Выключила свет, но сон не шел. Вспоминала вчерашний разговор с сыном. Дима в Англии, они в Ставрополе, но садишься к компьютеру… «Димуля, как дела?» Строки плывут в туманный Лондон, и тут же экран вспыхивает ответом: «Все хорошо, не волнуйтесь…» Неожиданно блеснула мысль: 26 лет назад она приехала в Ставрополь – ни одного знакомого человека. Всматривалась в город, лица людей: как сложится жизнь? Когда появится семья? Какими вырастут дети?.. Что ж, сюжет известен. Но и теперь Надежда Павловна с тревогой всматривается в будущее, только уже не свое, а своих детей…

Утро в семье Пивень начинается рано и очень бодро. Владимир Андреевич первый, кто восседает крутить педали, – к 50-летию ему подарили на работе велотренажер, теперь это его любимая игрушка. Затем прогревается под душем, опрокидывает на себя ведро ледяной воды. Трудно поверить, но вслед за ним вся семья, в том числе и восьмидесятилетняя Василиса Федоровна, проделывает ту же самую процедуру. Длится эта история уже два года, а началось все с Симферополя, туда всей семьей они приезжают в отпуск к сестре Владимира Андреевича. С горячей водой в Крыму перебои, так что люди приучили себя к холодной, заодно поправили и здоровье.

В восемь утра спешит из дома Владимир Андреевич. В восемь тридцать – Надежда Павловна. В девять – Лена. До работы добираются пешком или на городском транспорте, хотя «семерка» стоит в гараже, но о ней вспоминают ближе к лету, во времена отпусков...

В доме остаются две матери – Прасковья и Василиса. Сложности этой ситуации ложатся на плечи Василисы Федоровны. Ей надо приготовить для семьи обед и не упустить из виду отрешенно молчащую, но необыкновенно беспокойную Прасковью.

У самой Василисы Федоровны прогрессирует катаракта, падает зрение – тяжеловато. Зато дома так чисто и красиво и в каждом уголочке притаилось воспоминание. Оказывается, мало прожить жизнь, надо успеть вернуться в детство, увидеть свои ясные доверчивые глаза, протянуть мысленно руки к молодой маме, пережить в памяти все, что удастся воскресить. Надо успеть понять: жизнь, даже самая трудная, все-таки Божий дар, надо обязательно сказать «спасибо»…

Василиса Федоровна чистит картошку и видит свое украинское село Рубановку в Херсонской области, вспоминает любимого мужа Андрея, отца, церковного псаломщика, двенадцатилетнего братика Васю, которого она даже не видела, потому что он умер от тифа до ее появления на свет. Василиса Федоровна была в семье последним – шестнадцатым – ребенком, имя ей дали в память о брате, так и звали все Васей…

А вот Прасковья Федоровна, мать Надежда Павловны, ничего уже не вспомнит – полная утрата памяти, а значит, и самой себя, и своей жизни. Болезнь Альцгеймера – трагедия. А ведь добрейшей души человек, выросла в российской глубинке. Все богатство большой семьи составляла красота Уральских гор…

В обеденный перерыв прибегает Надежда Павловна – маму надо отнести в ванну, искупать, накормить и вновь умчаться на работу – так каждый день. Они теперь поменялись ролями: дочка стала матерью, а мать – беспомощным седым ребенком, Надежду Павловну так и называет: «Мама»…

Мы сидим поздним вечером за столом – две симпатичные Федоровны, Надежда Павловна, Владимир Андреевич и только что впорхнувшая, как птичка, Лена. На мой вопрос, что лучше всего у семьи Пивень в жизни получилось, мне отвечают с улыбкой: «Семья…»

Судьба свела молодых специалистов в общежитии на проспекте Юности, где они случайно познакомились, но не случайно женились. Владимир Андреевич, выросший в украинской станице Сокологорной, закончил в 1976-м Одесский электротехнический институт и по распределению приехал в Ставрополь. Надежда Павловна, урожденная Казакова, окончила Казанский финансово-экономический институт и в 71-м приехала из родной Казани в загадочный Ставрополь – что таит в себе его удивительное название? Владимир Андреевич поступил в ПМК-210, разъезжал по ставропольским колхозам, устанавливал электросвязь. Вскоре, однако, перешел на Междугородную телефонную станцию, где и по сей день работает начальником производственной лаборатории, внедряющей новые технологии.

