Как о хлебе насущном

Вкус нынешнего общества (не отгороженного Кремлевской стеной и кабинетными стенами) мало кого радует. Профессионалы от культуры вопиют уж который год, что нынче бал правят посредственности, способные лишь на фальсификацию, подражательство и пародирование (отчего и попали, совершенно незаслуженно, в ранг творцов Верка Сердючка и господин Галкин). И что в конечном итоге они приведут общество к тому состоянию дебилизации, при котором никакое развитие немыслимо. В одном из октябрьских номеров «Аргументов и фактов», отвечая на вопросы корреспондента, фантаст Рей Брэдбери (это он в романе «451о по Фаренгейту» рассказал о государстве, где правит телевидение, а книги сжигаются) оценивает нынешнее состояние общества: «Школы не учат детей ничему, вырастает поколение без мозгов – в голове только телевидение и компьютерные игры: они не умеют читать и писать, а про Достоевского думают, что тот – глава русской мафии. Учителям лень прививать школьнику любовь к чтению, а это очень опасно – можно снова получить костры из книг, как при Гитлере».

(Это про молодых американцев. Но ведь мы их уже почти догнали по этому показателю, сорок процентов школьников читать не любят...)

Если бы я был художником, я изобразил бы нынешнюю нашу культуру картинкой, которую периодически наблюдаю в краевом центре на проспекте Карла Маркса: группа не очень опрятных молодых людей, как правило, в подпитии, нещадно рвет струны неповинной гитары, откровенно фальшиво голося, а перед «певцом» и «поклонниками» (или собутыльниками) пьяно-скоморошно преграждает путь прохожим наглая девица с дежурным речитативом: «Окажите помощь...».

Да, мне не нравится, что на обновление и без того вполне приличных фасадов силовых структур деньги находятся, а на восстановление памятников культуры, находящихся в плачевном состоянии, – нет. Но не происходит ли это как раз от такой позиции управленцев от культуры? Ведь именно приведенной фразой, на мой взгляд, сегодня можно охарактеризовать их стиль работы.

Подражание бездарным певцам, псевдохудожникам, растиражированным графоманам приводит к тому, что создается иллюзия доступности творчества, становясь причиной психического заболевания. И мания гениальности (звезданутости), как микроб, поражает все большее число молодых (и не только) людей, множась через всевозможные телефабрики звезд, интернет-литературу, выставки абсурда, театр мата... И молодые люди, познающие жизненные ценности, обманываются, принимают подделки за истинные вершины.

Что можно противопоставить этой интервенции агрессивной бездарности? Функционирование чиновников от культуры в СССР сводилось преимущественно к массовому охвату, хотя при необходимости, если это нужно было власти, использовался и метод индивидуального подхода. Работа по охвату со временем переродилась в более удобную и менее затратную «галочную». Индивидуальный подход (относившийся прежде всего к работникам искусства) был отчасти (но не без контроля) отдан на откуп творческим союзам.

Сейчас иные времена, тем не менее два этих принципа вполне могут работать и сегодня. Правда, нужно правильно расставить акценты и бюджетные средства. Массовый охват сегодня – это не забота чиновников от культпросвета, с этим успешнее справляются охотники за деньгами. Пытаться остановить этот базарный процесс размножения сердючек и галкиных то же самое, что встать перед несущимся экспрессом.

Музыка подворотен, язык матерных окраин и зон, мазня, оригинальностью зачастую схожая с «мастерством» обезьяны, или элементарный эпатаж в выставочных залах – это реальность. И она уже рождает и выдвигает (и весьма агрессивно) свои идеалы, своих кумиров. В этих реалиях главной задачей культурного ведомства становится формирование действительно талантливого слоя, который станет противоядием этой болезни. Именно на это нужно тратить силы и деньги. Понимаю, не всем понравится такая недемо-кратичная безапелляционность.

До увеличенной больной печенки можно насытиться пивом. До безобразных форм – фастфудом. Можно бравировать тем, что ваш духовный рост не выше планки фанатичного поклонения перед кем или чем-либо. Но рано или поздно приходит понимание пустоты такого существования. Пустоты и бесцельности.

Понимают ли это наши нынешние власти? Предчувствуют ли они забвение, а то и проклятие в веках, упиваясь нынешним своим положением и трудясь лишь во имя живота своего? Да и способны ли постичь творимую или будущую трагедию, когда считают, что хлебом единым можно сотворить и общество, и страну... Де-градация, дебилизация общества – бедствие, подобное природному катаклизму, от которого не защитят ни телохранители, ни стены кабинетов. И прежде всего подобное общество (с планкой на уровне живота) сметет власть, ибо бескультурье не предполагает уважения ни к чему...

