Год и четыре месяца прошло со дня гибели депутата, представлявшего его интересы в городской Думе, – Олега Казначеева. Но до сих пор де-юре не прекращены его полномочия, соответственно и довыборы в законодательный орган там по сию пору не состоялись. С этим не согласен избиратель вышеназванного округа Владимир Полубояренко, который по поручению инициативной группы обратился с соответствующим заявлением в Октябрьский районный суд Ставрополя о нарушении своего конституционного права избирать и быть избранным. Его требование – признать незаконным бездействие Ставропольской городской Думы и обязать ее принять наконец решение о прекращении полномочий трагически погибшего депутата и назначить дату довыборов.

Собственно говоря, разговор на процессе вращался вокруг вопроса, может ли депутат, погибший в мае 2004 года, представлять интересы 5-тысячного населения округа № 15. Казалось бы, по законам логики не может. Но... Есть, оказывается, в нашем законодательстве зацепки, ухватившись за которые утверждается нечто обратное. По крайней мере, сделать это представитель городской Думы В. Орехова попыталась. В частности, она заявила, что «бездействие законодательного органа находится в полном соответствии с законом», поскольку срок принятия решения о прекращении депутатских полномочий на самом деле не ограничен (имелся в виду краевой закон «О статусе депутата». – Л.К.).

Ограничен, по ее словам, только срок назначения довыборов после принятия такого решения. И далее. В качестве одной из причин бездействия думцев приводится нежелание администрации выделять средства на проведение довыборов в округе: «финансирование дополнительных выборов допускается только при условии внесения изменений в бюджет, что возможно только за счет сокращения расходов по другим статьям, то есть нарушения прав бюджетополучателей». Таким образом, выходит, что решение о довыборах в отдельно взятом округе «ущемляет интересы всего населения Ставрополя». Странно это было слышать, словно жители 15-го округа в другом городе живут.

Приведу также возражение представителя Думы на слова заявителя о том, что «депутат должен заниматься нашими проблемами». Как известно, со времен советской власти в законодательстве отсутствует понятие «наказы избирателей», и поэтому основная функция депутата – «представительство интересов избирателей и нормотворческая работа». Словом, если исходить из данного посыла, то неважно, есть ли конкретный депутат в округе или нет, по-любому народные избранники пекутся об общих интересах горожан. Здесь же был зачитан длинный список добрых дел для жителей 15-го округа: где, что отремонтировали или заасфальтировали.

Представитель горизбиркома объяснил бездействие организаторов избирательного процесса в краевом центре тем, что без прекращения полномочий депутата комиссия все равно ничего не в состоянии сделать. А избирательное право заявителя (читай, всего населения округа) «не могло быть нарушено, поскольку оно и не возникало» (конечно, если в округе до сих пор де-юре депутат имеется. – Л.К.).

Для полноты картины приведу несколько вопросов заявителя (избирателя) и ответов на них представителя избранных, то есть Думы.

– Какова стоимость выборов в округе?

– Вопрос не ко мне!

– Сколько необходимо средств, чтобы принять решение о досрочном прекращении депутатских полномочий?

– Денежные средства не нужны.

– В законе написано, что депутат является представителем интересов избирателей и обязан периодически отчитываться о своей деятельности. Возможно ли это в нынешней ситуации? Ведь избиратели не обладают спиритическими способностями.

– Нет. По причине смерти депутата.

Остается добавить, что, согласно федеральному законодательству о выборах, смерть сама по себе является причиной досрочного прекращения полномочий депутата. А вот краевой закон, на который ссылается Дума, ставит еще одно условие – пока не проголосовало большинство законодателей, депутат остается с полномочиями… Считается, что федеральный закон – главенствующий нормативный акт. Это вроде бы известно всем. Или не всем? А может, дело в том, что живые пытаются решать свои сиюминутные вопросы, числя в своих рядах погибшего? И соответственно логики в происходящем просто не стоит искать?

В общем, подождем вердикта.

Людмила КОВАЛЕВСКАЯ