29 ноября в Ставрополе состоится важное мероприятие – Второе краевое родительское собрание. Интервью накануне события дала "Ставропольской правде" заместитель председателя правительства СК А. ЗОЛОТУХИНА.

– Алла Федоровна, какая тема выносится на очередное краевое собрание родителей?

– Как, наверное, помнят читатели вашей газеты, первое родительское собрание было посвящено теме здоровья ставропольских детей. Был принят социальный заказ родителей правительству края, министерствам по внедрению в учебный процесс здоровьесберегающих технологий, призванных укрепить ребенка физически и психически. В течение 2001-2002 гг. в ряде общеобразовательных учреждений городов и районов края, таких как Ставрополь, Буденновск, Минераловодский район и некоторых других, были созданы экспериментальные площадки. Отрабатывались различные методики, в том числе раздельное обучение мальчиков и девочек в начальной школе, введение в школьную программу третьего урока физкультуры, другие. Сейчас уже подведены первые итоги. Лаборатория здоровьесберегающих технологий Ставропольского краевого института повышения квалификации работников образования провела комплексный мониторинг состояния здоровья детей края. И первые результаты, доложенные на координационном совете, подтверждают своевременность принятия краевой программы. Можно говорить о снижении уровня тревожности учащихся в экспериментальных классах, о некотором улучшении в ряде случаев их зрения и осанки. И даже там, где в конце учебного года оказалось, что ребенок просто не снизил показателей здоровья, это тоже положительная динамика. Всем известно, как обучение в школе во многих случаях пагубно сказывается на этих показателях.

Однако и медики, и педагоги считают, что можно было бы сделать больше, если бы к этому процессу подключилась семья. Тема родительского собрания сформулирована так: роль семьи в духовно-нравственном и физическом развитии ребенка.

– Упор делается на духовно-нравственное воспитание?

– На мой взгляд, невозможно разделить духовно-нравственное и физическое развитие. Без психического здоровья, как известно, нет здоровья физического, все взаимосвязано. Ни школа, ни семья не имеют права делать здорового ребенка невротиком, подрывая его жизненные силы. Но мы будем говорить не о здоровье вообще, а о здоровье ребенка в процессе обучения. И о той роли, которую может сыграть семья на протяжении всего учебного процесса.

– А какой вы видите здесь роль семьи? С одной стороны, как будто бы вопрос банальный, предполагается, что ответ на него известен. С другой – достаточно сложный.

– Роль семьи как института, к сожалению, в современной цивилизации становится все более второстепенной. И это происходит в мире вообще. Я не готова однозначно оценивать, что это за трансформация, но мне, как и другим, достаточно очевидно, что процессы, происходящие с семьей, не несут положительного начала. Все больше детей растет в неполных семьях. Даже если мать состоялась как самодостаточная личность, отсутствие мужчины в семье влечет за собой ряд проблем для ребенка в будущей его взрослой жизни.

– Но не менее опасны и другие тенденции: однодетная семья, где ребенок имеет мать и отца, но они так загружены работой, так погружены в свою собственную жизнь, что словно все время ждут, кому бы "сдать" сына или дочь: детскому саду, школе, спортсекции, наконец, компьютеру...

– Это сейчас во многом так и происходит: есть очень обеспеченные семьи, где внешне все максимально делается во имя ребенка, а на самом деле родители отгораживаются от него теми же самыми компьютерами, электронными игрушками, репетиторами, гувернерами... Из таких семей также выходит много детей, страдающих неврозами, другими психологическими и физическими отклонениями. На собрании хотелось бы поговорить, как школа и семья могут объединить усилия, чтобы смягчить эти процессы. Я ожидаю разговора о том, что ребенку в семье должно быть тепло, что он должен быть важен и интересен родителям, бабушкам и дедушкам. Такие семьи есть, и родители поделятся своим опытом. Пойдет речь и о ситуациях, когда отсутствие любви к детям часто оборачивается для них трагически, о чем свидетельствует статистика криминальная, наркологическая. Разворот семьи на ребенка как на центр семейного мироздания – вот о чем нужно говорить сейчас. Мы надеемся, что обращение, которое родители примут на собрании, подвигнет многие семьи задуматься над своей внутренней жизнью, над местом, которое занимает ребенок в душе взрослых.

Хотим поговорить также и о том, где родители могут искать помощи, если она им требуется. Школьный педагог, классный руководитель, психолог школы – вот те, кто совместно с родителями должны делать жизнь детей в школьных стенах комфортной.

Упоминая о том, что учебный комфорт должен обеспечиваться не только школой, но и родителями, я не оговорилась. В крае есть учебные заведения, где родители всячески включены в школьную жизнь и участвуют в ней наравне с детьми и педагогами. Я знакома с опытом Невинномысской гимназии N 10 "ЛИК". Там создан штат психологов, возглавляемый авторитетным в образовании края специалистом Галиной Шевченко. Именно психологи гимназии выстраивают систему работы с родителями. Есть свои проблемные моменты для каждого ребенка в учебном процессе. Например, когда он идет в школу, когда переходит из начальной ступени в основную, когда становится выпускником. И на всех этих этапах гимназия проводит лекции, психологические тренинги с родителями. Их учат, как семья может встроиться в образовательный процесс, чем она может помочь сыну или дочери, чтобы они хорошо себя чувствовали в классе и дома. Личностно-ориентированный подход к каждому ребенку помогает педагогам и родителям создать наиболее благоприятные условия для обучения.

