они долго искали, к чему прицепиться. И нашли недовольного кредитора…»

Примерно через месяц наспех сколоченное уголовное дело (в рамках которого следователь уже успел опросить свидетелей и даже изъять кое-какие документы) отменил Мещанский межрайонный прокурор Москвы, сославшись на то, что не проверены сведения, изложенные в заявлении Кулакова. После чего материалы должны были направить на дополнительную проверку в отдел по борьбе с экономическими преступлениями УВД г. Москвы. Но уже 2 декабря постановление межрайонного прокурора отменяет столичный суд, обязывая прокурора «устранить допущенные нарушения». Или, проще говоря, оживить похороненное уголовное дело. Насколько известно, никакого воскрешения не было, потому что это решение суда московская прокуратура обжаловала.

Тем не менее 10 декабря другой столичный суд, Мещанский, принимает сенсационное решение – наложить арест на имущество «Юг Стекла» и «ЮгРосПродукта». За первую-то компанию можно не волноваться (нет у нее сколь-нибудь весомого имущества), а вот сам холдинг «порадовали» не на шутку: под арест должны были пойти его расчетные счета, недвижимость, транспорт и даже акции… Общая стоимость всего этого «добра» в разы превышает те 17 млн. с «хвостиком», на хищение которых жалуется Кулаков. Более того, ст. 159 УК РФ, та самая, по которой возбуждено уголовное дело, предполагает, что ответственность несет не предприятие, а физическое лицо, имущество которого и может в этом случае арестовываться. «При чем здесь имущество акционеров, в числе которых, кстати, и правительство края?» – недоумевает заместитель генерального директора ОАО «ЮгРосПродукт», опытный юрист С. Диденко. Кроме того, судье, вероятно, не сказали об отмене самого уголовного дела… Остается добавить, что на ходатайство старшего следователя С. Горчицы суд отреагировал фантастически быстро, удовлетворив его буквально же в день поступления.

Театр с Горчицей

С. Горчица, сотрудник следственной части при ОВД Красносельского района г. Москвы, не стал дожидаться, когда постановление суда вступит в силу, и спешно выехал в Ставрополь. Где попросил в подмогу местный СОБР и 16 декабря (постановление вступило бы в силу только 20 декабря, но было обжаловано) устроил в офисе «ЮгРосПродукта» знаменитое «маски-шоу». А. Яшкунов рассказывал, что группа вооруженных людей в спецобмундировании ворвалась на предприятие с командами «Стоять!», «Никого не впускать и не выпускать!»

А в официальной жалобе предприятия на имя прокурора Москвы говорится: «…без предъявления каких-либо документов, подтверждающих правомерность действий, Горчица пытался наложить арест на имущество предприятия, произвести обыск в административно-бытовом корпусе и выемку бухгалтерских документов… В ответ на попытки руководителей ОАО «ЮгРосПродукт» указать на незаконность действий Горчица высказывал угрозы о том, что «замучит» всех повестками, непрерывными вызовами в Москву в милицию…».

Изъять документацию незваным гостям не удалось. Но удалились они лишь после того, как на место приехал районный прокурор. До этого из здания, действительно, никого не выпускали, даже партнеров по бизнесу. В ГУВД Ставропольского края, командировавшего СОБР, впоследствии прокомментировали, что здесь были обязаны оказать содействие московскому следователю, который прибыл с поручением. Кто конкретно дал поручение, сейчас выясняется. В том числе краевой прокуратурой, которая проводит на сей счет свою проверку и уже запросила информацию из прокуратуры Москвы и МВД. Об этом в телефонной беседе сообщил заместитель прокурора Ставропольского края Ю. Карпенко.

В тот день, 16 декабря, удалось лишь наложить арест на банковские счета «ЮгРосПродукта», и то делал это не московский следователь, а ставропольский милиционер. Управляющая филиалом ОАО «УРАЛСИБ» в г. Ставрополе Л. Брехина впоследствии напишет прокурору Промышленного района Е. Петрову: «…старший оперуполномоченный ОРЧ по линии БЭП ГУВД СК капитан милиции Воронков В. В., предъявив постановление Мещанского районного суда г. Москвы, потребовал незамедлительного его исполнения, и в течение одного часа в кабинете управляющего филиалом им производились следственные действия, связанные с наложением ареста на денежные средства. Вышеуказанные действия старшего опер-уполномоченного создали нервозную обстановку в филиале». По словам А. Яшкунова, арест был снят уже через несколько дней. «Как незаконный», – уточнил он.

Если бы не столь рьяное исполнение своих обязанностей, что для правоохранительных органов обычно не характерно, можно было бы подумать, что налицо – рядовой хозяйственный спор.

Четвертый игрок, появившийся за кулисами, на сцену так и не вышел. Не представился. Но А. Яшкунов сказал, что знает его. И привел пример: после того, как группа лиц выкупила три содовых завода России, цены на эту продукцию резко подскочили. То же самое, по его мнению, может произойти с тарой, если в одних руках сосредоточится хотя бы 40-45% стекольного производства. ОАО «ЮгРосПродукт», где трудятся около пяти тысяч человек, выпускает сегодня 1,2-1,3 млн. бутылок, банок и т. д. На 80-90 млн. рублей в месяц. Перечислив в бюджеты всех уровней за шесть лет работы около 700 млн. рублей. В общем, представляет собой тот лакомый кусок, за который можно побороться – как столичным магнатам, так и краевым властям.

Александра БЕЛУЗА