Пишу о власти, имея в виду не ту дальнюю столичную, а нашу, близкую. И общество прежде всего опять же наше, провинциально-территориальное, ибо убежден: культура может успешно развиваться даже в самой глухой деревеньке, если ей не мешают (не то что помогают), не смущают, не соблазняют сладкой коврижкой... Таланты рождаются преимущественно не в столицах. Рождаются в провинции. И от власти требуется лишь осветить дорожку, дабы не блуждали дарования, напрасно тратя бесценное время. И сделать это прежде всего обязаны те, кто вызвался служить культуре (именно культуре, а не губернатору или министру).

Не собираюсь анализировать работу министерства культуры. На мой взгляд, особо нечего и анализировать, и критиковать, ибо ничем, кроме разве что фольклорных коллективов, культура краевая не обогатилась за многие годы. Театральные сезоны (судя по прессе – культурная ценность края номер один), «Музыкальная осень Ставрополья», джазовый фестиваль – вот, пожалуй, и все громкие штатные мероприятия этого ведомства. Художественные выставки, музейные экспозиции – тихий вид деятельности. Проведение дежурных плановых, невесть кем и когда придуманных конкурсов на местах – рутина. И во всем этом, как и в достопамятные годы, прослеживается «галочный» подход. Взращенные некогда в культмассовых закромах совкульта подобные мероприятия стали на сегодня праздниками для мизерного числа населения. То, что некогда называлось культурой масс, стало штучным товаром.

Тому подтверждение и нынешняя «Музыкальная осень Ставрополья», все еще выдаваемая за массовое мероприятие (по затраченным средствам – это верно), а на деле ставшая практически кулуарным событием. (Уникальный альт Эрика Курмангалиева и невыразительные речитативы поп-певцов – неужели это вкус одной и той же публики?). Подобные мероприятия давно не волнуют основную часть общества. Но чиновник – не подвижник. Он работает на «галочку» и отчет. Он тратит деньги налогоплательщиков (наши деньги) не на удовлетворение реального спроса, а на отработку мероприятий...

Именно в культурном ведомстве края более, чем где-либо, назрела необходимость изменений. И прежде всего должна измениться оценка его деятельности. Как и в здравоохранении, пора уже выводить ее не по числу залеченных или недолеченных, не по массово-ненужным мероприятиям, а по действительному удовлетворению спроса. И прежде всего спроса молодежной среды.

Было время, во всех подворотнях звучали гитара и ломкие юношеские голоса. Это породило спрос на авторскую песню. Затем наступила эпоха вокально-инструментальных ансамблей. Пришла поп-музыка. Нынче общество стало слишком разнородным, но культурные притязания никуда не исчезли, и, как и прежде, в дальних и ближних селах, больших и малых городах есть желающие петь, играть, рисовать, писать стихи, сочинять музыку, моделировать одежду, фотографировать и творить многое другое... А вот кто, сколько и что – это и должно знать учреждение, ведающее культурой. И именно исходя из спроса, строить свою работу для реализации этих желаний, то есть подбирать специалистов и создавать необходимые условия для обучения. Для этого, на мой взгляд, не нужен чиновничий аппарат, нужны подвижники на местах. И подспорьем будет мобильная связь через Интернет.

А главная нагрузка должна лечь на творческие союзы (отделений которых в крае множество). Они должны стать преподавателем в том большом мастер-классе, без которого не поднять планку культуры выше пояса. А организатором-посредником – министерство культуры. И не чиновник должен оценивать творчество, не комиссии, жюри и редсоветы, набранные из людей, если и близких к оцениваемому занятию, то не профессионалов, а члены этих самых союзов.

Другая грань деятельности минкульта – это содействие в выходе к публике действительно соответствующего уровню произведения. («Таланту нужно помогать, бездарность пробьется сама»). А это в свою очередь требует пропагандистской (имиджмейкерской, если хотите) работы, которой сегодня оно практически не занимается. Хотя в крае есть талантливые люди во всех видах искусства. Но что знает о них подрастающее поколение?

Одним словом, культура должна стать агрессивнее бескультурья. Только в этом случае мы свернем с той дорожки, куда нас завлекают сторонники бездуховного потребления. В противном же случае будем иметь то, что имеем.