– Я тоже знакома с опытом Невинномысской гимназии N 10, но ведь это, нужно признать, элитарное учебное заведение. Возможна ли такая кропотливая работа с каждым учеником в обычной школе?

– Что значит элитарная? Эта школа не всегда была гимназией и не всегда работала на таком высоком уровне. Коллектив создавался в течение десяти лет энтузиастами-педагогами. Люди перестраивались, учились жить в новом образовательном пространстве достаточно долго, не все выдержали предъявляемые требования. Но те, кто выдержал, вместе с руководством гимназии создали действительно инновационное образовательное учреждение, где в центре всего – фигура ученика. Вот и получается, что элитарность – это желание работать по-новому, учиться самому.

У нас и в других школах есть социальные педагоги, психологи. Они по-разному подготовлены, как и любые другие специалисты, но министерство образования края уже может на них опираться для создания благоприятного микроклимата школы, в том числе и по отношению к семье.

Школьный психолог может и должен помочь в составлении психологической карты класса, вооружить и учителя-предметника, и классного руководителя знанием личностных особенностей каждого учащегося. И разговор об этом с родителями вести не только на собрании, но и с каждой семьей в отдельности. Вот такие у вашего ребенка проблемы, а такой у него тип мышления, такие механизмы усвоения материала, помочь вы ему можете так-то и так-то... Это рекомендации и учителю. Тогда в классе будет значительно меньше трудных детей, плохо усваивающих предмет. А у нас сегодня, к сожалению, родители почти полностью безграмотны психологически и педагогически, да и учителя далеко не все необходимые знания имеют. Поэтому они усредненно работают с классом, отсюда и обоюдная агрессия учителя и детей, и крик педагога на уроке, и отстающие.

– Хочется поговорить о "хлебе насущном" в прямом смысле этого слова. Мне кажется, что весь минувший год прошел под знаком заботы о школьном питании. Для поддержания здоровья ребенка обстоятельство немаловажное.

– Это действительно то, о чем можно говорить как о положительной тенденции. Начнем с того, что год назад состоялось заседание правительства, где вопрос об организации горячего питания детей рассматривался отдельно. Отчитывался министр образования СК по тогдашней ситуации. А была она достаточно плачевной. Только 40 процентов детей, а в некоторых территориях и меньше, были обеспечены питанием в школах, которое и горячим назвать было нельзя. Булочка, стакан чая, но и это не везде.

Второй момент. Мы, как и вся Российская Федерация, находимся в положении, когда бюджетные деньги на питание детей нужно распределять адресно. Во всех документах эти средства проходят как дотация государства родителям на детское питание. Правительство края, рассматривая данный вопрос, поставило задачу кормить учащихся из малообеспеченных семей стопроцентно, всех. Адресность предполагает хороший анализ и знание ситуации на местах. Краевое министерство образования провело здесь значительную координационную работу. Состоялись кустовые собрания управленцев образования, вопрос выносился на первый краевой съезд директоров школ, он будировался постоянно. И сейчас положительное движение есть. В среднем 85 процентов школьников из малоимущих семей получают бесплатно горячие завтраки, есть территории, где охват таких ребят стопроцентный. Мы рады, что многие хозяйства наконец вспомнили, что это дети их работников, и взялись за организацию школьного питания.

Кроме того, в крае действуют различные модели организации питания в школах, и уже не только для остро нуждающихся. Где-то, как в Железноводске, при отделах образования созданы свои хозяйственные структуры, деятельность которых позволяет удешевлять стоимость школьных завтраков. Где-то, как в Ставропольском лицее N 8, проводят большую работу, агитируя родителей сдавать деньги на горячее питание. Где-то, как в Кировском районе, помогают хозяйства, в некоторых территориях кормить большинство школьников на селе позволяют успешно функционирующие ученические бригады. Многие города и районы проявляют здесь активность и заинтересованность, и только совместными усилиями можно решить этот вопрос. Хотя, конечно, грустно, что Россия сейчас находится в положении, когда есть недоедающие дети...

– Прошел год эксперимента по здоровьесбережению. Будет ли он продолжен? И как?

– Краевая программа рассчитана до 2004 года. Она будет апробироваться на уже действующих экспериментальных площадках. Затем последует анализ достигнутых результатов, и уже есть основания предполагать, что эксперимент, возможно, удастся максимально расширить, то есть увеличится финансовая составляющая. Потребуется и большая организационная работа. В частности, по подготовке молодых педагогов, владеющих здоровьесберегающими технологиями. Таких педагогов уже начали готовить в Буденновском педколледже – пока на уровне спецкурсов для будущих учителей начальных школ. Надеемся, что придут эти программы и в ведущие педагогические вузы края. Уже сейчас проводится обучающая работа с директорами школ.

Многого мы ждем и от краевого родительского собрания. Более тесного сотрудничества, большего участия родителей в формировании здорового ребенка. Власть и общественность – педагогическая, родительская – должны быть здесь едины.

Лариса ПРАЙСМАН

Просто любить детей / Газета «Ставропольская правда» / 26 ноября 2002 г.