Не следует думать, что наша служба выполняет карательные функции, подчеркнул в беседе с корреспондентом «СП» заместитель начальника отдела лицензионно-разрешительной работы (ЛРР) ГУВД СК подполковник милиции Владимир Воробьев, – основная наша задача – контрольно-разрешительная…

Хотя официально отделы ЛРР сравнительно молоды (в отдельную структуру МВД они выделены только в 1969 году), корнями «разрешители» уходят в седую старину: еще в феодальных государствах были должностные лица, которые наделяли граждан правом приобретать, хранить и носить оружие. Власть предержащие не оставляли без контроля предметы повышенной опасности ни в царской России, ни в СССР. А вот упорядочить, по-настоящему наладить системную лицензионно-разрешительную работу удалось лишь после выхода «Закона об оружии», принятого в 1993-м и уточненного в 1996-м.

Надо сказать, что законы эти довольно либеральные: каждый гражданин России, достигший восемнадцатилетнего возраста, не состоящий на учете в милиции, не подверженный алкогольной или наркотической зависимости, имеет право приобрести охотничье оружие или оружие самообороны. А после пяти лет владения гладкоствольным оружием, если не было никаких нареканий, можно приобрести и нарезное…

– Права свои граждане знают, говорит подполковник Воробьев, – а вот об обязанностях многие забывают. Нередко хранят ружья и карабины в платяных шкафах, «забывают» их на местах охоты, разбрасывают по квартирам и подсобным помещениям боеприпасы. А потом обижаются, что за нарушение правил хранения с них взыскивают по три тысячи рублей, почти так же жестко милиционеры реагируют на нарушение сроков перерегистрации оружия.

Замначальника ЛРР края отметил, что обеспокоенность вызывает не только огнестрельное, но и оборот травматического оружия – всякого рода «макарычи» и «наганычи», оснащенные резиновыми пулями. Да, они со значительно большей эффективностью могут остановить преступника, причинив ему ощутимый вред. Но это – если пистолет или револьвер находятся в руках законопослушного гражданина. За минувший год в целях самообороны на Ставрополье такое оружие в рамках закона использовали четыре человека. И дважды на нашей территории «травматическими стволами» воспользовались хулиганы. Слава Богу, выходцы не из нашего края, а из соседних республик ЮФО. Наказаны они были «по полной программе», вплоть до уголовного преследования.

Впрочем, сегодня сотрудников лицензионно-разрешительной работы Ставрополья волнует не только травматическое и газовое оружие. В минувшем году в ходе только одной спец-операции «Щит» за две недели из незаконного оборота изъято сорок девять единиц гладкоствольных и нарезных «стволов». И хотя в отличие, скажем, от Дагестана и Северной Осетии это капля в море, обстановка все равно остается тревожной. В критической ситуации автомат или пистолет спасут далеко не всегда. Скорее, наоборот: спровоцируют огонь на поражение и обязательно повлекут уголовную ответственность.

Именно поэтому работники ЛРР Ставрополья выступают против принятия поправок в Закон «Об оружии», которые разрешали бы приобретение, хранение и ношение короткоствольного огнестрельного оружия (пистолетов и револьверов). Преступников этим не остановишь, а вот дополнительные проблемы прогнозируются вполне отчетливо: всеобщее вооружение неизбежно привлечет к новым человеческим жертвам.

Не вызывает особого оптимизма и опыт соседних республик (кстати, наработанный в 95-96 гг. на Ставрополье, когда начальником отдела ЛРР ГУВД СК был полковник В. Скиба) о выкупе оружия, находящегося у населения. В Дагестане, например, на эти цели использовали сотни тысяч рублей. А эффективность практически нулевая – сдаются охотничьи одностволки да ржавые автоматы, выработавшие свой ресурс. А в городах и весях продолжают грохотать выстрелы из самого современного оружия. Пример – недавнее убийство в Махачкале заместителя министра внутренних дел Дагестана генерал-майора милиции Магомеда Омарова.

У нас в крае, несмотря на отсутствие механизма «возмездной» сдачи оружия, стволы приносят в милицию добровольно, и результативность (по количеству и качеству) ничуть не хуже, нежели в других субъектах ЮФО.

В завершение беседы подполковник Владимир Воробьев назвал имена лучших сотрудников лицензионно-разрешительной работы ГУВД СК. Это майоры милиции Сергей Гетманский из Железноводска, Михаил Савченко из Ленинского РОВД краевого центра, инспектор отдела ЛРР ГУВД СК старший лейтенант милиции Наталья Радюкова, инспектор – служащая Светлана Лапина из Шпаковского РОВД.

Объем работы у них «безразмерный». Достаточно сказать, что в повседневной деятельности «разрешители» руководствуются как минимум шестьюстами нормативными документами, куда входят вопросы и криминальной милиции и уголовного розыска, и ГАИ, и участковых инспекторов…

Хлеб нелегкий. А если охотники, сотрудники частных охранных предприятий, другие владельцы оружия будут осложнять обстановку, то и выходных у сотрудников ЛРР не будет. Чтобы такого не случилось, подполковник Владимир Воробьев предложил своеобразный лозунг: «Вооружайся, но требованиям закона подчиняйся!».

А что? Актуально!

Алексей ЛАЗАРЕВ