Надежда Павловна много лет работала в «Стройбанке», теперь же она – начальник казначейского отдела банка «Еврофинанс»… Детей, Лену и Диму, поднимали, скитаясь по чужим квартирам. А в 1991 году, после смерти отца, Владимир Андреевич привез в Ставрополь мать Василису Федоровну. К этому времени они наконец получили свою трехкомнатную квартиру, но через несколько лет стало ясно, что нужно забирать в Ставрополь и родителей Надежды Павловны. Отец ослеп, а мама уже ни за что не отвечала. Так в семье собралось семь человек. Было тесно и трудно, но злобы, ссор и обид не случалось. Невидимая нить благородства соединила родных людей трех разных поколений… Самая старшая, Василиса Федоровна, ухаживала за ослепшим Павлом Михайловичем – уже год, как его схоронили. Был он человеком жизнерадостным. Возьмет за руку жену Прасковью и просит: «Идем гулять». Он ничего не видит, она – не понимает. Зайдут в кафе, купят мороженое, а потом и заблудятся. Он обращается к прохожим: «Люди добрые, помогите вернуться домой!».

…Кто знает, почему мы тайно или явно любим трудности? Потому, наверное, что они дают нам чувство жизни. Лучше сказать, трудности и есть жизнь. Ни материальный достаток, ни жилищные условия, ни прочие приятные и необходимые вещи не решают в итоге проблему семьи. Надежда Павловна говорит: очень многое зависит от «головы» – мужчины. Владимир Андреевич не капризен, не эгоистичен, добр, потому-то родители с ними. Семья держится на Долге – и это первая заповедь ставропольского семейства Пивень.

Вторая… Сегодня любят внушать безответственные лозунги: «Никто никому ничего не должен, ты – собственник своей жизни» и т. д. Впрочем, действительно, собственник. Но парадокс в том, что жизнь разрушается и становится неприкаянной, если не посвятишь ее другому человеку, делу, долгу. И это тоже проверенная временем заповедь семьи.

Третья же заключается в признании объективной истины: обретает смысл в жизни то, что способно стать будущим. Последствия добра, сказано в Библии, испытывают тысячи поколений. Их дети, Лена и Дима, сообщают семье движение и смысл, потому что обращены в будущее. Родители, как и подобает вообще власти, научили своих «подданных» делу, дали им чувство предназначения. Лена – художник-график, училась с ранних лет в детской художественной школе, ставропольском художественном училище, теперь – заочно в Кубанском университете на факультете компьютерной графики. Дима закончил СГУ (отделение информатики и английского), успел побывать на трехмесячной стажировке в Америке, а сейчас по учебной визе учится в лондонском колледже. С визой вышло почти случайно, но дело не в этом. На обучение и проживание в Англии Дима зарабатывает себе сам! Когда два года назад уезжал из дома, родители купили ему кожаные туфли. В этих туфлях он и отправился на стройку, чтобы внести за учебу свой первый денежный взнос. Условия визы выполняются приблизительно, приходится нелегко, но Дима не унывает. Человек он энергичный, а вот Лена – спокойная и таинственная. Правда, призналась, что внутри все-таки бушует огонь...

Два года назад она решила поступать в знаменитый Мухинский институт. Поехали они с Надеждой Павловной в Петербург, наняли серьезного репетитора (гарантия поступления), и вдруг Лена поняла – внутренний голос шепнул, – что будет она очень тосковать по дому и потому не должна пока расставаться с семьей. Вскоре они вернулись. Надежда Павловна радовалась: «Кому же еще веселить наших бабушек?!».

Светлана СОЛОДСКИХ