Мы пригласили его в редакцию, чтобы задать несколько вопросов.

– Василий Андреевич, вы человек заслуженный: Герой Социалистического Труда, академик РАСХН, были депутатом Верховного Совета РСФСР, Госдумы России. Но Родина о вас и сегодня не забывает. За что премия?

– «За разработку и освоение новых технологических комплексов для повышения эффективности производства конкурентоспособных текстильных изделий из отечественного натурального и химического сырья». Так звучит официальный текст постановления, подписанного председателем правительства РФ Михаилом Фрадковым. Но вообще-то, конечно, премия – «за овец». В частности, за выведенную на Ставрополье новую породу – манычского мериноса. В последние годы были и определенные достижения на ниве селекционной работы в Калмыкии и Алтайском крае. Я сотрудничаю там с крупными племенными овцеводческими хозяйствами.

– Это не мешает преподавательской, научной деятельности? Ведь, как известно, вы являетесь профессором кафедры Ставропольского государственного аграрного университета, лекции студентам читаете.

– Одно другому не помеха. И, кстати, именно ученый совет университета представил меня к премии правительства РФ. А поддержали – власти Калмыкии и Алтая. У меня более трехсот научных работ, вышел учебник для вузов по овцеводству, но только его нет на Ставрополье…

– Наша газета сообщала об этом, правда, в связи с конфликтной ситуацией: Ставропольское книжное издательство, подрядившееся выпустить ваш учебник «Овцеводство и козоводство», не до конца выполнило обязательства – как следует из судебного иска. Удалось ли решить проблему?

– К сожалению, нет. Я пока безуспешно сужусь с этим издательством (иск был подан в Ленинский райсуд), пытаюсь доказать, что крупная сумма денег, перечисленная на его счет спонсорами, подлежит возврату – на издание дополнительного тиража учебника. А издательство, мягко говоря, просто «зажало» эти деньги. В качестве спонсоров, давших деньги «под мое имя», выступили многие известные в России люди, в т.ч. главы субъектов РФ. Мне теперь просто стыдно перед ними: первый тираж учебника был невелик, поэтому книги не дошли до 17 спонсоров из разных регионов.

– Василий Андреевич, ставропольские хозяйства, занимающиеся разведением овец, жалуются на низкие закупочные цены на шерсть. Потому, мол, и хиреет отрасль. Можно ли сегодня решить эту проблему?

– Поголовье овец из года в год сокращается – и не только на Ставрополье. В России около тридцати регионов, где овцеводство – социально значимая отрасль. Но, к сожалению, она почти повсеместно приходит в упадок, поэтому вымирают сотни населенных пунктов. Расклад простой: нет овцы – нет жизни. В советские времена овцеводство всячески поддерживалось государством. В период Великой Отечественной войны даже снимали с передовой войска для сопровождения отар овец, угоняемых в тыл. Со времен Петра I солдатские шинели были шерстяными. А сейчас хороший шерстяной свитер отечественного производства – редкость. В ходу импортная синтетика, кстати, вредная для здоровья.

На внутреннем рынке шерсть не востребована – по субъективным причинам, поэтому хозяйства вынуждены продавать ее на Запад – по дешевке, часто через длинную цепь посредников. Нам никто – ни Италия, ни Германия, ни Франция – не дает справедливую цену, хотя та же мериносовая шерсть высоко котируется – но уже в виде готовой одежды, которую продают в дорогих бутиках.

– А какая цена считается справедливой?

– Четыре-пять долларов США за килограмм мытой шерсти. Мы же продаем ее в три-четыре раза дешевле. Обидно. Мне кажется, у государства нет никакой политики по этому вопросу, все идет на самотек. Маленький пример: во всей России нет ни одной современной лаборатории по объективной оценке качества шерсти. Конечно, она стоит немало – примерно 8 млн. долларов, но окупилась бы, уверяю, за полгода. Таких лабораторий нужно, по меньшей мере, три: на Северном Кавказе, в Западной и Восточной Сибири. Кстати, у нас под лабораторию идеально подходит бывший институт шерсти в Невинномысске. В свое время я об этом говорил с В. Черномырдиным, он пообещал: «Решим вопрос!» Ушел в отставку. Потом беседовал с полпредом президента в ЮФО В. Яковлевым на «овечьей выставке» в Ростове-на-Дону. Полпред заинтересовался, но теперь у него уже другая должность…

– А что можно сделать на уровне края, своими силами?

– Нужны протекционистские меры – со стороны Думы, правительства, направленные на поддержку отрасли. Нужно больше внимания уделять кадрам. Печально, но факт: в России осталось всего две кафедры по овцеводству – в нашем аграрном университете и в Тимирязевской академии. Раньше были учхозы, а теперь нашим студентам негде практиковаться. При СтГАУ надо построить учебную овцеферму и возродить высшую школу бонитёров. Как положительный пример я расцениваю опыт Белгородской области – там власти выделили 50 млн. рублей на строительство учебной молочно-товарной фермы. В Алтайском крае сейчас дают крупным племзаводам 400 рублей дотации на каждую овцу.

Я оптимист, и верю, что овцеводство возродится в России. Государству нужно поддерживать своих производителей, а не западных.

Андрей ВОЛОДЧЕНКО